...объявлением досрочных президентских выборов.

Прокисшее вино свободы

Последние события в Тбилиси красноречиво подтвердили, что с президентами Грузии катастрофически не везет. Сначала их с ликованием всенародно избирают подавляющим (более 90%) большинством голосов – но, не дожидаясь окончания срока, их так же всенародно сбрасывают. Так было с Гамсахурдиа, так было с Шеварднадзе, теперь такая же участь грозит Саакашвили. Похоже, что в Грузии это стало традицией.

Как ни удивительно, но виноватыми во всем, в конце концов, оказываются не президенты, не древний грузинский народ, принявший христианство еще до рождения Иисуса (как как-то отморозил Саакашвили), и даже не старуха-разруха, а… Россия.

Действительно, что бы плохого ни произошло в Грузии, там, рано или поздно, в качестве главной причины непременно всплывет «кровавая рука Кремля». В этом отношении грузинские национал-патриоты, составляющие большинство тамошней политической тусовки, ничем не отличаются от своих украинских коллег.

Эта рука, по их мнению, отрывает от Грузии автономии, сует пачки долларов в карманы «агентов ФСБ» и душит гордую республику экономической блокадой. И нужно заметить, что многие грузины им охотно верят. Даже те, кто ездит в Россию на заработки или получает оттуда денежные переводы.

Соответственно, учат грузинские национал-патриоты, для того, чтобы страна Святого Георгия достигла сияющих высот процветания, ей нужно вырваться из цепкой хватки этой самой «руки Кремля». Как? С каждым новым президентом Грузия все плотнее подходила к мысли, что сделать это можно с помощью другой руки – щедрой длани светоча мировой демократии, то есть Вашингтона.

Гамсахурдиа был русофобом - но он был консервативным националистом, больше полагавшимся на «внутренние резервы». Шеварднадзе тоже был русофобом – а как еще назвать человека, который, будучи министром иностранных дел СССР, сделал наибольший вклад в развал Союза? Правда, Шеварднадзе был менее решительным и весьма осторожным, он не ввязывался в открытые конфликты, но именно он первым начал тащить Грузию на Запад.

Михаил Саакашвили никогда не отличался сдержанностью: ни в нападках на Россию, ни в изливании своей великой любви к Западу, ни в методах своего управления Грузией. Однако было бы ошибочно считать, что «Мишико» является самым радикальным грузинским русофобом. Отнюдь – там предостаточно и более «безбашенных» политиков, в том числе среди оппозиционеров.

Поэтому не станет большим удивлением, если следующий грузинский президент будет еще более враждебен в отношении России и еще более «лоялен» к Западу.

Собственно, именно поэтому Михаил Саакашвили попытался изобразить уличные манифестации как заговор, управляемый из Кремля. Просто он решил показать себя еще более антироссийским, чем его оппоненты, которых Саакашвили, напротив, обвинил в сотрудничестве с Москвой. Кстати, в ответ он получил такое же обвинение от оппозиции!

«Я знаю людей, которые распространяют версию о том, что и сам Саакашвили - агент России, которого русские поставили взамен Шеварднадзе», - рассказал член Совета неправительственной организации «Кавказский институт» Эмиль Адельханов.

Думается, что если бы это обвинение не имело никакого отклика у населения, то его бы никто и не выдвигал. Соответственно, было бы напрасно считать, что все грузины спят и видят себя снова добрыми друзьями России. Отнюдь. Вот почему последняя весьма прохладно отнеслась к тбилисским событиям – какой смысл поддерживать ту или иную сторону, отношение которых к России одинаково негативное?

Однако проблема великого грузинского национал-патриота Саакашвили в том, что ему уже почти никто не верит. Свой кредит доверия борца за процветание Грузии, в том числе против «российского империализма», он исчерпал.

Саакашвили, на выход!

Когда грузины сбрасывали Шеварднадзе, они верили, что новая власть разрешит два самых злободневных для них вопроса. Во-первых, вопрос чисто бытовой: повальную разруху, живописно украшенную торчащими из «хрущевок» трубами буржуек, и крайне минимальные заработки и пенсии.

Проще говоря, грузины мечтали зажить, как французы, или, как минимум, поляки. О последних они наслышались немало легенд: электричество круглые сутки, горячая вода из крана, зарплата 600 евро. И легенды прямо указывали на связь такого благополучия поляков с «истинной демократией», интеграцией в Европу и НАТО. Что, собственно, полностью соответствовало байкам, которые рассказывали грузинам их собственные политики – мол, как только, так и сразу!

Второй вопрос был политический: многим грузинам было реально обидно за свою невероятно древнюю державу, которая лишилась Абхазии и Южной Осетии, чуть не лишилась Аджарии и находилась в самом конце списка, где-то между Зимбабве и Эквадором. Они ждали Мессию, который бы восстановил Грузию в ее прежних границах и поднял бы ее престиж хотя бы до уровня лидера Кавказского региона.

Так вот, Саакашвили ни одного из этих вопросов не разрешил. Конечно, некоторые экономические подвижки были: например, неплохую (по грузинским меркам) зарплату назначили полицейским дорожной службы и чиновникам. Немножко подросла пенсия, минимальный размер которой в 2008 году обещали увеличить аж до 30 долларов. Несколько тысяч мужчин получили работу в армии, затраты на содержание которой разделил Пентагон. В стране началось строительство новых храмов и памятников.

Однако список достижений Саакашвили был куда короче его хвалебных публичных отчетов. А экономические преобразования сопровождались беспрецедентно массовыми увольнениями, ростом цен, разорением малого бизнеса и арестами крупных бизнесменов, с которых требовали выкуп за освобождение. Россия закрыла свой рынок для грузинского вина и минеральной воды – основных экспортных товаров.

Все таким же бесперспективным оставался ГУАМ, а разнообразные «черноморские» и «восточноевропейские» союзы, в которых участвовала Грузия (и Украина тоже), не продвигались далее клубных посиделок. О вступлении в ЕС грузинам пришлось забыть так же скоро, как и украинцам.

Правда, оставалась надежда попасть хотя бы в НАТО – с помощью американской протекции, ради чего за период 2004-2007 годов в Ираке отслужили более 10 тысяч грузинских военных.

Однако внутри самой Грузии боевыми успехами они похвастать не смогли. Абхазия и Южная Осетия, вопреки регулярным обещаниям грузинских лидеров вот-вот войти в Цхинвал или Сухуми, остались непокоренными. И уже открыто демонстрируют свое желание войти в состав России – что, конечно, еще сильнее раздражает грузин.

Плюс ко всему, Саакашвили явно перегнул палку и с «кумовством». Конечно, Шеварднадзе сбрасывали не потому, что при нем Грузия погрязла в коррупции. Думается, что для нации, которая лидирует по числу «воров в законе» и «барсеточников» на душу и в которой есть древняя традиция решать вопросы за столом в неофициальной обстановке, коррупция не является каким-то тяжким грехом. Однако при Саакашвили, как жалуются грузины, коррупция стала привилегией узкого круга приближенных к президенту лиц – и ее масштабы резко возросли.

Все это четыре года сопровождалось торжественными маршами и трибунными речами, в которых Саакашвили, не краснея, красочно описывал, как расцвела Грузия за период «молодой демократии». Он рекламировал «вино свободы» (в том числе и в Украине) и надменно смеялся над «тоталитарной Россией». Причем откровенное хвастовство щедро перемешивалось с клоунскими выходками «Мишико».

Так, за несколько дней до тбилисских событий он решил лично попугать российских миротворцев – и грузинское телевидение прокрутило ролик, где Саакашвили, прибыв на границу, с негодованием набрасывается на российских военнослужащих.

Но такие опереточные представления вместо реального восстановления государства и пять долларов к пенсии вместо обещанного процветания уже не спасали имидж Саакашвили. Многие грузины в нем не просто разочаровались – он начал их раздражать.

Конечно, Саакашвили мог бы прекрасно обойтись и без всенародной любви. И даже переизбраться на второй срок – мало ли придумано оригинальных способов! Однако, к своему несчастью, он преуспел только в одном – в авторитарном стиле правления. Он регулярно громил оппозиционные партии, арестовывал их лидеров. И, что хуже всего, один за другим то в опалу, а то и в беду начали попадать его соратники.

Одной из первых жертв странного несчастного случая стал грузинский премьер Зураб Жвания – очень влиятельный человек, ставший одним из организаторов «революции роз». Буквально через несколько дней погибли несколько влиятельных грузинских бизнесменов, являвшихся друзьями Зураба Жвании.

Относительно недавно в немилости у Саакашвили оказался один из самых близких ему людей, Ираклий Окруашвили, который за четыре года побывал на самых разных постах: Генпрокурор, министр внутренних дел, а потом и обороны Грузии, «уполномоченный президента Грузии по продвижению грузинского вина в страны Европы и СНГ», министр экономического развития. Известный как радикальный сторонник воинственной позиции в отношении Южной Осетии, а также своим высказыванием, что в России «можно продать и фекальные воды».

После своей якобы добровольной отставки он имел неосторожность не уединиться в тишине на высокогорной вилле, а пойти в оппозицию и обрушиться в прямом эфире телеканала «Имеди» на Михаила Саакашвили с весьма серьезными обвинениями. За что был арестован – и вскоре покаялся, заявив, что «очернял президента».

После этого Окруашвили был отпущен под залог в 6 миллионов долларов. Но опять не угомонился, а отбыл в Европу, где вскоре заявил, что опровержение он дал под угрозой, а Саакашвили сравнил с Гитлером и выдал новую порцию откровений. Тут и полыхнуло.

Розы и розги

Конечно, грузины – народ горячий. Однако вряд ли бы они собрались на столь многочисленные и организованные акции стихийно, даже ведомые вождями многочисленных оппозиционных партий.

Думается, что неожиданные откровения Окруашвили и последующие массовые акции в Тбилиси были все-таки спланированы. Но не «руками Кремля», а, скорее всего, руками тех соратников Саакашвили, которых он еще не успел отправить в изгнание или еще дальше.

Хотя не исключено, что они при этом могли обращаться за помощью к внешней стороне. Но такой стороной, скорее всего, является Запад. Дело не только в том, что именно Запад может легализовать свержение грузинского президента. Не будем забывать, что подавляющее большинство грузинских политиков - радикальные русофобы и одновременно большие поклонники Вашингтона.

На улицы Тбилиси, с требованием провести ранее перенесенные на осень 2008 года парламентские выборы досрочно, вышли более ста тысяч человек – больше, чем во время «революции роз». Для Саакашвили, видимо, это стало шокирующей неожиданностью – и в течение трех дней он не показывался на публике.

Постепенно требования митингующих становились все радикальней, они уже требовали отставки Саакашвили, а самые горячие головы – восстановления монархии. Такой разгул опьяняющей свободы пояснялся тем, что спикер грузинского парламента Нино Бурджанадзе заверила, что власть исключает силовой разгон митингующего народа. Грузины ликовали и предвкушали скорое свержение «Мишико», уже начав споры о том, кто достоин занять его место.

Ходили разные слухи: что президент скрывается на военной базе, что он бежал в США. А некие неназванные украинские источники сообщили, что для Саакашвили готовят убежище в резиденции Виктора Ющенко «Синегора» в Ивано-Франковской области.

Возможно, так и было, пока развитие ситуации оставалось в тумане и, прежде всего, была неизвестна реакция Вашингтона. Однако затем «светоч демократии» послал Саакашвили недвусмысленный сигнал. Помощник госсекретаря США Мэтью Брайз назвал требования грузинской оппозиции «неконструктивными».

И тогда Саакашвили начал действовать. 7 ноября силами милиции, военных (снятых с абхазских и осетинских позиций) и неких «людей в черном» манифестации оппозиции были быстро и жестоко разогнаны. В ход пошли не только традиционные дубинки и газ, но и водометы (это в ноябре то!), и даже резиновые пули. При этом в число пострадавших попали многие телеоператоры – как грузинских, так и иностранных телеканалов, в том числе украинских.

Позднее грузинские власти пояснили, что применение этого арсенала «нормально для европейских стран».

После разгона основного митинга группы спецназа отслеживали и ликвидировали попытки сбора малочисленных групп оппозиционеров в разных частях столицы. А вечером разгромили единственный оппозиционный телеканал Грузии «Имеди». Заодно в стране прекратили вещание российских телеканалов, а также канала «Евроньюс». День увенчался объявлением чрезвычайного положения на 15 суток, которое вообще запретило работу журналистов.

Одновременно началась охота на лидеров оппозиции, причем одним из основных обвинений, выдвинутых против них, было «сотрудничество с российскими спецслужбами». А накануне побоища Тбилиси обвинил Россию в подготовке «провокаций» и объявил нон грата троих российских дипломатов.

Таким образом, лидер «молодой демократии», набравшись храбрости, решил надолго покончить с грузинской вольницей, когда на митингах сбрасывали президентов. Так сказать, показать оппозиции Кузькину мать и кто в стране хозяин. Причем это не удивляет: диктаторские наклонности Саакашвили начал проявлять давно.

Удивляет вот что. После разгрома оппозиции Саакашвили, казалось бы, оказался на коне. Во всяком случае, все силовики демонстрируют ему полную лояльность, а мировое сообщество его пока что особо и не пожурило. Более того, Юлия Тимошенко пожелала Саакашвили «и дальше наводить порядок».

Однако на следующий день, 8 ноября, Саакашвили неожиданно объявил о внеочередных президентских выборах, назначив их на 5 января. То есть пошел на уступку уже поверженной оппозиции, сделал огромный шаг назад, балансируя на краю пропасти. Зачем?

Версия первая: Саакашвили хочет поскорее получить новый мандат доверия, переизбравшись второй раз. Оппозиция разогнана, ее лидеры в бегах или задержаны, оппозиционные СМИ уничтожены, власть в стране полностью в руках команды президента. А значит, результат досрочных выборов нетрудно предсказать. И что ожидает Грузию после второго пришествия Саакашвили, можно только догадываться.

Это значит, что оппозиция не получила благословения Вашингтона и «светоч демократии» продолжает ставить на Саакашвили. Полностью развязав ему руки.

Версия вторая: Саакашвили подставили, и он уже ходячий политический труп. Который полностью потерял поддержку народа, избив мирный митинг – вопреки обещаниям Нино Бурджанадзе. Кстати, заметьте - сама Бурджанадзе оказалась не при делах и даже может выступить защитником несправедливо обиженных.

При этом она – один из потенциальных проходных политиков на выборах, имеющая реальную власть и хорошие связи. Поэтому не будет большим сюрпризом, если все это было спланировано для того, чтобы опасная для «Мишико» Бурджанадзе не отправилась в изгнание, а заняла его место – или помогла бы его занять, например, Окруашвили.

В таком случае это произошло не без санкции Вашингтона, который решил срочно поменять обанкротившегося Саакашвили на нового лидера «молодой демократии». Дабы Грузия не пыхнула стихийно и непредсказуемо.

Ющенко готовится?

Таким образом, начавшись с мирной «революции роз» и свержения «тирана Шеварднадзе», Грузия прошла пусть «молодой демократии», закончившийся стрельбой резиновыми пулями по мирным манифестантам и разгромом оппозиционных СМИ. На смену тирану опереточному приходит самый настоящий, жадно цепляющийся за власть, не гнушаясь никакими средствами.

Весьма типичная трансформация режимов «молодой демократии», установленных с помощью и в интересах Вашингтона в разных точках планеты. Впрочем, удивляет не превращение бывших певцов свободы и демократии в жестких властолюбцев. Поражает, как они, несколько лет назад требовавшие говорить людям правду, сегодня, не краснея, вешают народу лапшу или озвучивают от его имени свои сомнительные политические идеи.

Эти сомнительные «демократии» довольно быстро надоедают собственным избирателям, уставшим ждать обещанного рая – отсюда быстрое падение рейтинга «лидеров революций». А обостряет ситуацию ожесточенная борьба за власть между вождями, стремящимися к единоличному и безграничному проявлению, известному как «синдром Бонапарта».

Поэтому возникает вопрос: не могут ли повториться грузинские события в Украине, где в 2004 году произошла собственная «оранжевая революция» с установлением режима «молодой демократии»? Например, депутат от КПУ Петр Цыбенко не исключает подобного варианта.

Все предрасполагающие к этому факторы в Украине есть. Виктор Ющенко начал активно сосредотачивать центральную власть, которая сегодня фактически полностью принадлежит Банковой.

Одновременно к власти активно стремится Юлия Тимошенко, вполне способная на всевозможные авантюры, чтобы добиться своего. В том числе отстранить от власти Ющенко, если тот, к примеру, не позволит ей занять место премьера. А такой вариант не исключен, поскольку затянувшаяся эпопея с «оранжевой коалицией» многозначительно говорит о том, что далеко не все в «оранжевом» лагере желают видеть Юлию Владимировну во главе Кабмина.

В таком случае Тимошенко будет нетрудно организовать против Ющенко как оппозиционный политический союз (для импичмента), так и массовые уличные акции, в которых с радостью примут участие как сторонники БЮТ, так и сторонники «бело-синих» и «красных». Ну и, конечно же, стремиться получить «добро» от Запада.

В свою очередь у Ющенко будет хороший повод топнуть ногою и с помощью лояльных к себе силовиков, судей и чиновников «навести порядок», разгромив «антиукраинский заговор». Тем самым обеспечив себе спокойный второй президентский срок.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале