...да и во всем мире писателей. Вот первый:

«Степь чем далее, тем становилась прекраснее. Тогда весь юг, все то пространство, которое составляет нынешнюю Новороссию, до самого Черного моря, было зеленою, девственною пустынею. Никогда плуг не проходил по неизмеримым волнам диких растений. Одни только кони, скрывавшиеся в них, как в лесу, вытаптывали их. Ничего в природе не могло быть лучше. Вся поверхность земли представлялася зелено-золотым океаном, по которому брызнули миллионы разных цветов. Сквозь тонкие, высокие стебли травы сквозили голубые, синие и лиловые волошки; желтый дров выскакивал вверх своею пирамидальною верхушкою; белая кашка зонтикообразными шапками пестрела на поверхности; занесенный бог знает откуда колос пшеницы наливался в гуще. Под тонкими их корнями шныряли куропатки, вытянув свои шеи. Воздух был наполнен тысячью разных птичьих свистов. В небе неподвижно стояли ястребы, распластав свои крылья и неподвижно устремив глаза свои в траву. Крик двигавшейся в стороне тучи диких гусей отдавался бог весть в каком дальнем озере. Из травы подымалась мерными взмахами чайка и роскошно купалась в синих волнах воздуха. Вон она пропала в вышине и только мелькает одною черною точкою. Вон она перевернулась крылами и блеснула перед солнцем... Черт вас возьми, степи, как вы хороши!..».

Второй несколько короче:

«Солнце близилося к горизонту и золотило своим желто-багровым светом и без того золотые, уставленные копнами поля благодатного села. Широкая долина покрылася прозрачным светло-фиолетовым туманом и спрятала прекрасную линию своего горизонта в тумане. Сула зарделася матовым румянцем, как загоревшая на солнце молодая жница при встрече с милым косарем своим. По желтому пурпуровому мату извилистой Сулы кой-где тянутся за рыбачьим челноком светлые блестящие струйки. Тянутся и пропадают в темно-зеленом очерете. Вербы и вязы еще ниже склонилися к воде, как бы оплакивая умирающий день…»

Очевидно, что в обоих приведенных фрагментах прозы авторами с любовью описываются украинские пейзажи. В одном случае - это степи в южных регионах страны, в другом - река Сула, пересекающая Полтавскую область и впадающая в Днепр. Это - первое совпадение.

Еще одно совпадение заключается в том, что люди, написавшие эти красивые строки, оба являются украинцами. Сообщаем тем, кто еще не вспомнил или не догадался: первый отрывок взят из «Тараса Бульбы» Николая Васильевича Гоголя, а второй - из повести «Наймичка» Тараса Григорьевича Шевченко. Ну а родились они оба в Украине - Гоголь в местечке Великие Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губернии (в 1809 году), а Шевченко в селе Моринцы Звенигородского района тогда Киевской губернии, а сейчас Черкасской области (в 1814 году).

Также вряд ли у кого-то возникнут сомнения, что и Гоголь, и Шевченко, являющиеся оба величайшими классиками, хорошо знали и любили русский язык, на котором писали, ведь по-иному быть не может.

Кстати, тем, кто не знал, что Тарас Шевченко писал не только на украинском языке, но и на русском, сообщаем, что значительную часть его литературного наследия составляют прозаические сочинения - не менее десяти повестей - на русском языке. Также на русском языке Тарасом Григорьевичем написаны его дневник («Журнал»), некоторые поэмы и значительная часть писем. Возможно, литературных произведений Шевченко на русском языке было бы и еще больше, но ему не удалось при жизни опубликовать в каком-нибудь журнале ни одной своей повести - издатели не считали их художественный уровень достаточно высоким. А после письма русского писателя Аксакова, которого Шевченко очень уважал и в чьей искренности не сомневался, с написанием повестей было покончено вовсе. Коллега сообщил Тарасу Григорьевичу о слабости его повести «Прогулка» - по сравнению с «огромным стихотворным талантом». А Шевченко в ответном письме согласился с его оценкой.

Так вот, совершенно понятно, что великие сыновья Украины - Гоголь и Шевченко - решили для себя еще при жизни «языковую проблему». Гоголь, покинувший Украину лишь в 19-летнем возрасте, наверняка, как и Шевченко, хорошо знал украинский язык, но и тот и другой в совершенстве овладели еще и русским. О прозе же Гоголя критики вообще говорили, что он «писал по-украински, но на русском языке».

А что мы имеем сейчас - в XXI веке - в Украине? Идет яростная, усиливающаяся с приближением президентских или парламентских выборов политическая война между ратующими за государственный статус лишь одного языка (украинского) и желающими добиться аналогичного статуса для второго (русского).

Причем доводы вроде бы имеют обе стороны. Трудно поспорить с политиками, отстаивающими права русскоговорящих граждан Украины. Ведь таких примерно половина населения страны - практически весь юг и восток Украины, а также большинство жителей городов в центральной и северной части государства, включая столицу. Причем на этом, родном для них, языке разговаривает уже два-три поколения людей, и, значит, сегодняшние русскоговорящие ни в чем не виноваты перед украинским государством. И сии факты не имеет права игнорировать украинская власть.

С другой стороны, в далеком прошлом украинский язык притеснялся на территории Украины - это тоже бесспорный факт. Поэтому политические силы с идеологией украинского национализма - к каковым причисляет себя и Президент Ющенко - категорически против придания русскому языку статуса государственного. Ведь даже его название четко ассоциируется с Россией, в столице которой и формировалась, как они считают, колониальная политика по отношению к Украине (Малороссии - во времена Российской империи).

Из последнего обстоятельства как раз и можно извлечь довольно простой способ решения языковой проблемы в сегодняшней Украине. А что если в стране ввести государственный статус для двух украинских языков?

Первый - тот, что и сейчас. А второй - тот, на котором сегодня говорят на юге и востоке страны. По написанию он почти ничем не будет отличаться от «российского русского», а вот в произношении различия будут более существенными. Их всего лишь нужно «узаконить», чтобы Москва не выдвинула юридические претензии. К примеру, многие жители Украины, в отличие от россиян, произносят букву «г» мягко (как в украинском языке). Вот и будет одним из правил второго украинского языка то, чего нет в русском - возможность использовать по выбору мягкое или твердое «г». Или найти еще какие-то отличия в произношении и также оговорить их в правилах...

Разве в случае придания государственного статуса двум украинским языкам не оказались бы и «волки сыты (украинские националисты), и зайцы целы (сторонники государственного статуса для русского языка)» - в отечественном политикуме? Молодежь изучала бы и знала, естественно, оба эти языка, беря пример с уважаемых Тараса Шевченко и Николая Гоголя. А упомянутые классики наверняка лишь улыбнулись бы одобрительно в гробу такому способу решения острой проблемы...