...рано или поздно станет вторым государственным в стране, что погубит НАТО – об этом и многом другом в интервью From-UA рассказал депутат Государственной Думы России Сергей Марков.

From-UA: – Сергей Александрович, есть мнение, что украинская власть строит управление в государстве по типу России – в отличие от европейской, с ярко выраженной центральной властью, контролирующей регионы. Вы согласны с таким мнением, и какие плюсы и минусы такой модели?

С. Марков: – По России и Украине есть общее и различия. Общее заключается в том, что у нас политические институты демократические имеют не очень большую историю, их приходится отлаживать. Если в странах ЕС есть четкая формула, что чем больше политическая активность, тем лучше мы будем жить завтра, то у нас по итогам 90-х годов, а в Украине по итогам «оранжевой» революции существует обратная формула: чем больше политическая активность, чем больше митингов, демонстраций, забастовок сегодня, тем хуже будет завтра. Плюс у нас менее активное гражданское общество, что меньше позволяет контролировать власть между выборами. В результате этого власть имеет больше ресурсов. Ее меньше контролируют, на нее меньше давят, и в результате власть имеет возможность бесконтрольно осуществлять свою деятельность. Плюс мы являемся независимыми странами в отличие от других восточно-европейских стран. Нельзя говорить о независимости Польши, Чехии, Венгрии, Болгарии – там невозможно установление авторитарного режима, потому что Евросоюз не позволит, а у нас это возможно. У нас значительно меньший контроль над властью, и власть может сама распоряжаться страной. Исключение составляет «оранжевая» власть, которая была сметена народом Украины в связи с тем, что «оранжевая» власть представляла из себя крутую смесь непрофессионализма, национализма и глупости.

Иногда говорят, что Россия целостная страна, а Украина – разделенная. Я бы сказал, что это не так. На самом деле и в Украине, и в России ситуация похожая. ¾ населения России – это православные русские, проживающие в крупных городах, а ¼ – это сознание, связанное с национальными республиками, Кавказом и т. д. А Украина на самом деле не расколота пополам, в Украине примерно та же самая ситуация: ¾ населения Украины составляют русские или русско-культурные православные украинцы, проживающие в городах, а ¼ составляют представители других конфессий, не православных, люди, проживающие в сельской местности. Другое дело, что в силу исторических парадоксов это меньшинство никогда в России не приходило к власти, а в Украине оно во время «оранжевой» революции пришло к власти. Но я думаю, что сейчас ситуация стабилизируется и эта четверть населения Украины, которая претендовала на большинство, займет подобающее себе место. При свободных выборах у них нет шансов прийти когда-либо к власти, и произойдет очень серьезное переформатирование этого спектра.

From-UA: – Один из украинских политологов высказал мнение, что оптимальным для Украины будет создать союз с Россией. Некоторые уверены, что между этими двумя странами должна быть зона свободной торговли. Как Вы считаете, от такого возможного союза выиграют обе стороны?

С. Марков: – Да, конечно. На протяжении 16 лет Украина находилась в геополитическом шалаше из трех политических бревен: Россия, ЕС и США. Уберите одно или два – и это бревно упадет и ничего не останется. Сейчас ситуация меняется. Мы являемся свидетелями ухода США от постсоветского пространства. Это связано с их поражением в Ираке, в Афганистане и отчасти в Иране. И Украина оказывается между ЕС и Россией, и судьба Украины во многом зависит от взаимоотношений между Россией и Евросоюзом. Если Россия с ЕС находится на грани конфликта, то Украина вынуждена лавировать между ними, если конфликт прекращается, то Украина должна участвовать в тех или иных интеграционных вариантах. Сегодня невозможно развиваться, не участвуя в экономической интеграции. Какие интеграционные объединения в мире открыты для Украины? Североамериканская NASA – нет, МЕРКОСУР южноамериканский – нет, Евросоюз – нет, арабская экономическая зона – нет. По сути дела, ЕврАзЭС, Таможенный союз единственно, что является открытым. Поэтому эффективное развитие экономики Украины предполагает вхождение в ЕврАзЭС и Таможенный союз – формирование собрата Восточно-европейского союза, в который должны войти страны, которые находятся к востоку от Евросоюза, второе – у которых нет никаких шансов стать членами Евросоюза, в-третьих, которые хотят у себя построить институты, сходные с институтами Евросоюза. К этим странам относятся Россия, Белоруссия, Казахстан, Турция, Азербайджан, Молдова и т.д. Препятствием для вхождения Украины в такое объединение является позиция Евросоюза, который опасается пока усиления России, установления там империи.

В то же время мы понимаем, что чем дальше, тем больше Украина будет стоять перед реальным выбором: продолжать умирать в одиночестве или выживать вместе. Зона свободной торговли выглядит на словах как зона свободной торговли, но уже давно зона свободной торговли таковой не является. Зона свободной торговли – это предложение о некотором улучшении торговых отношений. Поэтому с ЕС это максимум, чего может достигнуть Украина, а для России это шаг на пути формирования полноценного Единого экономического пространства, без которого сегодня ни одна страна развиваться не может. Рассуждения на тему того, что все страны входят в интеграционные объединения, а одна Украина такая уникальная и ей не нужны интеграционные объединения – неправда.

From-UA: – А что будет, если Украина все же пойдет по европейскому пути, какие могут быть последствия?

С. Марков: – Насчет этого гениально сказал Виктор Степанович Черномырдин, когда его спросили, будет ли Украина в ЕС. Он сказал: «Да, конечно будет. Сразу после Турции». – «А Турция когда?» – «А Турция никогда». Сегодня шансы на то, что Украина станет членом ЕС, нулевые. Шансы есть у Хорватии, Сербии, Боснии и Герцеговины и Косово – Западные Балканы. В отношении Украины, Грузии будет реализовываться другая модель – модель восточно-европейского партнерства. Смысл – создание некого пояса зависимых, добрососедских государств. Туда предполагается включить Марокко, Алжир, Сирию, Ливан, Украину, Белоруссию, Грузию. С моей точки зрения, это является слабой реализацией доктрины Леонида Брежнева – доктрины ограниченного суверенитета. И вряд ли будет жизнеспособно, потому что ЕС не готов вкладываться в благосостояние этих государств. Все равно им придется сохранять добрососедские отношения с ЕС и вступать в более полноценные экономические образования.

From-UA: – Каким образом украинская власть может преодолеть внутренний раскол населения, который возник на фоне языковой проблемы?

С. Марков: – Языковая проблема заключается в том, что меньшинство нации, которое говорит по-украински (а по-украински говорит примерно на 10 % меньше, чем по-русски), пытается навязать свою волю большинству нации, заставить их насильно говорить только по-украински в общественной сфере. Водворять идеи национализма очень странно в Европе 21-го века. Вопрос языка стал таким критическим, потому что это вопрос о равенстве граждан, которые говорят по-русски и по-украински. Граждане, говорящие по-русски, хотят, чтобы они и их дети обладали точно такими же правами: чтобы они не были дискриминированы ни в системе образования, ни в сфере культуры, литературы, СМИ. Чтобы они могли смотреть кино на своем родном языке. И единственно последовательно демократическим решением является государственный статус для двух языков. Я думаю, что рано или поздно, это будет обязательно достигнуто, поскольку это является единственным демократическим решением. Во-вторых, Украина живет в Европе и не может игнорировать выбор всех остальных европейских стран. Любое другое решение является не европейским. А в-третьих, этого требует большинство ее граждан. Поэтому рано или поздно это будет реализовано. Сейчас это трудно сделать, поскольку есть сопротивление той части, которая стремилась доминировать, которая при Ющенко мечтала установить украиноязычную диктатуру. Но эта группировка представляет примерно четверть населения страны. Есть очевидная озабоченность по поводу судьбы украинского языка – не исчезнет ли он, поскольку будет подавлен русским языком. Но очевидно, что демократическим решением будет признание государственным русского и украинского языков и одновременное наличие государственных программ развития украинского языка. Для русского языка государственные программы развития не нужны, ему важно, чтобы ему не препятствовали. Украинскому языку нужны государственные программы поддержки. Я думаю, должно быть такое правило, что люди, занимающие большинство государственных постов, должны говорить и на русском, и на украинском языках. И такое демократическое требование будет полностью поддержано российской стороной. То же касается и Голодомора: обратите внимание, как жестко Медведев выступал против идеи Голодомора Ющенко, поскольку она носила резко выраженный русофобский характер, и как позитивно отнесся Медведев к идее Голодомора Виктора Януковича, поскольку он трактует идею Голодомора как общую трагедию всех наших народов.

From-UA: – Возможен ли такой вариант, что территория Украины когда-нибудь будет разделена в соответствии с политическими и языковыми взглядами или национальностью? Возможно, население и не будет против, но как расценивать такие шаги, предпринятые властью? Является ли унитарность государства формулой успеха и стоит ли ее сохранять, или все же более продуктивным будет образование федерации?

С. Марков: – Федерация является современной европейской нормой политического устройства. И тот, кто выступает против федерации, он таким образом объявляет себя антиевропейским политиком. Федерация, как говорил Джефферсон, создатель Америки, это территориальное измерение демократии. И попытка не дать возможности развиваться региональному разнообразию через унитарный характер ни к чему хорошему не приведет, она всегда будет сотрясать политическую систему Украины. Нынешняя власть де-факто осуществляет стремительную демократизацию, в том числе через отношению к памятникам. Наиболее ярко это следует из слов Табачника, что люди на западе имеют право чтить своих героев, а люди на востоке имеют право чтить своих героев, и они имеют право не чтить героев друг друга. И власть должна признать эту реальность. Но есть герои, которых чтят и на западе, и на востоке. Это и есть федерация. Я думаю, что постепенно федеративное устройство будет формироваться. Возможность распада Украины минимальна. К распаду Украину приведут, скорее, попытки насадить в разнообразной стране унитарность, что будет приводить к постоянным внутриполитическим кризисам. Но на сегодня вероятность распада Украины крайне мала, поскольку Россия и Запад не враждуют, не стремятся разорвать Украину. Наоборот, Россия, Евросоюз и США заинтересованы в сохранении Украины в современном виде. Они по-другому видят ее политику, но никто не стремится ее расколоть. Поэтому на сегодня я вижу единственную угрозу распада Украины – это звериный национализм Ющенко, Тягныбока и прочих. Но перспективы этих людей оказаться у власти я не вижу, она минимальна, поэтому ни Ющенко, ни Тягныбоку не удастся развалить Украину.

From-UA: – Вы поддерживаете мысль, что в Украине за годы независимости был создан некий «образ общего врага» для населения и таким «врагом» выступает Россия? Кому нужны такие технологии и для чего?

С. Марков: – В Украине никакого образа общего врага не создано, если не считать украинского олигарха и бюрократа – вот кто является главным врагом Украины. Попытки сделать врага из России не увенчались успехом, и большинство граждан Украины считают именно Россию наиболее близкой Украине страной, с которой нужно поддерживать максимально хорошие отношения. Россия для Украины не вражеская страна, а братская. Были попытки создать врага, их осуществляли враги Европы, демократии, пещерные националисты Тягныбок и Ющенко. Но народ Украины избавился от этой болезни. Он, как прыщ, выдавил Ющенко, и вероятность того, что Тягныбок, как Ющенко-2, придет к власти, на сегодня минимальна. Проект демонизации России как врага Украины осуществлялся этими ультра-националистами, поклонниками нацистских идей. Ющенко является глубинным поклонником именно нацистских идей, является европейским политиком середины 30-х. Вот в 30-е годы в Европе Ющенко был бы как рыба в воде. Он оттуда. Они пытались сделать из Украины националистическое, антироссийское, русофобское государство. Эти безумные националисты действительно верят, что это благо Украины. Но их попытка провалилась. И россияне тоже воспринимают Украину как самую близкую дружественную страну. Вам, наверно, известна технология, которая активно продвигалась разными людьми, о том, что якобы большинство граждан России враждебно относятся к Украине. Все это ложь. Люди так характеризовали политику властей Украины, которая при «оранжевом» Ющенко была антироссийской.

From-UA: – Украина провозгласила свой нейтральный статус, однако вопрос этот остается дискуссионным. Какова ваша позиция по этому вопросу? Какие реальные альтернативы есть у Украины для обеспечения своей международной безопасности?

С. Марков: – Я считаю, что реальные возможности участия Украины в обеспечении международной безопасности – это максимальное сотрудничество в рамках общеевропейских структур. Совет Европы, ОБСЕ на сегодня наиболее сильные структуры. Кроме того, Россия предлагает новую инициативу – создание нового договора европейской безопасности, на основе которого, возможно, будет создана новая панъевропейская структура в рамках объединенной Европы для обеспечения своей безопасности. Политика безопасности Украины в течение последних 10 лет, с моей точки зрения, была ошибочной: наращивание отношений с НАТО, которое поставило под угрозу безопасность Украины. Наиболее ярко это выразилось в попытке вступления в НАТО вопреки воле народа Украины, а также в попытке авантюристов, оказавшихся во главе Украины, типа Ющенко, вовлечь Украину в конфликт на Кавказе. Сейчас заявлено о том, что вступление в НАТО для Украины не актуально. К сожалению, продолжают осуществляться программы интеграции украинской армии в натовскую систему. Это опасно сегодня еще и потому, что НАТО является той организацией, главной целью которой осталось держать Америку в Европе, держать Россию вне Европы, держать Германию ограничено. Но самое главное, что НАТО – недееспособная организация: организация, которая не способна воевать в Афганистане, которая не способна занять единую позицию в отношении иракской войны, иранской ядерной программы, в отношении России. Организация, которая полностью провалилась в Косово, где под флагом НАТО были совершены массовые этнические чистки против наших братьев – православных сербов. Суть НАТО не столько в том, что оно враг России, сколько в том, что это бессмысленная организация, пустое место, просто занимающее пространство и не дающее создаться общеевропейской системе безопасности. Ближайший мощный кризис, без сомнения, похоронит НАТО, и все его члены будут вынуждены вылазить из-под обломков. В то же время натовская система используется для ограничения влияния России на постсоветском пространстве и представляет угрозу общеевропейской безопасности. И не потому, что оно враг, а потому что оно старое, дряхлое и неспособное. Оно похоже на старика-импотента, который ставит под угрозу свою собственную семью тем, что не способен исполнять супружеский долг.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале