...были главной электоральной опорой регионалов.

Пиррова победа

Выборы – это не только высокое искусство политики. Это еще и математика вкупе с теорией относительности. Цифры невозможно опровергнуть, если, конечно, не кричать о тотальной фальсификации. Их можно лишь пытаться трактовать в свою пользу.

Вот, например, 36 % – это много или мало? Ответ зависит от того, куда именно приложить эти проценты. Относительно результатов голосования по партийным спискам других участников выборов этот рейтинг Партии регионов выглядит очень даже замечательно. Есть все основания кричать об успехе. Особенно, если приплюсовать сюда кандидатов-регионалов, победивших по мажоритарной системе и пополнивших своих коллег-списочников. Кое-где таким вот образом ПР получила абсолютное большинство в местных советах. И это большинство будет там гарантированно держать власть ближайшие четыре года. Этот факт не оспоришь, и именно его берет за основу Партия регионов, когда дает свою оценку итогам выборов. Регионалы люди прагматичные, им интересен именно конечный результат.

Но есть и другие цифры, которые несколько меняют общую картину последних выборов. Явка избирателей, самая низкая за всю историю Украины, составила лишь около 50 %. Это общий показатель по стране. В западных областях она была традиционно выше, а вот в Центре и Юго-Востоке кое-где наблюдалась просто-таки полная апатия электората. Так, в Краматорске (Донецкая область) она составила 36,8 %, а в одном из районов Кировоградской области и того меньше – 29,3 %!

Конечно, можно говорить о том, что Украина настолько приблизилась к Европе, что у нас даже явка избирателей приблизилась к «европейским нормам». Не беря при этом во внимание, что «там» наиболее низкий уровень избирательной активности проявляется в основном у разочаровавшихся во всем новичков Евросоюза, а также во время не имеющих жизненного значения, с точки зрения европейских обывателей, голосований. Например, во время выборов в Европарламент. Оказалось, что чехам и венграм совершенно всё равно, кто поедет от их имени трепать языком в Брюсселе.

Но сейчас украинцы избирали местную власть, которая располагается не в Брюсселе, и даже не в Киеве, а в собственном городе или родном селе. Это не полумифические депутаты Верховной Рады, многих из которых никто даже по телевизору никогда не видел. Это реальная власть, к которой многие из нас ходят на прием по личным вопросам: кто выбить место под магазин, а кто с просьбой починить протекающую крышу. Неужели для половины (с лишком) избирателей было совершенно безразлично, кто будет решать эти вопросы следующие четыре года?

Однако версию безразличия электората опровергает довольно высокий процент проголосовавших против всех – 7,2 % по всей Украине в среднем. В ряде регионов он просто зашкаливал: 11 % на выборах в Житомирский облсовет, около 20 % в Мариуполе, 23 % в Краматорске, а в Мелитополе, на выборах городского головы, он достиг рекордного значения – 25,31 %!

Многие из этих людей, решивших выразить своё недоверие оптом всем участникам выборов, нашли в себе силы выстоять час-полтора в очереди к кабинке, в которые нынче скрупулезно запихивали каждого, не давая никому выставить галочки в бюллетени по-старинке на колене. Что делает не совсем убедительной и еще одну версию низкой явки избирателей: мол, люди испугались очередей! Нет, испугались не все. А очень многие вообще не пошли и не скрывали почему.

Массовое разочарование избирателей – вот основная причина и низкой явки, и высокого процента «против всех». И на этот раз это разочарование стало массовым и задало тон выборам.

Если вспомнить прошлые избирательные кампании в Украине, то их можно назвать протестными. Народ бодро и массово шел к урнам, чтобы проголосовать за одних против других. За Ющенко против Януковича, за регионалов против «оранжевых», и наоборот. Избиратель видел в этом смысл, потому что он различал политические силы: одни для него были, как минимум, меньшим злом, другие – совершенно неприемлемыми.

Сейчас ситуация резко изменилась. Неявка на выборы или голосование против всех – это уже не протест против какой-то определенной политической силы, стоящей у власти. Это вотум недоверия всем нынешним политическим силам Украины в целом. А если учесть крайне низкую явку и высокий процент «против всех» в ряде регионов, то мы имеем на карте нэньки просто-таки белые пятна «анархии».

И ведь опять же не скажешь, что причиной всему именно местные выборы. Потому что доверие к центральной власти у людей зачастую еще меньше. Впрочем, об этом мы узнаем наверняка уже довольно скоро, если, конечно, парламентские выборы действительно не перенесут на 2015 год. Вот тут-то относительных фаворитов местных выборов и может ожидать большой сюрприз.

Головокружение от ошибок

Нужно заметить, что своему удачному результату на местных выборах регионалы обязаны в значительной степени благодаря тому, что половина депутатского корпуса и все мэры избирались по мажоритарной системе. Кандидат-мажоритарщик в меньшей степени политизирован, а значит, менее неприятен избирателю – это раз. Во-вторых, чего скрывать, в такой системе нетрудно нейтрализовать его основных противников, просто сняв их с выборов. В пропорциональной же системе вот так запросто своего конкурента с общеукраинского забега не выбьешь. Поэтому неудивительно, что, возвращаясь к Конституции 1996 года, регионалы заодно высказывают и предложение вернуться к мажоритарной системе выборов в Верховную Раду.

«Как минимум, нужно возвращаться к смешанной системе или, возможно, полностью к мажоритарной», – заявил в октябре Президент Янукович, находясь с визитом во Франции. Думается, что в этом с ним согласны не только его однопартийцы, но и те политические силы, которые уже не смогут попасть в Раду по пропорциональной системе. Например, социалисты и Блок Литвина. Поэтому уже сейчас аналитики не исключают внесение парламентским большинством соответствующих изменений в избирательное законодательство.

Однако это лишь способ обойти проблему падения популярности, но не её решения. Как раз проанализировать свои ошибки, сделать выводы и попытаться их исправить ПР, похоже, не спешит.

А ошибки, бесспорно, есть. Иначе не было бы такого падения поддержки Партии регионов, да еще в областях Юго-Востока! Даже в самом Донецке, где в свое время голосовать шли чуть ли не 90 % избирателей (и чуть ли не 90 % за Виктора Федоровича), теперь на участки пришло вдвое меньше, а результат кандидатов от ПР был на треть ниже.

Любопытны результаты выборов в Луганской области (втором по значимости электоральном фундаменте ПР), где явка составила 43 % (40 % в самом Луганске). Там значительная часть отпавших от ПР голосов ушла к Компартии, которая уже сцепилась по вопросу подсчета голосов с регионалами. Луганский скандал уже вышел за пределы области и достиг Киева, где Петр Симоненко, обиженный отношением к своей партии со стороны «союзников», пригрозил выходом КПУ из парламентской коалиции. Впрочем, он угрожал этим столько раз, что на это уже никто не обращает внимания.

Но дело не в капризах Компартии, а в том, что даже при всех её недостатках за неё решило проголосовать значительное число луганчан. Не питая ложных иллюзий, но выражая этим своё отношение к правящей Партии регионов. В ещё одном регионе, в Одессе, неплохой результат (до 14 %, согласно экзит-поллу) получила партия «Родина», к которой ушли голоса избирателей, которые могла бы получить ПР.

Могла бы – если бы проводила более внятную и решительную политику относительно вопросов русского языка, статуса Бандеры и Шухевича (до сих пор остающихся героями Украины) и многих других вопросов, по которым однозначно и бескомпромиссно высказываются соратники Маркова.

Собственно говоря, «месть русскоязычных» является первой и самой политизированной причиной падения рейтинга Партии регионов именно в русскоязычных областях. Люди, для которых эти вопросы не являются «несущественными», как это пытаются утверждать в телевизоре некоторые политики (в том числе и члены ПР), устали ожидать их решения от Президента Януковича и от контролируемого регионалами парламента и Кабмина. Ведь не зря еще перед выборами в народе распространилась мрачная шутка: «Раз регионалы решили отложить закон о языке, я решил отложить поход на избирательный участок».

Разве регионалов об этом не предупреждали? Да сколько раз! Но они, видимо, исходили из соображений, что не стоит злить перед выборами жителей западных регионов, а свои, восточные, потерпят, им не впервой, и так проголосуют!

А вот и не проголосовали. Теперь регионалы могут праздновать свое политическое продвижение на правый берег Днепра, но лишь слепой не увидит, что они начали терять свои позиции на левом. Если так дело пойдет и дальше, то ПР придется пойти по пути Леонида Кучмы, который в 1994 году стал Президентом за счет голосов русскоязычного Востока, а уже в 1999, перекрасившись в украинского патриота, избирался жителями Центра и Запада. Ну, это, конечно, если Партия регионов умудрится стать еще более ура-патриотической, чем ВО «Свобода».

Однако не языком единым жив человек, но и насущным хлебом тоже. Вторую когорту голосовавших (кто бюллетенями, кто ногами) против партии власти составили избиратели, уставшие от такого «покращення життя». Которые так и не увидели никакой эффективной борьбы с кризисом, зато уже ощутили на себе непрекращающийся рост цен и угрозу повышения тарифов, пенсионного возраста и поборов с малого бизнеса.

Возможно ли какое-то «покращення» в Украине вообще, в условиях нынешней системы и под руководством нынешней элиты – это уже другой вопрос. Но особенность электората Юго-Востока в том, что несколько лет подряд он возлагал вину за экономические проблемы на руководящие политические силы Майдана, ожидая, что вот придут к власти регионалы и всё исправят.

Они пришли, но пока что никаких положительных изменений не произошло. Избиратель ПР, понятное дело, разочаровался в своих кумирах. Но и голосовать за БЮТ или национал-патриотов он не стал бы ни при каких условиях, а достойной альтернативы он не увидел. Выбор был один – махнуть рукой на выборы или проголосовать против всех.

Есть и третья категория разочаровавшихся – это «круглые пессимисты», которые в силу разных причин вообще утратили доверие к власти как к таковой. Слишком уж далеко зашло разложение украинской государственной машины, начиная от самого верха и заканчивая кабинетами местных чиновников. Ошибкой ПР стало то, что она не только не выступила с предложением очищения и глубокой реформы власти хотя бы на словах, но и напротив, лишь увлеклась борьбой за полное подчинение этой системы себе.

В таких условиях часто возникает спрос на новую политическую силу, которая выступает против системы в целом, предлагает кардинальные решения. Но если в западных регионах электорат увидел такую в «Свободе», то на Востоке ничего подобного пока нет даже в зародыше, что и определило «выбор» этой категории избирателей.

Конечно, пока Партии регионов везло. Даже при таком падении поддержки избирателей, она взяла первое место на местных выборах – пусть и в гораздо меньших объемах, чем планировала. Однако расчет на то, что это «проканает» на следующих, парламентских выборах, может быть ошибочным. Падение явки и чрезмерно высокий процент «против всех» – это первые и весьма тревожные звонки. И не потому, что в 2011 или 2012 году на участки придут, скажем, всего лишь 40 % или даже 30 % избирателей. В конце концов, результат будет относителен числу проголосовавших, и в любом случае ПР сумеет мобилизовать на выборы достаточное число своих уцелевших сторонников или привлечь новых, из еще неосвоенных областей Украины. Возможно, именно на этом и будет основываться избирательная стратегия регионалов (вкупе с мажоритарной системой).

Но согласимся, что такая политика очень уж напоминает украинскую экономику, которая составляет лишь третью часть от экономики УССР. Все остальное заброшено, разрушено, разграблено. Украинской элите этой трети вполне достаточно для «зашибания» своих капиталов, равно как ей может быть вполне достаточно 30 % избирателей, которые бы регулярно переизбирали её во власть.

Однако население – это не заводские руины, безмолвные и безобидные. Люди, которые сейчас приняли решение не голосовать ни за какую из политических сил, останутся живыми и здоровыми избирателями, с правом голоса. И однажды они могут решить этот голос кому-то отдать. Возможно, тому, кто окажется для той же ПР гораздо более опасным противником, чем БЮТ. И речь идет вовсе не о Тягныбоке (которого называют проектом регионалов), и не о безобидной бессильной КПУ. Возможно, это будет восточный аналог «Свободы» или радикальные левые. Во всяком случае, нынешняя тенденция всеобщего политического разочарования Юго-Востока создает для таких сил хорошую политическую нишу.

Но даже такой вариант развития события нельзя назвать самым худшим для ПР. Потому что пока народ выражает свои интересы, претензии или просто эмоции с помощью бюллетеней, а не булыжников, политики могут спать спокойно. И всё же, как бы там ни было, но вожделенной политической стабильности, которую мечтают создать регионалы, им ожидать не стоит. Нынешние выборы показали, что её хрупкий фундамент уже покрылся трещинами.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале