...которое главный из полковников нашей разведки дал недавно самой военной из «народных» газет - «Війську України». Пустяк, но приятно - таки дожили мы до подлинного торжества демократии, когда Родине позволено знать не только своих героев-патриотов, но и то, от кого и как эти самые герои готовятся ее защищать. Итак...



На сцене - героико-патриотическая комедия под названием «Военная разведка Украины XXI века».

Пролог. Ребятам - о зверятах

Разведка и все, что с ней так или иначе связано, всегда покрыты дымкой таинственности, которая и делает эти предметы весьма привлекательными для самого широкого круга читателей. Тем более, что, в отличие от других подразделений Вооруженных сил, разведка ведет свою боевую работу постоянно - и в военное, и в мирное время. Причем ведется она всегда против конкретного противника.

Форм разведывательной работы много, но суть ее одна: это систематический поиск, сбор, обработка и исследование информации. Информация эта, в свою очередь, также может быть самой разной. Объединяет ее одно: потенциальный противник, как правило, не желает предоставлять ее добровольно и всячески препятствует ее получению. Таким образом, работу разведчика можно (безобидно) сравнить с командными играми в прятки или же (более реально) с экспроприацией чужой собственности - материальной или интеллектуальной, - проводимой самыми различными методами, но обязательно - в общегосударственных интересах.

Именно эти интересы и облагораживают работу разведчика, не меняя специфику ее формы и содержания - достаточно тяжелых, вне зависимости от национальной принадлежности разведслужбы. Знаменитая фраза одного из основателей английской секретной службы сэра Френсиса Уолсингема (XVI век): «Эта работа слишком тяжелая и грязная, поэтому заниматься ею могут только джентльмены» - навсегда останется актуальной для разведки любой страны.

В общем-то, действия обычной тактической (войсковой) разведки можно уподобить вооруженному ограблению, живых очевидцев которого зачастую не остается, но практически всегда известно, что именно, когда, в каком количестве и у кого похищено.

На ступень выше стоят специалисты разведки специального назначения. Их действия, скорее, похожи на благородную кражу со взломом: обычно можно определить факт и место проведения операции, почти всегда - время ее проведения, часто - что было ее действительной целью, а иногда - довольно точно определить масштабы убытков.

Мастерство разведчиков-нелегалов можно уподобить удачной работе опытных домушников: далеко не сразу, но все же становится известным, что самое ценное из дома пропало, причем далеко не всегда удается установить, когда именно и каким образом.

Еще более забавными могут оказаться результаты работы разведки стратегической - благодаря исследовательской (анализ+синтез) работе ее специалистов, можно извлечь необычайно ценную информацию, а противник при этом никогда даже и не узнает, что именно, когда, в каком объеме и каким образом было у него похищено.

Каждый из перечисленных способов ведения разведывательной деятельности по-своему важен, требует подготовки специалистов, обладающих набором определенных качеств и навыков. При этом стоит учесть, что два первых более грубы и в цивилизованных странах их принято использовать только во время ведения боевых действий, зато два последних могут и должны использоваться постоянно, а организация их применения требует гораздо более длительной и тонкой подготовки.

Акт 1. Тени забытых предков

Понятно, что главой военной разведки должен быть профессионал, который не только в совершенстве знает особенности всех «инструментов» тайной службы, но и умеет применять их в различных комбинациях, обеспечивая эффективное снабжение руководства страны свежей достоверной информацией как в мирное, так и в военное время. По сумме качеств этого человека, а тем более - из его высказываний, можно многое узнать о состоянии подвластного ему ведомства и стоящих перед ним задачах.

Например, когда в 1930-х гг. в Германии встал вопрос о назначении нового главы разведывательного ведомства, в генеральном штабе (нацеленном, главным образом, на ведение крупных сухопутных операций) сочли, что на эту должность лучше всего подойдет не офицер пехоты или даже весьма перспективных в то время танковых войск, а летчик или моряк. На первый взгляд странное решение, не правда ли?

А вот немецкие генералы обосновали его очень просто: поскольку будущие боевые действия будут проводиться на значительном пространстве, а на их ход будет влиять множество различных факторов, организацией их информационного обеспечения должен заниматься человек, способный оперативно оценить все перспективы, просчитать возможные комбинации и предусмотреть случайности. Все эти качества (плюс повышенная гибкость мышления), по их мнению, были более развиты у офицеров ВМФ и ВВС в силу того, что они в повседневной службе должны постоянно учитывать изменчивость стихий - моря и воздуха.

Германский генштаб можно упрекнуть во многом, но только не в отсутствии профессионализма. И кадры для военной разведки даже при Гитлере подбирались, в первую очередь, по профессиональному признаку - ура-патриоты Германии предпочитали службу в войсках СС. В результате руководителем Абвера, одной из самых эффективных разведслужб Второй мировой войны, стал не пехотный или танковый генерал - пруссак (признанная элита, костяк немецкого офицерского корпуса), а капитан 1 ранга Патциг, которого сменил на этом посту «маленький грек» - будущий адмирал В. Канарис, чья явно неарийская внешность даже во времена III-го рейха с лихвой компенсировалась опытом разведывательной работы, в том числе и нелегальной.

Автор далек от намерения расточать комплименты гитлеровской военной разведке и ее главе, хотя именно среди агентов Абвера ищет (и находит!) новых национальных героев нынешнее руководство Украины. Впрочем, Президент, который призывает «думати по-українські», в своих кадровых назначениях наверняка больше интересуется уровнем «патриотичности» и личной преданности кандидата, нежели уровнем его профессионализма. Если простой тернопольский бухгалтер может управлять Украиной, не менее простой парень «з-під Самбора» командует тем, что не без юмора именуют ее «Военно-Морскими Силами», то почему бы еще одному не менее простому парню опять-таки с Тернопольщины (ну, случайное совпадение!) не возглавить военную разведку державы?

Акт 2. Герой дня без камуфляжа

В памятном материале «Війська України», новый начальник ГУР Виктор Гвоздь представлен ни более, ни менее как «первый за всю историю отечественной военной разведки ее руководитель - разведчик по образованию». При этом скромно умалчивается, что Киевское Высшее Общевойсковое училище (КВОКУ), соответствующий факультет которого Виктор Иванович закончил в 1981 году, готовило специалистов тактической войсковой разведки - безусловно, нужного, но отнюдь не самого верхнего звена системы обеспечения высшего руководства всей необходимой информацией. Сравнительно неглубокий участок сопредельного государства в зоне ответственности полка или дивизии - вот горизонты, которые ограничивали перспективы большинства армейских разведчиков порой до самой пенсии. «Высшее» же разведывательное образование в те времена офицеры получали в Академии Советской Армии (Военно-дипломатической академии), попасть в которую Виктору Ивановичу, видимо, было не суждено...

После училища, по словам самого В. Гвоздя, он пять с половиной лет прослужил в Забайкалье и Монголии «сначала переводчиком, а затем - на командных должностях» в разведывательном подразделении танковой дивизии. Затем ему «повезло» - он попал в родной Прикарпатский военный округ, где служил командиром роты в мострелковом полку, а затем возглавил некое «разведывательно-десантное подразделение». «Фактически, это была рота глубинной разведки - подразделение специального назначения», - скромно признается сам Виктор Иванович.

В 1988 году ему «вторично повезло - я победил на конкурсе на лучшего командира роты спецназа». Казалось бы, лучший командир роты спецназа должен бы стремиться стать командиром батальона, но... В. Гвоздь избирает другой путь - он переходит в разведуправление штаба ПрикВО на «аналитическую работу». Впрочем, молодого капитана, который собирался вовремя стать майором и только-только вырвался из Монголии, перебравшись поближе к родной Тернопольщине, можно понять - в отличие от «разведывательно-десантного подразделения», штаб ПрикВО располагался в столице Галичины - Львове, который буквально через несколько лет превратился в «Украинский Пьемонт»...

Сегодня не слишком любят вспоминать некоторые подробности начального этапа формирования национальных Вооруженных сил независимой Украины, особенно касающиеся особенностей проводимой тогда кадровой политики. Перспектива появления собственного Министерства обороны радовала не только ростом национального самосознания, но и сознанием того, что появятся новые генеральские и полковничьи должности, на которые не без основания рассчитывали наиболее «патриотичные» из бывших советских офицеров, оказавшиеся в нужном месте в нужное время.

Напомним, что в начальный период (а порой - и теперь) на высокие (и не очень, но - хлебные) посты в ВСУ чаще назначались не столько «аполитичные» профессионалы, сколько те, кто успел быстрее своих коллег полюбить «неньку-Україну» и (самое главное!) представить наглядные доказательства своей абсолютной «національної свідомості». В результате, сложившаяся обстановка весьма благоприятствовала успешному карьерному росту бывших замполитов и... так называемых «настоящих» - щирих українців (в печати тех лет мелькали даже перлы вроде «етнічні українці» та «титульна нація держави»). А где проживают самые-самые «настоящие» украинцы Украины? Ну, конечно же, на западе страны - в Тернопольской, Львовской и Ивано-Франковской областях...

Мы нисколько не сомневаемся, что именно в новых, демократических условиях независимого государства будущий начальник ГУР смог наиболее полно реализовать свои таланты и профессиональные качества, а тщательно скрываемая им (как и тысячами других офицеров) во время службы «Империи Зла» любовь к своей малой Родине способствовала его росту лишь в духовном (а никак не в карьерном) смысле. Так или иначе, если до 1990-х карьера В.И. Гвоздя в целом напоминала карьеры многих офицеров Советских Вооруженных сил - служба в отдаленном районе, замена в «цивилизованный» округ поближе к родным местам, переход на более спокойную (и «звездную») штабную должность в крупном городе, тихая размеренная служба до пенсии, - то затем его ожидал бурный взлет.

1993 – 1995 - служба в составе «голубых касок» - миротворцев ООН в Югославии (вот где пригодился опыт советского спецназа).

1996 – 1999 - военный атташе при Посольстве Украины в Хорватии, Боснии и Герцеговине (бывших республиках Югославии, а в то время, стараниями США, - уже независимых государствах).

1999 – 2000 - заместитель начальника Военно-дипломатического управления Минобороны (подразделения, контролировавшего все «валютные» командировки за рубеж по линии МО).

2000 – 2003 - представитель Минобороны при Постоянном представительстве МО Украины при ООН (г. Нью-Йорк, США); член делегации Украины в Совете Безопасности ООН (трудно найти более подходящие места для тех, кто по-настоящему любит Украину).

2003 – 2005 - на руководящих должностях в Службах Безопасности и Внешней Разведки (в среднем, по году в каждой из служб - подготовка к пенсии?).

В том же 2005 году 46-летний полковник с более чем 25-летней выслугой, который около 8 из 12 лет своей службы независимой Украине провел за ее пределами (преимущественно на весьма публичных, «золотых» должностях), как-то совсем нелогично увольняется в запас, для того чтобы спустя три года вновь появиться на военной службе, уже в генеральском кресле начальника ГУР и сообщить, что его «личное задание - вывести военную разведку на качественно новый уровень».

Что же заставило Виктора Ющенко извлечь из запаса своего земляка, в полной мере вкусившего все прелести западной демократии и поставить его во главе военной разведки? Судя по всему, полное совпадение взглядов Виктора Ивановича и Виктора Андреевича на то, кто сегодня Украине друг, а кто - враг.

Акт 3. Вероятный противник и невероятные союзники

Более пятнадцати последних лет первым лицам государства украинского более или менее удачно удавалось избегать точных ответов на простые вопросы: кто, собственно, угрожает нашей независимой державе? С какой стороны горизонта ждать нам вражью рать? Вначале несли явную околесицу о «внеблоковом» и «абсолютно нейтральном» статусе нашей страны, у которой внешних врагов нет и быть не может. После «черного вторника» 2001 года стали неясно намекать на угрозу «международного терроризма». А после «революции» 2004-го все чаще упоминались «сепаратисты» и прочие «враги унутренние», которых, конечно же, весьма активно поддерживает некое уже известное, но все еще не называемое государство.

Вслед за первыми лицами государства похвальную скромность в этом вопросе хранили и главы спецслужб: МВД упирало на необходимость борьбы с организованной и прочей преступностью, СБУ (до того, как занялось поиском компромата на неугодных министров) намекала на то, что в Украине всем шпионам созданы одинаково некомфортные условия, а ГУР и вовсе отмалчивалось. Кто бы ни возглавлял это славное ведомство - бывший военный контрразведчик Сан Саныч Скипальский, бывший военный атташе в США Олег Смешко или их менее известные преемники - никогда раньше руководитель ГУРа не делал столь откровенных заявлений на эту тему.

Послушаем же бывшего лучшего командира роты спецназа: «По моему глубокому убеждению, обществу стоит понять, что в современном мире большинство стран стремятся обеспечить свои национальные интересы посредством присоединения к коллективным системам безопасности». И к кому же должна для обеспечения своей безопасности присоединиться Украина? Ну конечно же: «В этом контексте из всех существующих военно-политических объединений наиболее эффективным является Североатлантический Союз». Браво, Виктор Иванович! Чувствуется, что годы, проведенные настоящим патриотом Украины в Нью-Йорке, не прошли даром.

Правда, в ответ на вопрос про отношение к России, новый начальник ГУР «дипломатично» уходит от ответа: «Я человек военный и не хотел бы переступать черту, которая отделяет политику от военной службы… Что касается военной разведки, то мы работаем в обычном режиме». Но подобное заявление, может быть, вполне удовлетворяющее журналиста, для любого читателя, хотя бы слегка знакомого с тем, что делается в современном мире, покажется жалким лепетом. Сегодня в военно-политическом отношении США (и возглавляемое им НАТО) противостоит России - это реалии, которых невозможно не знать и с которыми нельзя не считаться.

Любое государство, в той или иной степени присоединяющееся к системе «коллективной безопасности» НАТО, автоматически переходит в число потенциальных союзников США и противников России, со всеми вытекающими из этого последствиями. Что касается разведки, то, как уже отмечалось, эта организация ведет свою «войну» с противником даже в мирное время - т.е. всеми доступными средствами добывает информацию о нем и его союзниках и препятствует неприятельской разведке проделывать то же самое на своей территории. Таким образом, в противостоянии разведывательных служб США (НАТО) и России, разведка Украины даже в мирное время не может оставаться нейтральной. А на чьей стороне симпатии ее руководителя - недвусмысленно видно из его интервью.

Про то, что ожидает украинскую военную разведку, В. Гвоздь также говорит вполне откровенно. Оказывается, этой службе требуется «свежая струя», которую Виктор Иванович и собирается внести под девизом «патриотичная разведка должна быть агрессивной». Очевидно, украинским Джеймсам Бондам в ближайшем будущем придется для начала пройти проверку уровня «свідомості», оставшимся после этого - засесть за изучение правильной истории родной державы (Слава Україні! Героям слава!), углубить свои познания «співучо-солов’їної» (с обязательной сдачей зачетов) и - вперед, на врага!

Представляется весьма вероятным, что в «равноправном» взаимодействии со спецслужбами НАТО украинской разведке будет отведена вполне соответствующая спецназу роль «мускулов». Их задача - обеспечение борьбы со спецслужбами противника в полосе возможных боевых действий и, при необходимости, «глубинные» рейды на территорию неприятеля. Спецназ не приучен рассуждать. Это - инструмент для проведения необходимых операций и добычи нужной информации. Какие же именно операции предстоят и какая именно информация необходима - определит «мозг» объединенной разведки, которому и предстоит изучать данные, собранные «мускулами». Как можно догадаться, «мозг» этот будет располагаться отнюдь не в Киеве и (судя по нарастающим противоречиям между США и «старыми европейцами») даже не в Брюсселе, а по ту сторону Атлантики. Впрочем, чего не сделаешь из любви к Родине...

Эпилог. Информация к размышлению

Итак, мы видим, что может подумать массовый (причем не только украинский) читатель, прочитав интервью нового начальника ГУР массовому украинскому изданию. А теперь, в силу нашего воображения, попытаемся себе представить, какие выводы из этого материала может сделать специалист соответствующей организации известного, но не называемого сопредельного государства, которому, в силу служебных обязанностей, приходится с особым вниманием следить за подобными высказываниями подобных должностных лиц Украины.

  • Пользуясь перманентной борьбой двух основных финансово-промышленных группировок Украины (Партии регионов и БЮТ) за власть в парламенте и передел собственности в стране, Президент предпринимает попытки усиления своего личного влияния на силовые структуры, в первую очередь - спецслужбы.

  • Новое руководство ГУР однозначно нацелено на дальнейшее сближение с соответствующими организациями НАТО и (непосредственно и в большей степени) США, в связи с чем силы и средства украинской разведки в ближайшее время могут быть в большей своей части переориентированы на работу против России и ее союзников.

  • При этом тематика и специфика добываемой информации, объекты и районы, которым будет уделено особое внимание, будут определяться, в основном, интересами США в Восточной Европе, Черноморском регионе, на Кавказе и Каспийском регионе.

  • Активность работы украинской военной разведки в этих регионах будет повышена, скорость прохождения полученных данных - увеличена, а оперативные мероприятия будут проводиться более решительно и, возможно, дерзко, «a la спецназ». Повышается вероятность привлечения к решению задач в интересах ГУР граждан Российской Федерации украинского происхождения, особенно среди тех, кто ранее долгое время проживал и/или имеет близких родственников в западных областях Украины.

  • Переориентация и активизация работы разведки Украины будет сопровождаться «чисткой» ее рядов, главным критерием которой будет соответствие специалистов идеалу «патриотично-свідомого громадянина Української держави». Одним из преимуществ при этом будет являться западно-украинское происхождение.

  • Поскольку, согласно признанию начальника ГУР В.И. Гвоздя, «на начало (текущего) года мы были профинансированы всего на 58% наших бюджетных запросов… ГУР не мог обеспечить своих военнослужащих даже финансами…», в настоящее время некоторые военнослужащие и служащие разведки Украины, особенно на оперативном уровне, могут испытывать материальные затруднения. Это целесообразно учитывать при планировании операций по приобретению источников информации среди специалистов разведки Украины.

    Перечень этот, конечно, далеко не полный, но и приведенного, на наш журналистский взгляд, вполне достаточно, чтобы напоследок попытаться ответить на вопрос: действительно ли ГУР при помощи «Війська України» хотело сообщить обо всем перечисленном своим российским коллегам?

    Если - ДА, тогда это было сделано профессионально.

    Если - НЕТ, то... по крайней мере, достаточно патриотично и агрессивно...
  • Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале