Власть смогла продавить свой Налоговый кодекс, попросту поиздевавшись над протестующими предпринимателями, ведь окончательного решения по поводу сохранения упрощенной системы налогообложения так и не было принято.

Сейчас протестующие против разнообразных кодексов (налоговый, трудовой, жилищный) и пытавшаяся к ним примкнуть оппозиция оказываются в тупиковой ситуации: они пошли «ва-банк» и не смогли мобилизовать общество. Разведка боем не удалась. Более того, власть перехватила инициативу.

Далее мы рассмотрим возможные варианты поведения оппозиции на этом сложном для нее этапе.

Сделать все через референдум

Еще в первые дни протестов на Майдане прозвучало предложение в случае отказа власти от ветирования Налогового кодекса приступить к сбору подписей насчет референдума об отставке Президента и парламента страны.

Учитывая, что Президент страны был избран в еще не ушедшем году, мысль о референдуме весьма свежая. С парламентариями все еще интереснее – им сейчас разрешили прожить в своих теплых креслах до 2012 года. В такой ситуации даже «чуткие» к демократическим ценностям депутаты от оппозиции не сильно заинтересованы в досрочных выборах. Тем более, что в изменившейся социальной ситуации никто не дает им гарантии на сохранение своего депутатства. Так зачем тогда лезть за подписями? Кстати, позднее появление оппозиционных депутатов во время демонтажа палаточного лагеря как раз говорит об их нежелании обострять ситуацию.

Что же касается возможного смещения Президента, то здесь на страже интересов власть имущих возникает закон о всеукраинском референдуме. Он гласит, что: «У разі якщо на всеукраїнський референдум виноситься питання про дострокове припинення повноважень Президента України, рішення приймається більшістю не менш як дві третини від загальної кількості народних депутатів України (стаття 21)».

Даже команда Януковича - Азарова - Ефремова при всей их нахрапистости пока не может собрать пресловутые 300 голосов конституционного большинства. А каким образом рассчитывает собрать такое количество оппозиция?

Кроме того, еще на этапе подготовки к референдуму, сбора подписей, подачи документов в ЦИК и дальнейшего процесса выполнения «воли избирателей» есть немало подводных камней, способных это все приостановить. Достаточно вспомнить, как после событий «оранжевой» революции СДПУ(о) собирала подписи про референдум об отказе от вступления в НАТО. Необходимое количество подписей было собрано, но тогдашние власти сумели это не заметить. И референдум так и не состоялся.

Возможно, поэтому пока еще облеченный властью вице-спикер Верховной Рады Николай Томенко решил пожурить своих младших революционных соратников: «Мы требуем выборы 27 марта 2011 года, мы не успеем референдум провести, а уже выборы должны быть... О досрочных выборах Президента аргументов еще меньше. Мне кажется, мы не можем позволять себе предлагать людям какие-то вещи, которые априори нельзя реализовать». Так один из лидеров оппозиции признался в том, что законным путем, через референдум у его сторонников нет никаких шансов вернуть власть.

Силовой сценарий и местные органы

Есть и другие пути – например, блокировать ключевые органы власти, перекрывать дороги, разбивать палатки. Когда протестующие предприниматели пошли от своего лагеря на Майдане к Банковой, то они пытались отработать такой сценарий. Возле АП поставили трибуну, провели митинг, колонны возмущенных малых и средних бизнесменов растянулись по всей Институтской. Но сил для более масштабных и, что самое важное, длительных действий не хватило.

А силовой разгон остатков предпринимательского лагеря показал, что власть далее не собирается терпеть превращение главной площади страны в полевую кухню с жильем для малоимущих и бездомных. Могилев сказал – Могилев сделал. То есть «майданная технология», успешно применявшаяся еще начиная с акции «Украина без Кучмы» и заканчивая периодом правления раннего Януковича, теперь уходит в прошлое. Палатки демонтировали, и кроме ряда раздраженных статей в прессе это ничего не вызвало.

Милиция теперь сможет в зародыше пресекать такие поползновения, а органы прокуратуры будут иметь прецедент в виде дел о повреждении тротуарной плитки и иного коммунального имущества.

Еще есть также проверенный с предыдущих времен способ борьбы с использованием административного ресурса местных органов власти. Не секрет, что именно мощная поддержка местных властей на западе страны во многом упростила ход «оранжевой» революции. Но эту возможность Партия регионов также смогла предусмотреть.

Если в ходе недавних выборов где-то случайно победили представители оппозиции, то с ними проводится работа в индивидуальном порядке. Достаточно вспомнить любопытные случаи партийных трансформаций, происшедшие с недавно избранными мэрами Запорожья, Южно-Украинска, Новомосковска. А губернаторы в ключевых для оппозиции областях, как к примеру во Львовской, и так принадлежат к руководящей прослойке Партии регионов. То есть в случае необходимости уже не так легко будет организовать поход на Киев с опорой на местные власти.

Получается, что старые, испробованные на практике приемы искусственной политической дестабилизации, которые были хороши при Кучме, сейчас вдруг потребовали ревизии. Чтобы завоевать поддержку людей, раздробленной и расколотой оппозиции необходимо не придумывать сценарии очередного «майдана», а идти к людям. Научиться их слышать и слушать, понимать их реальные заботы и трудности. А не думать, что, выйдя на Майдан и просто прокричав «Долой Януковича!», можно чего-то добиться. Оппозиции придется придумывать новые способы борьбы за власть, и прежний опыт здесь не поможет.