…все рекорды по продолжительности службы, оставаясь в строю более ста лет.

Сегодня стать владельцем этого практически антикварного оружия может каждый, кто сможет оформить лицензию на «травматическое» оружие. С ней вы купите в оружейном магазине самый настоящий «Наган» - правда, несколько изуродованный, с рассверленными стволом и барабанными каморами.

Стрелять из него можно только «травматическими» резиновыми шариками – да и то, скорее, только по консервным банкам, по причине малой мощности. Но зато в руках у вас окажется тот самый легендарный револьвер, прошедший Великую Отечественную, а может быть, даже и революцию…

Россия никогда не могла похвастаться таким изобилием ассортимента выпускаемого короткоствольного оружия, как США. Возможно, причиной этому было отсутствие гражданского рынка, хотя тогдашние законы об оружии были куда либеральнее сегодняшних. Возможно, дело было в том, что большинство оружейных заводов принадлежали казне и занимались в основном выпуском госзаказов. А по госзаказу выпускали лишь одну модель, выбранную комиссией после целой череды конкурсов, на что уходили годы.

Поэтому во второй половине XIX века Россия стала единственной державой, офицеры которой все еще палили из однозарядных пистолетов. В то время как количество моделей револьверов на Западе исчислялось десятками. Нужно было что-то срочно делать – и для начала револьверы начали закупать за границей.

Это были «Smith & Wesson» 1870 года, шестизарядные револьверы калибра 10,67 мм, отличавшиеся раскладной (переломной) рамкой и механизмом быстрой одновременной экстракции гильз. Оружие мощное и удобное в обращении, которое сразу резко подняло огневую мощь российских офицеров и полицейских.




Всего в Россию были поставлены 250 тысяч этих револьверов, которые прошли Русско-Турецкую (1878 года) и Русско-Японскую войны, а затем еще «всплыли» по время Гражданской. Их уважали налетчики, но недостаток патронов вскоре вынудил забросить оставшиеся «смит-вессоны» на чердаки.

Затем на Тульском оружейном заводе попытались организовать собственное производство «Smith & Wesson» по лицензии. Однако после выпуска партии в 31 000 штук дело свернули. С одной стороны, качество этих револьверов было намного хуже оригинальных американских – сказывалось отсутствие нужного оборудования. С другой, военное ведомство сочло, что эта модель слишком тяжела (1,2 килограмма без патронов), громоздка, а раскладная рамка не очень надежна. Недовольна была и полиция, для которой эти револьверы оказались слишком мощными – видимо, руки у них были менее твердыми, чем у американских шерифов.

Поэтому был объявлен конкурс на новый револьвер, который бы уже производился в России. В нем приняли участие братья Эмиль и Леон Наган, бельгийские оружейники, владевшие весьма скромной фабрикой в городе Льеже.




Одну из первых своих моделей они создали в 1878 году: это был шестизарядный револьвер калибра 9 мм, который они умудрились протолкнуть на вооружение бельгийской армии. Одной из его особенностей был ударно-спусковой механизм (УСМ), который производился в двух вариантах: одинарного действия, когда курок взводится вручную перед каждым выстрелом, и самовзводный (двойного действия). В последнем курок взводится при нажатии на спусковой крючок, в отечественном «нагане» для этого нужно было приложить усилие в 3,5 килограмма, отчего новички часто жалуются на «очень тугой спуск».

Зачем же было выпускать револьвер с УСМ одинарного действия, когда уже существовали более скорострельные с УСМ двойного? Очень просто – подобным образом в XIX веке генералы «старой закалки», привыкшие воевать штыком и саблей, собирались экономить патроны. И именно такое требование было выставлено условиями конкурса на новый российский револьвер. Поэтому Леон Наган, не мешкая, отправился в Санкт-Петербург, но потерпел неудачу, как и со своей винтовкой (его обошел Мосин).

В 1892 году Леон Наган представил усовершенствующую модель револьвера, в котором применил «стыренную» у Генри Пиппера систему обтюрации пороховых газов. И вновь отправился попытать удачи.

В Петербурге Наган неожиданно столкнулся с мрачно сопящим Пиппером, который со своим револьвером «М1889 Байяр» стал его основным конкурентом. Но Наган уже имел опыт общения с российским военным ведомством. История умалчивает, какие подарки от него получили чиновники и генералы, а вот рекламное подношение «высочайшим особам» (царю и его родственникам) хорошо известно - это были несколько специально изготовленных «сувенирных» револьверов.

В итоге Леон Наган был определен победителем конкурса и запросил за патент на свой револьвер 75 тысяч рублей. Однако вместо денег он получил известие о… новом конкурсе. Причем призовой фонд снижался, а условия стали жестче – Россия забирала все права на модель-победитель. Изменились и технические условия конкурса: теперь помимо ущербного револьвера с УСМ одинарного действия нужно было предоставить и полноценную модель с самовзводным курком. Первая предназначалась младшим чинам, вторая – офицерам.




О причинах можно только гадать: то ли подсуетились конкуренты Нагана, то ли в игру вступили русские патриоты, которые оттеснили взяточников, «кумовей» и впавших в маразм генералов-консерваторов.

И снова победил Леон Наган! Так 13 мая 1895 года на вооружении российской армии появился «Nagant М1895», или, по-русски, «револьвер системы Нагана 1895 года». Ну а в народе его прозвали просто «наганом».

Несмотря на явно «подмазанное» жюри, револьвер Нагана действительно оказался весьма надежным и неприхотливым, за что он получил заслуженное уважение его владельцев. Судите сами: «наганы», выпущенные еще сто лет назад, пригодны к применению и сегодня.

Конечно, «Наган-1895» имеет весьма слабую огневую мощь: калибр его патрона всего 7,62 мм при дульной энергии 210 Дж и начальной скорости пули около 270 м/с. Он явно уступал по мощности своим американским и многим европейским современникам конца XIX века. Но небольшой калибр и мощность патронов сыграли и положительную роль – отдача у «нагана» невелика, и это при небольшой массе револьвера всего в 730 грамм.

Семизарядный барабан в цельной рамке при стрельбе с помощью специального рычага подавался вперед, при этом хвостовая часть ствола входила в его углубление (та самая система обтюрации Пипера), что минимизировало прорыв пороховых газов и улучшало кучность стрельбы.

Но вот зарядить и разрядить «наган» было большой морокой. Нужно откинуть окошко на правой стороне рамки, вставить патроны в барабан по одному. Расстреляв их, нужно снова открыть окошко, выдвинуть и отвести в сторону стержень-экстрактор (он расположен под стволом) и, опять-таки по одному, удалить стреляные гильзы. На все эти манипуляции уходило немало времени, которого зачастую не было в условиях боя.

Тем не менее, «Наган-1895» успешно дебютировал в подавлении «восстания боксеров» (Китай, 1900 год), а затем прошел пять войн: Русско-Японскую, Первую мировую, Гражданскую, Финскую, Великую Отечественную.

В канун Первой мировой на базе «нагана» были созданы модель с удлиненным стволом и прикладом, а также карабин с барабанным магазином. Но в массовое производство они не пошли. После Гражданской войны (во время которой выпуск «наганов» не прекращался) «солдатская» модель с УСМ одинарного действия была снята с вооружения, а сам револьвер немного модернизировали. А в 1920-е годы к «нагану» был создан глушитель, и такие револьверы поступили на вооружение спецназа Красной армии.

«Наганы» выпускались вплоть до 1950 года. Последние бои они приняли во время борьбы с бандами «лесных братьев» и в 1940-50-х годах, а за границей участвовали во Вьетнамской войне и локальных конфликтах в Африке.

Ну а на криминальном фронте он используется до сих пор обеими сторонами. Для милиции, охраны и преступников всех мастей вышеперечисленные недостатки «нагана» были не столь существенны. Они уважали его за компактность, надежность и, конечно же, доступность. Ведь общее число выпущенных в Российской империи и СССР «наганов» достигает двух миллионов!

Именно огромные запасы хранящихся на складах «наганов» и подали идею переделывать их в сигнальное и «травматическое» оружие. Но эти переделки оказались настолько неудачными, что, честно говоря, этим лишь зря загубили массу отличных револьверов, являющихся свидетелями и участниками нашей истории.