…Светлого Воскресения, приглашали верующих в храмы, а горожан – на вече, набатом предупреждали о беде и сообщали точное время…

Настоящей страной колоколов была Восточная Европа. Без них просто немыслим ни один православный храм – так же, как и без крестов на маковках куполов. Однако было время, когда колокол считался… языческим символом.

Самый древний из известных историкам колоколов был отлит из меди за две тысячи лет до Рождества Христова в Китае, в сказочную эпоху династии Ся. Точнее, это даже не колокол, а колокольчик – его высота всего лишь 4,5 сантиметра. Но он уже имел привычную нам форму конуса, которая является идеальной как технологии изготовления, так и для звучания.

Колокола древности выполняли, в основном, сигнальные функции. В Древнем Риме их звон оповещал об открытии рынков и бань, о казнях и прочих событиях городской жизни. Возницы, подъезжая к перекресткам узких улочек, звоном предупреждали о своем приближении (прообраз клаксона), городские стражники подавали ими сигнал тревоги (прообраз свистка и сирены).

Кроме всего прочего, колокола напоминали грекам и римлянам о необходимости посещать храмы – об этом писали историки Страбон и Полибий. Да и само название «колокол» происходит от греческого «калкун» (или «кимвал») - что означает «бить» или «клепать». Кстати, в древности вместо колокола, изготовление которого было делом кропотливым и дорогим, часто пользовались простой железной или бронзовой доской (за неимением рельса), которая на Руси тоже называлась предельно просто – «било». В наше время они сохранились в скитах старообрядцев и православных церквях Палестины (там их называют «симандры»).

Самые крупные из них не превышали одного метра в диаметре, но считались огромными. В начале Средневековья большие колокола склепывали из металлических листов. И только к 10 веку усилиями монахов, которые не только молились, но и занимались ремеслами, была разработаны первые технологии колокольного литья.

Первым делом в земле вырывали литейную яму, на дне которой устраивали идеально ровную площадку из обожженной глины или кирпича. Затем из глины лепили болванку (будущую внутреннюю пустоту) – которая обкладывали салом, создавая из него форму непосредственно колокола, а сверху все это обмазывалось глиной (наружный кожух).

После этого в яме разводился костер и сало вытапливалось, оставляя внутреннюю полость, в которую заливали колокольную медь. Она состояла из 78 % меди и 22 % олова, но эта пропорция могла немного меняться. Однако известны также чугунные и стеклянные колокола, а чтобы форма не лопнула от сильного жара, ее перед литьем засыпали и утрамбовывали землей.

Процедура была очень ответственной. Во-первых, было необходимо равномерно подавать расплав, чтобы не образовались раковины. Во-вторых, если меди хоть немного не хватало, то колокол получался без кусочка уха – и его приходилось разбивать и отливать заново. После отливки колокол медленно остывал, иногда сутками, затем яму отрывали, глиняную форму разрушали, а колокол доставали и несли к попу – освящать.

Эти колокола (т.н. «теофиловые») давали чистый, но резкий и короткий звук, без приятного уху протяжного гудения. Кроме того, к колоколам начали выдвигать требования по размерам, более изысканной и точной формы, украшению. Поэтому к 14 веку появилась более совершенная технология.

В центре литейной ямы, на кирпичной площадке, строго вертикально устанавливался столб (кружало). К нему скобами крепилось лекало из твердых сортов дерева, повторяющее профиль (разрез) колокола. С его помощью, весьма точно, изготавливалась как сама внутренняя болванка, так и наружный кожух – его делали из глины с каркасом из железных прутьев. После обжига кожух поднимали, под него заходил мастер и глиной выкладывал будущие узоры, рисунки и надписи лицевой стороны колокола. Затем начинался процесс литья. Если колокол был большой, то плавильные печи располагали прямо рядом с литейной ямой.

При Иване Грозном был отлит колокол весом 16 тонн. Борис Годунов повелел изготовить колокола весом 18, 32 и 40 тонн. Но рекорд принадлежал отцу и сыну Моториным, которые в течение 1733-35 годов отлили знаменитый Царь-колокол весом в 201 тонну! К несчастью, во время тушения пожара на него плеснули водою и колокол лопнул. Впрочем, неизвестно еще, смогли бы его установить на колокольню…

Первые колокола подвешивали на обычной перекладине, которая стояла во дворе церкви. Затем появились звонницы.

Самыми первыми были звонницы-стены. По сути, это и есть стена – с арочными окнами, в которых висят колокола. Такую звонницу либо делали над входом в церковь, либо (как в старых мексиканских католических церквях) ставили отдельно. Потом появились звонницы-палаты и звонницы-галереи. Это были большие крытые площадки на верхних этажах зданий (церквей, дворцов, монастырей и т.п.) или отдельно стоящие строения, к потолочным балкам которых крепились несколько (до нескольких десятков) колоколов.

Колокольни представляют собою несколько иную архитектурную конструкцию. В звонницах колокола располагались горизонтально (на одном этаже), а на колокольнях - вертикально (в несколько этажей).

Если стенки колокола были толстыми, то он давал мощный бас. Тонкие стенки, напротив, «пели» звонко и пронзительно. Но колокола различались не только по размерам, но и по чину (назначению). Самыми главными были огромные церковные благовесты – они звонили только по большим праздникам, а также вечевые и набатные колокола. Обычные церковные колокола для обычных служб звались полиелейные и воскресные, а те, которые висели на сторожевых башнях крепостей, – вестовыми.

Звонить в колокола – дело непростое, если нужно держать постоянный такт или тем более выбивать на них мелодию или православное песнопение. Увы, звонарское мастерство было утрачено еще в 19 веке, с тех пор как на колокольни начали отправлять проштрафившихся монахов и семинаристов – в наказание. А сейчас в Европе, да и у нас тоже, все чаще предпочитают пользоваться электронными колоколами – дескать, так проще, да и намного дешевле…
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале