...когда-то Священная дорога, по которой в дни городских торжеств въезжали колесницы.

Начало читайте ЗДЕСЬ.


Акрополь всегда отвечал за духовную жизнь Афин. Сначала тут боролись за первенство языческие боги – Афина и Посейдон, а затем, с приходом в страну христианства, знаменитые храмы Акрополя изменили свои имена и стали проводниками христианской веры.

Парадный вход в Акрополь – Пропилеи – был случайно взорван турецкими завоевателями, и сегодня мы можем только представить их былое величие. Сейчас здесь ведутся реставрационные работы и от вездесущих туристов, пытающихся проникнуть в запрещённые уголки, древние камни охраняют соглядатаи, специально поставленные в разных местах.


Пропилеи


Далее – Парфенон или храм Афины Девы. Его красота неоспорима. Его мощь – непререкаема. И, несмотря на торжественные и частые колонны, он не выглядит громоздким. Напротив, кажется, что воздух между колоннами приподнимает Парфенон над толпой, кишащей у его основания. Он как будто бы парит над землёй, и это «волшебство» путём специальных расчётов, взявших за основу пропорции человеческого тела, сумели создать в 447-438 гг. до н.э. древние зодчие Иктин и Калликрат.

Скульптурная отделка храма Афины велась Фидием и была окончена в 432 г. до н.э. Фриз здания (сплошная полоса скульптурных изображений) был украшен метопами (почти квадратные плиты) из жизни кентавров, амазонок и гигантов. Восточный фронтон Парфенона украшали скульптуры мифа о рождении Афины, а западный «рассказывал» о споре Афины и Посейдона за господство над Аттикой. В наосе – святилище храма – находилась хрисоэлефантинная (из золота и слоновой кости) статуя Афины Парфенос работы Фидия. К западной стороне святилища примыкала сокровищница, в которой хранилась казна Афинского морского союза.

Сегодня мы можем видеть лишь соразмерные колонны Парфенона. Остальное дорисует наше воображение.


Парфенон. Если вы попадёте в Афины в полнолуние – сходите на Акрополь. При полной луне он открыт для туристов всю ночь!


Недалеко от величественного Парфенона расположен асимметричный, но очень изящный храм Эрехтейон, посвящённый Афине. Главное достоинство храма – портик из шести кариатид. Боясь разрушения скульптур из-за постоянного городского смога, кариатид перенесли в музей Акрополя. И сегодня туристы фотографируются уже на фоне скульптурных копий.


Эрехтейон


Музей мраморных скульптур возле Парфенона произвёл на меня очень сильное впечатление. Скажу откровенно, я с детства была избалована посещением различных музеев бывшего Советского Союза и видела работы лучших художников и скульпторов разных стран и народов. Но то, что мне открылось в этом не очень большом (по мировым меркам) музее, по-настоящему поразило меня. Большие и маленькие скульптуры людей, животных и мифологических существ казались живыми. Холодный мрамор, обработанный рукой неизвестных мастеров, превратился в тёплую живую плоть. Я долго стояла возле мраморной лани, и мне казалось, что у неё на боку пульсирует жилка, и если тронуть её рукой – лань вздрогнет от испуга и убежит.

Точность и изящество, чёткость линий и форм, простота, граничащая с гениальностью, анатомическая точность и художественная одухотворенность – так можно охарактеризовать большинство представленных скульптур из этого музея.

По Акрополю можно было бы бродить целый день, не спеша изучая каждый сантиметр этого исторического чуда. Но адская жара гонит нас прочь. Поэтому, полюбовавшись великолепной панорамой города, мы спускаемся к холму Ареопаг (буквально холм Ареса – греческого бога войны).


Ареопаг


На этот холм взбираются все туристы – с него открывается отличная панорама города, но о нём в туристических справочниках упоминают редко. Когда-то на Ареопаге заседал суд старейшин – высший судебный орган Афинского государства, обладающий неограниченной политической, судебной и религиозной властью.

С этим местом связано ещё одно историческое событие – более значимое для христиан всего мира, чем суд старейшин. Восхищаясь античной, а проще говоря языческой Грецией, мы всё время забываем, что мировая греческая культура – это не только античные памятники, но и центр православия. Именно с христианской верой и её апостолами связан этот холм. В народе его часто называют скалой святого Павла.

В пору своих странствий по городам Европы, апостол Павел проповедовал идеи христианства. И на вершине Ареопага он произнёс пылкую речь мало во что верящей аристократической верхушке Афин. Павел понимал, что избалованных властью аристократов невозможно заставить думать иначе. Но он не был бы апостолом, если бы не попытался изменить их сознание. Конечно, идеей христианства прониклись немногие. Но таковые всё-таки были. И среди прочих оказался будущий первый епископ Афин – Дионисий Ареопагит. Точкой опоры, изменившей «город, полный идолов», была вера апостола Павла, а его пламенная речь на холме Ареопага изменила облик страны, ставшей со временем для всего мира оплотом православия. В память об этом знаменательном событии и прикреплена к холму медная доска в виде свитка с проповедью одного из самых значимых христианских святых.

Поднявшись по каменным ступеням, выдолбленным прямо в скале, мы оказываемся на очень неровной вершине, откуда по преданию сбрасывали грешников. И хотя подъём невысокий – на вершине Ареопага не очень уютно и даже опасно, – можно ненароком поскользнуться на отполированных обувью тысяч туристов валунах и провалиться в довольно глубокую пропасть.

С Ареопага хорошо виден Холм Ликавиттос – с «лысиной» на макушке. В древности на «лысине» было святилище Зевса, а остальная территория холма была покрыта густым лесом из сосен и кипарисов. Турки полностью уничтожили растительность на Ликавиттосе: в пору их господства на холме не осталось ни одного дерева. После освобождения Афин флору холма восстанавливали около 35 лет!

Спустившись с Ареопага, мы решили почему-то поехать в Пирей, хотя уже близился вечер. Этот портовый город, сегодня слившийся с Афинами, имеет многовековую историю. С V века до н.э. он уже был крупнейшей военной гаванью и таким же немалым торговым центром на Средиземноморском побережье. Пирей несколько раз основательно разрушали и восстанавливали.


Пирей


Автобусом из центра Афин до Пирея мы добирались недолго, но, приехав, поняли, что ничего не успеем посмотреть – наступили сумерки. Но я не жалею, что не попала ни на одну тусовочную экскурсию. Выйдя из автобуса, я сразу поняла, что нахожусь совершенно в другом городе, несмотря на то, что сегодня Пирей – один из районов Афин. Здесь даже воздух пахнет по-другому: он пряный и какой-то манящий.

Эпилог

Три дня пролетели быстро, но я только лишь прикоснулась к античной сокровищнице Афин. Главное, мне стало понятным то, что античная Греция удивительно гармонична: возле её памятников не задумываешься о бренности жития и не скорбишь об ушедших временах. Подле эллинских архитектурных шедевров испытываешь разные чувства, но все они позитивны – это восторг и восхищение, радость и оптимизм. Да-да, оптимизм! Несмотря на величие многих памятников архитектуры и скульптурного искусства, понимаешь, что все они созданы для радости. Может, они несколько помпезны и прямолинейны, но, уверяю вас, они не довлеют над человеческим разумом.

Дорогие читатели! Если Вам есть что рассказать о своих приключениях за границей и не только, поделиться опытом, дать дельные советы или прислать фотоотчёт – милости просим! Текст и фото можно и нужно слать сюда – [email protected]. Материал обязательно будет опубликован за подписью автора!