...Кауфингештрассе, сплошь утыканная магазинчиками. Стенды с информацией о скидках и стойки с вешалками выставляют прямо на улицу, чтобы ни у кого не возникало сомнений в том, что здесь можно купить подешевле.

Окончание. Начало читайте ЗДЕСЬ.


Одежда и обувь – в большом ассортименте, качество хорошее, и цены, во всяком случае по киевским меркам, вполне привлекательные. Видимо, потому, что в этих магазинах активно отовариваются сами немцы, а местные предприниматели предпочитают снизить цены и продать товар побыстрее, чем держать его на радость моли. Веселые мюнхенцы с детьми уходят из таких магазинов, обвешанные пакетами.

В Мюнхене также впервые попали в европейский супермаркет. В них закупается большинство жителей, поэтому цены там – самые демократичные. Вспомнили киевские супермаркеты, которые такое впечатление, что делают наценку, как за посещение музея дефицитных продуктов.

Бавария – это не только и не столько Мюнхен, большой промышленный город, столица BMW и большого футбола. Чтобы ощутить сугубо немецкую искреннюю предрождественскую атмосферу, стоит отправиться в альпийскую глубинку.







Несмотря на то, что немцы не мыслят себя без телевидения, Интернета, газового отопления, унитаза с подсветкой и прочих прелестей цивилизации, внешне кажется, что ты попадаешь, как минимум, в конец XIX века. Одно-, двух-, реже трехэтажные дома, никакого новостроя и типовых коробок. Несмотря на то, что окна могут быть металлопластиковыми, ставни на них обязательны, даже если никогда в жизни не закрываются. Балконы – узкие, расположены вдоль фасада, с деревянными резными перилами и перекладинами. Крыши двускатные, сильно нависающие над стенами – под ними можно уберегать от снега запасы дров. Аккуратные штабеля поленьев выглядывают и из-под крыльца. Несмотря на наличие современного отопления, с каминами и печами баварцы не расстаются. Потому что скромность, аккуратность и уют – основные принципы организации здешней жизни.

В Альпах рождественскую атмосферу создает сама природа. Например, в деревне Швангау, близ которой расположен замок баварского короля Людвига Нойшванштайн, отсутствие рождественской мишуры было совершенно незаметно. Ее с успехом заменяли заснеженные ели на крутых склонах гор, полоски темного леса, убегающие в дальний угол долины, гладь горного озера в обрамлении холмов.













В небольшом городке Обераммергау к чудным видам заснеженной природы добавляются еще и чудеса рукотворные. Эта местность славится мастерами по росписи фасадов. На домах, заботливо украшенных гирляндами, елочными игрушками и рождественской символикой, можно увидеть настоящие картины. Местечко это туристическое, поэтому цены в сувенирных лавках солидные. Зато все сувениры – ручной работы, никакой штамповки.







А еще у жителей Обераммергау есть нетрадиционное развлечение, которому уже почти 400 лет. Начиная с XVII века они каждые десять лет разыгрывают масштабный народный спектакль, посвященный Страстям Христовым, в котором участвуют тысячи жителей города. Готовятся к этому настолько серьезно, что для этих целей в поселке выстроен театр на 5000 мест, а самодеятельные актеры – в миру водопроводчики, учителя, врачи и живописцы – на полгода освобождаются от работы, чтобы заняться только творчеством. В 2010 году состоялся 41-й спектакль, на который съехалось свыше полумиллиона туристов со всего мира.

В городке Прин на озере Кимзее, которое еще называют Баварским морем, очень многолюдно летом. А зимой ничто не нарушает пасторальной тишины этого местечка, упокоившегося в благородном снежном покрове. Неспешная уютная жизнь «для себя», аккуратные домики с палисадниками, приветливые старички, расчищающие снег перед своей калиткой. Морозный чистый воздух звенит, от тишины закладывает уши, а пейзажи, сошедшие со страниц сказок, наводят на мысль о том, что вот здесь бы хоть раз встретить Рождество по-немецки.




Австрийские контрасты

Чем меньше город, тем живее в нем ощущается атмосфера праздника. В полуторамиллионной Вене рождественское веселье тонет в громоздкой архитектуре имперского города. Кичливая столица Габсбургов, полная огромных величественных зданий и монументов, выше всякой праздничной суеты. Все тот же Ринг – цепь бульваров, опоясывающий центр города по кругу, все те же огромные махины Рейхсрата, центра искусств Альбертина, Музея естествознания, Венской Оперы, дворца Хофбург – как бы демонстрируют, что они хороши сами по себе.

На одной из главных площадей Вены, запруженной туристическими автобусами, раскинулась рождественская ярмарка, над которой довольно восседает императрица Мария-Терезия. Бронзовая государыня на помпезном постаменте удивительно похожа на нашу Екатерину II. А под ней разноязыкая толпа жует «марони» (жареные каштаны), приготовленные тут же картофельные чипсы с солью, колбаски, здоровенные кренделя, булки с повидлом, запивая все это грогом и вездесущим глювайном. Еще больший «Кристкиндлмаркт» – возле роскошной Ратуши, чем-то похожей на мюнхенскую. Народу настолько много, а глювайн настолько популярен, что в общественные туалеты по 50 евроцентов выстраиваются очереди.










Расписные карусели, веселенький экскурсионный поезд, лампочки и гирлянды на деревьях, светящиеся ангелочки в небесах, огромные свечи и венки – все это есть только в специально отведенных ярмарочных местах. Даже центр Вены слишком большой для того, чтобы создать в нем рождественскую атмосферу. А туристы и от имперской помпезности обалдеют.







Иное дело – Зальцбург, провинциальный городок с населением всего-то 150 тысяч, в котором, правда, еще столько же туристов. А все благодаря тому, что один одаренный юноша, служивший органистом у зальцбургского архиепископа, имел неосторожность родиться в этом городе. Звали его Вольфганг Амадей Моцарт, и сегодня на родине он является культовой фигурой.










Весь центр города – это несколько площадей, перетекающих одна в другую, на каждой из которых раскинулся веселый рождественский торг. Узкие улочки, переулки и проходные дворы пестро и красочно украшены цветными лентами, хвойными гирляндами и ленточками. С наступлением темноты все это превращается сказку, настолько близкую и ощутимую, что в нее невозможно не окунуться.

На рынках торгуют, как и всюду в Германии и Австрии, лакомствами и выпечкой, конфетами знаменитой на весь мир торговой марки «Моцарт», филигранными изделиями из натурального воска, мылом и красивейшими изделиями из него, источающими аромат на много метров вокруг. Елочным украшениям нет числа. Венки из хвои разных размеров можно купить уже украшенными золоченой мишурой, а можно набрать это все отдельно и сделать свой венок, не похожий ни на один другой. На все это просто приятно смотреть, не обязательно ведь покупать. А вот прохожим с детьми очень трудно уйти с зальцбургской ярмарки с пустыми руками. Чего тут только нет – от настоящих деревянных щелкунчиков (а известная сказка произошла как раз в Зальцбурге), которыми реально можно колоть орехи, до больших раскладок с мелкими предметами интерьера, при помощи которых можно скомплектовать изумительную и неповторимую игрушечную комнатку с ее обитателями.

Весь Зальцбург, маленький, компактный, тесный, радуется и веселится, предвкушая Рождество, а бронзовый Вольфганг Амадей снисходительно глядит на жителей разных возрастов, упоенно скользящих на ледяном катке, поставленном прямо у его подножия.




***

Сувениров и подарков из предрождественской Европы можно привезти огромное количество, были бы только деньги. Это, как правило, вещи действительно стоящие, сделанные с уважением к вашему подвигу расставания с кровно заработанным.

А в слабо украшенном Львове и совсем не украшенном, будничном, сером, хмуро-суетливом Киеве, в воздухе которого висят проблемы и неприятности, будут еще долго мерещиться веселые огоньки, гирлянды и трубящие ангелочки европейского Адвента…

Дорогие читатели! Если Вам есть что рассказать о своих приключениях за границей и не только, поделиться опытом, дать дельные советы или прислать фотоотчёт – милости просим! Текст и фото можно и нужно слать сюда – [email protected]. Материал обязательно будет опубликован за подписью автора. Вам – слава, нам – честь!
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале