Стою я как-то вместе с Великим Композитором современности, автором сотен замечательных песен, любимой и почитаемой мною Александрой Николаевной Пахмутовой в очереди в общественный туалет(!). Ну, как Вам, уважаемый читатель, интрига, т.е. завязка очередного случая, курьёза, очередной моей байки, наконец? Понимаю, Вы вправе сказать, мол, перебрал Быстряков в канун праздников и теперь ему мерещится всякое, что и на голову не налезет...

Но тем не менее было! И общественный туалет, и Великая Пахмутова, и я - в метре от неё. А точнее, рядом с её мужем, тоже большим человеком - поэтом Николаем Добронравовым. Не буду Вас томить, пора раскрыть наконец, где, когда, и прочие детали.

А дело было несколько лет тому назад, на Международном телевизионном фестивале «Бархатный сезон», и проходил он на роскошной океанской посудине (уже и не вспомню, под каким названием). А поскольку есть океанская посудина, то и океан должен был быть к ней в придачу. В нашем случае это было вполне «фирменное» Средиземное море, стоянка в порту Хайфа, что на Израильщине, и в числе прочих увеселений для фестивальных гостей - поездка на автобусах в Иерусалим. В общем, ноябрь месяц, температурка почему-то 50 градусов, и именно по тов. Цельсию (а не какому-то Фаренгейту!), и в качестве специального презента от владельца автобуса - весёлая поломка кондиционера, который сдуру вместо спасительной прохлады стал гнать в салон горячущий воздух. А в салоне – сплошняком ВИПы, от Бисера Кирова до Баниониса, от четы Пахмутовых до Давида Яныча Черкасского, который тут же стал требовать ему в автобус берёзовый веник с целью склонить не менее великую Клару Лучко попарить ему спинку, раз уж такая жара пошла!

Ну, и как всегда на фестивалях - тут же шутки с прибаутками, розыгрыши и прочая милая ерунда, без которой ни одна подобная тусня не обходится. Так мы и добрались до славного града Иерусалим, и остановились на горке, откуда открывался потрясающий вид на город.

Наша «баня» скрипнула дверьми, и из неё вывалился весь наш ВИПовский фарш, кляня и ноябрьскую погоду, и «кондишн», и водилу. И тут наш гид, дабы скрасить народный гнев, указал на живописное строеньице и молвил: «А не желает ли народ в полном смысле СЛИТЬ свой гнев в достаточно комфортных условиях современного израильского туалета?» И естественно, получил наше 100 %-ное согласие…

...И вот мы стоим в очереди, разделённые условной линией по признаку пола, но, тем не менее тесно, рядочком. Я перед поэтом Добронравовым, а в метре от меня левее – Сама Великая, несмотря на небольшой росток Пахмутова. И тут я возьми да скажи: «Александра Николавна! А Вы любите классическую музыку?»

Вот такой дурацкий вопрос задал, типа профессиональный идиот... Я думаю, Она так и восприняла. Пожала плечами: «Володя, а Вы-то сами как думаете?..» И смотрит на меня вопросительно.

И тут я второй вопросик подкатил: «А часто ли слушаете классику.... В ТУАЛЕТЕ?» (Ну, это примерно, как если бы у Бен Ладена спросить, любит ли он Диму Билана). «А к чему, Володя, Вы это ведёте?» - спросила меня Великая. И тут я говорю ей: «А спорим, Александра Николавна, что мы с Вами через десять минут будем осуществлять ЭТО под КЛАССИЧЕСКУЮ музыку?! Может под Баха или Шопена?»

«Да что Вы его слушаете! (к нашей милой беседе стал прислушиваться томящийся малой нуждою народ). Вы что, Володю не знаете, как он нас всех тут разводит своими розыгрышами?!»

В этом месте я сделаю отступление, и замечу, что я не первый раз бывал в Иерусалиме и ЗНАЛ, что данный туалет обладает уникальной «фишкой» - внутри него ВСЕГДА транслируется классическая СИМФОНИЧЕСКАЯ музыка. Только классика, никаких тебе Вандеров с Эминемами!

Ну, вы ж понимаете, что это всё из серии «Их нравы», у нас бы фиг додумались пИсать «под Бетховена». А «ув йихнем волчьем капитализьме», как говаривал наш старшина Процюк, эти безобразия - в порядке вещей. Может, даже кто и диссертацийку успел отцарапать на тему «Влияние Моцарта на нормальное функционирование прямой кишки». Но дело в том, что Пахмутова попала в это место впервые, естественно, была не в курсе, и понятна та обескураженность, с которой она восприняла моё предложение поспорить. Тут подошла наша очередь, и мы соответственно разделились.

Минут через двадцать я увидел нашего Живого Классика у выхода из «концертного зала» и подошёл к ней со словами: «В полной мере насладился финалом Шестой симфонии Петра Ильича Чайковского! Оказывается, очень способствует мягкому выведению урины из организма! А что исполняли в Вашем зале?»

Более задумчивую Александру Николаевну, могу поспорить, не видел никто и никогда: «А у нас исполняли Четырнадцатую симфонию Шостаковича. Мне кажется, дирижировал фон Караян. Всегда узнаЮ его мощную трактовку!»

Облегчённый народ шумно усаживался в автобус, обсуждая влияние классиков на функциональные особенности перистальтики.