«Полиция должна обслуживать людей, а не быть карательным НКВДшным органом, которым сегодня является МВД», – сказал бывший министр внутренних дел Юрий Луценко и предложил реформировать милицию в полицию.

Но. О реформировании милиции только на моей памяти говорили 10 министров внутренних дел. И все из них хотели что-то сделать, чтобы она обслуживала людей. Но мировая практика говорит о том, что полиция – это всегда карательный орган. Да, в его задачи входит, в случае необходимости, оказывать помощь населению, но обслуживающим органом полиция никогда не была и не станет.

Ведь кто тогда будет бороться с бандитизмом, с криминалом? Она что, будет бандитов обслуживать? Сейчас смотрю, как отпускают людей, вооруженных автоматами, и делаю вывод, что милиция – это уже обслуживающий орган. Тогда зачем его реформировать?

На самом деле, милиция – это карательный орган, который должен карать за нарушение закона. Суд выносит решение, а милиция раскрывает преступления, ловит преступников и передает их в руки правосудию, а там уже устанавливается наказание.

Тому подтверждение – реформа внутренних дел Российской Федерации. Тогда мы с министром Могилевым с делегацией были на совместной конференции с российским министром внутренних дел Нургалиевым, и как раз тогда россияне собирались реформировать милицию. Я выступал на этой конференции и говорил, что невозможно просто переименовать милицию в полицию и ожидать, что что-то от этого изменится. Переписать структуру департаментов, переименовать их по-новому – этого недостаточно, чтобы люди поверили в милицию. Именно поэтому российская реформа милиции в полицию потерпела крах, Нургалиев был уволен с формулировкой от Краснова о провале реформы МВД. И у нас по той же причине может быть провал.

У нас в стране нужно начинать комплексное реформирование всех силовых органов, которые есть в государстве, прежде всего, судебной системы. Потому что если сотрудник милиции или любого другого правоохранительного органа ведет себя некорректно, неправильно, преступно, то суд должен выносить справедливые решения. Потому что на самом деле, закон предполагает серьезное наказание для сотрудников милиции или будущей полиции за нарушение их функциональных обязанностей и за преступное отношение к гражданам. И если они будут получать заслуженное наказание, то они не будут пытать людей и фальсифицировать преступные дела.

Но у нас судебная система остается в том же виде, в котором она была, и если она абсолютно несправедлива, то ожидать, что у нас изменится милиция – это напрасная трата времени, усилий, людей и денег на реформирование. Потому что только для того, чтобы перепечатать все таблички, штампы, печати, перевести в документах слово с милиции в полицию, уйдут миллиарды народных денег. А по сути ничего не изменится.

Для начала нужно представить обществу качественную комплексную программу реформирования правоохранительной и судебной систем, а потом в рамках этой реформы изменять милицию. Тогда, конечно же, появится новая структура, которая по-новому будет относиться к гражданам, и тогда можно ее будет менять на полицию. Но ставить впереди лошади телегу – это неразумно.

Да, к милиции всегда относились плохо. В советское время все-таки была пропаганда и было уважительное отношение к милиции, хотя на кухне все равно ее ругали. Поэтому были то всплески роста, то падения уровня отношения к милиции, но была хотя бы составляющая доверия людей и доверия внутри самой системы. Сейчас ведь проблема милиции в том, что ей не доверяют не только люди, но и сами служащие не доверяют друг другу. А это самое страшное.

Вот сейчас есть подразделения, которые совершенно безосновательно задерживают тех же «беркутовцев», в делах которых нет экспертного заключения, в кого они стреляли, какие у кого были пули. Этого никто не узнает, а просто на основании выборки из журналов, кто получал оружие, делают выводы. Но это юридически абсолютно безграмотно.

Во-вторых, людей, которые выполняли приказ, сейчас пытаются наказать. И в то же время, когда агрессор стоит у ворот нашего государства, собираются отправлять туда армию, по сути, этих же сотрудников, воевать и дать им команду стрелять. Так они не будут этого делать, потому что они уже знают, что за выполнение команды им светит срок.

Ведь не снайпера нужно наказывать, а того, кто отдавал команды. А снайпер должен выполнять команды, поэтому его наказывать ни в коем случае нельзя. Это элементарные командные вещи, прописанные еще со времен Лао-цзы мудрейшими людьми, которые наблюдали за войной и описывали ее в своих трудах. Все это уже сформулировано. Это все равно, как за совершенное ДТП наказать автомобиль, а не водителя – это же автомобиль совершил преступление,а водитель здесь при чем? Вот то же самое мне напоминают нынешние условия, когда снайперов наказывают за выполнение приказов.

В Законе «О милиции» есть статья 15, в которой сказано, что сотрудник милиции должен применять оружие в случае угрозы жизни граждан. Они же дают показания о том, что кто-то бросил бутылку с зажигательной смесью в человека, который загорелся, так это угроза жизни человеку или нет? Угроза. Эта статья требует от сотрудника милиции применения оружия. Поэтому человека не в чем обвинять – отмените эту статью.

Вчера, например, была панихида по погибшим сотрудниками милиции. Я с горечью узнал, что на ней не было ни одного генерала и руководителя МВД. Как бы ни относились к милиции, но всех граждан жалко. Да, Небесную сотню жалко, погибли молодые ребята и девушки, это недопустимо, когда граждане страны гибнут. Но! Пусть отвечают те, кто привел к этому кровопролитию. Но ведь пострадали и погибли и сотрудники милиции!

А я не слышал о расследовании, что в этих людей стреляли. А на этой панихиде были семьи погибших милиционеров, их жены, дети, родители, которые остались без них. Так как, скажите, их руководители не проявили к своим же служащим никакого внимания? Вот как собирается руководство МВД смотреть в глаза своим сотрудникам, которые даже не пришли сказать хоть какое-то слово? А потому что у них не нашлось никакого слова к тем, кем они сегодня собираются командовать.

Поэтому сейчас конфликт находится внутри самой системы. И это еще более страшно. И на таком отношении они доверия к милиции не построят. И пока не будет доверия внутри, понятное дело, что не будет доверия граждан к этой разваленной, разрушенной и неэтичной милиции.