...и старшего поколения, потом, когда среди самих музыкантов увеличилось количество трупов по причине добровольной передозировки, протест переключился на наркотики. Самобытное явление русского рока выплеснуло свой гнев против проявлений советской бюрократии и тоталитаризма.

И вот свету представлено новое явление – рок украинский, главным врагом которого объявлен, естественно, русский язык, Россия и русские в принципе. Иного мнения не могло сложиться у человека, посетившего действо под названием «Мазепа-фест», проходившее в Полтаве с 8 по 10 июня.

Организаторы и формат праздника

Думаю, не стоило ломать голову и напрягать серое вещество, чтобы догадаться, что за титаны мысли стоят за подобными «праздниками песни». Конечно, это траченные молью руховцы и партактив «Нашей Украины». Духовным отцом фестиваля стал еще пять лет назад один из лидеров местных «нашеукраинцев» Мыкола Кульчинский, известный своими ротационными попаданиями в парламент и прозвищем «Крановщик», распространенным среди местных однопартийцев-завистников, намекающих на основную, практически ментальную специальность пана Мыколы.

Ненавидящий в быту и по жизни все русское от языка до балалайки, пан Кульчинский выработал своеобразную концепцию фестиваля. К участию не допускают музыкантов, поющих на русском языке. Это однозначное и жесткое условие. Но, судя по нынешнему фестивалю, теперь в ряду непременных условий появилось и обязательное оскорбление русских или издание национал-стонов в адрес московского империализма.

Составными частями праздника являются просмотр «нового украинского кино», вроде любимого фильма берлинских педерастов (ибо больше его не оценил никто) «Легенда про гетьмана Мазепу» Ю. Ильенко или высокохудожественная сага о Романе Шухевиче «Нескорений». Фильмы особо рекомендуются людям, страдающим бессонницей, ибо они действуют куда радикальнее всяких снотворных.

Вторая часть фестиваля – прослушивание этнической музыки. Под этнической подразумевается заунывное пение живых кобзарей или подобных творческих коллективов. И, наконец, третье действо – это праздник рок-музыки. К слову сказать, обычно на фестивале не так много не только рока, но и собственно музыки…

Главный герой

Почему Кульчинский назвал свой фестиваль в честь Мазепы, а не Петлюры, доподлинно неизвестно. Ну, ближе ему гетман, да и личность то какая! Мало того, что стал синонимом измены (ибо нарушил клятву, данную на Библии), так еще и совращал свою малолетнюю крестницу Мотрену, которую москальский поэт Пушкин «украсил» более европейским именем – Мария. За такие грехи от церкви отлучали. Но это было так давно, что сегодня, глядя на происходящее, переворачивается в гробу, наверное, и сам Мазепа.

По логике создателей фестиваля, можно было назвать праздник песни даже в честь Павлика Морозова, он ведь тоже рейтинговый предатель, но остановились на гетмане: Павлик то были пионером, к тому же кацапским.

Над сценой висел портрет Мазепы, точнее, одно из его многочисленных изображений, среди которых самое популярное находится на 10-гривенной бумажке.

Антураж

Если театр начинается с вешалки, то «Мазепа-фест» с транспаранта: «Янека под ревтрибунал!». Интересно, а почему бы не провести этот фестиваль с выездом в Донецк?

Гостям предлагали посетить оранжевые палатки «ТАК! Ющенко!», где торговали майками с надписями «Этнонациональная революция», портретами Бандеры и нацистской символикой. По периметру прохаживались сублимированные личности с пивным перегаром и шевронами УНСО. Действовали еще три торговых точки, где можно было купить, как убеждали, «все украинское». Под этим термином подразумевались три десятка книжек «сучасних авторiв» Забужко, Жадана, Андруховича и других, а также компакты украинских исполнителей, среди которых тайным образом затесались не только украинские, что было, скорее всего, происками москалей. Кстати, торговала всем этим добром днепропетровская фирма Арт-Вертеп, чей слоган на висящем баннере глаголил: «Будь суч. укр.» В плане суч. укр. - это наверняка недосмотр организаторов или опять же известные происки…

Карликовая ненависть

Как любое порядочное русофобство, «Мазепа-фест» начался с понтов, которые демонстрировали сусальные казаки какого-то казачьего «вiйська», с театральными красными шароварами и атаманом. Традиционным был и вступительный спич Кульчинского «о трагической доле украинского народа, о московском неоколониализме и успехах Мазепы в деле провозглашения украинской независимости». Хотя, как известно, независимость стране принес бывший секретарь идеологического отдела ЦК КП УССР Леонид Кравчук.

Демонстрируя серьезные намерения казачества и его же несокрушимый дух, пальнула в воздух самодельная пушка, что привело в восторг не знающих армии собравшихся тинэйджеров и тех, кто постарше.

Но Кульчинский дал хороший старт и упражняться в русофобии начали все, чьи национальные комплексы так и не задремали за 15 лет славной независимости и победы оранжевой псевдореволюции. Выписанный из Киева фронтмен Архипчук просто искрился ненавистью к России и всему русскому, что компенсировало его не слишком большой (как показалось) интеллектуальный уровень. Помимо ковшей грязи и «смелых» наездов на Россию он, к примеру, требовал от одной из вокалисток торжественной клятвы не давать больше интервью «мовою півнiчного сусіда». Даже ставшую почему-то в его устах москальской окрошку он предлагал заменять украинским борщом.

Праздник песни?

Что касается собственно рок-музыки, то здесь, по всей видимости, опять же потрудились москали. Наверняка, одной из задач московского колониализма было методичное уничтожение слуха, голоса, да и таланта украинских рок-исполнителей. Тяжелое наследие колониальной системы и духовного геноцида передалось даже на звук, который был отвратительным, ибо сами музыканты постоянно жаловались на мониторы.

Кстати, что касается языка, то петь можно было не только на украинском, но и на других европейских «мовах» – английской, немецкой, польской. Здесь преуспевали рокеры из Львова и Тернополя. Или фраза «комон бэйба» это что-то из раннего Шевченко?

Одними из первых выползли некие рокеры «Аварiйний вихiд» из пгт. Котельва Полтавской области. Сразу вспомнился ранний Шевчук: «У нас в деревне тоже были хиппаны…» «Вихiд» действительно оказался «аварийным». Первую песню грозные национал-рокеры посвятили «усім покидькам, які гнобили неньку Україну». Название песни также отличалось оригинальностью – «Краіна-руїна». Хотя, в силу фактов современного хаоса, логичнее ее было посвятить наследию правления «першого демократичного президента».

Оригиналов хватало. Так, полтавский гурт, назвавшийся в честь любимой женщины москальского писателя Тургенева, певицы и композитора - «Полина Виардо», выдал любопытную сентенцию: «Трудно переоценить вклад Мазепы в культурную жизнь Украины». Неизвестно, как у музыканта с изучением истории, но ведь действительно – трудно даже оценить этот вклад. Стихов Мазепа не писал, живописью не увлекался, не вышивал крестиком и даже не собирал этикетки спичечных коробков. Церкви, говорят, строил, так и сегодня строят почти все имущие – грехи замаливать ведь как-то надо.

Творческий уровень основной массы исполнителей держался в пределах допившихся до мерзких видений уездных циркачей. Между криками зал судорожно зевал до вывиха челюстных суставов. Львовские «Королевские зайцы» звучали сносно, но их гитарные запилы весьма смахивали на подобные упражнения более солидных и ранних авторов, вроде сэра Пола Маккартни. Вторичность била ключом, но дешевых понтов хватало при этом на концерт как минимум вышеупомянутого сэра или хотя бы на выступление Юлии Тимошенко.

Любопытно, что хорошо выступившей группе «Дороги меняют цвет», которая перевела свои русскоязычные песни на мову, подпевал весь зал – на русском! Куда только смотрели организаторы?!

Фестиваль завершался. Русофобии становилось меньше, народ отравлял атмосферу перегарными парами и уже смутно понимал смысл происходящего. Так что, до новых встреч, русофобы!