…учебке, командовать такими же несмышленышами, какими мы были полгода назад (да, положа руку на сердце, и продолжали оставаться), приводила в ужас!

Нет страшнее для моряка слова «бербаза» – ты носишь морскую форму, а море видишь только с берега. Забегая вперед, скажу: даже попав на флот, один из наших ребят все-таки не избежал сей печальной участи – оставшиеся 2,5 года он прослужил в штабе дивизии. Боже, как он нам завидовал!

Но это так, лирика, чтобы вы поняли наше состояние, когда наконец явились «покупатели». Прием-передача личного состава много времени не заняла, прощание с остающимися (двое поступали в военно-морское училище, один предпочел учебку тяготам флотской службы), старшинами и офицерами, и вот – снова поезд, увозящий нас все дальше и дальше на север. На этот раз сильно разгуляться не дали, но «погладить дорожку» мы все же умудрились, некоторые так «нагладились» – хоть святых выноси!

А все дело в том, что наши провожатые то ли не обратили внимания, то ли просто не захотели его обращать на «пятую колонну» в лице проводниц: «Мальчики! Печенье, вафли, курица…» – а в корзинке под печеньицем, вафельками и курочкой – бутылочки с беленькой! Конечно, морячки народ небогатый, но ко многим из нас перед выпуском родные приезжали (как же, дитятко за кудыкины горы, в Заполярье ссылают!) и, ясное дело, «захребетные» оставили. А много ли надо матросику, полгода пива не пробовавшему?

Наконец, не мытьем так катаньем, очередной полуэкипаж, теперь в Североморске. По сравнению с ним Красная Горка стала казаться раем земным: весь день на плацу, питание –гаже некуда, да еще бог весть во сколько смен: завтракали в 4.00, а ужинали после 24.00. А хуже всего – неизвестность: куда попадешь, в какой экипаж?

Но и с этим определилось – Кольский полуостров, поселок Гремиха. Радовались, как дети малые. Не слышали тогда, глупые, флотской шутки: «Если весь полуостров принять за задницу, то Гремиха – самая ее середина».

Когда молодым офицерам на распределении предлагали Гремиху, они старались откреститься от такого «счастья» всеми правдами и неправдами. Тогда им на выбор – Йоканьгу! Офицер на радостях соглашался, не зная, что Йоканьга… всего лишь старинное название Гремихи!

Впрочем, условия для офицеров там действительно не из лучших. Нам, матросам, казарма – дом родной, но ведь и молодые мичмана с офицерами тоже с нами живут, в казарме, в четырехместных кубриках! Все это гордо именуется офицерским общежитием, но семьям-то от этого не легче!

Да и климатические условия оставляют желать лучшего, у нас шутили: в Гремихе ветер куда ни дует – все время в морду. В царские времена туда ссылали политкаторжан, есть даже памятник – землянка, обложенная человеческими черепами.

Но, как бы там ни было, Гремиха так Гремиха. Отправлялись мы из Североморска поздно вечером. Надо сказать, что в радиусе 400 километров от Гремихи нет никакого жилья, и никакие дороги туда не ведут, ни шоссейные, ни железные. Путей остается два: морем или по воздуху. Воздушный отпадает сам собой – только вертолет по спецзаданию. Морской – теплоход «Вацлав Воровский» раз в четверо суток, да и тот из Мурманска. Но на флоте для таких случаев существует безотказное средство – БДК (большой десантный корабль). Вот его-то нам и предоставили!

А во время погрузки я впервые увидел северное сияние. Поначалу даже и не понял, что это, принял за отсвет фонаря. Матросы с БДК объяснили. Я смотрел, как завороженный! Оно и впрямь завораживает, знаете, как костер – смотришь-смотришь и оторваться не можешь… Представьте себе огромную, легкую, словно воздушную занавеску, подвешенную неравномерными зигзагами прямо над головой. И вот эта занавеска колеблется, словно под легкими порывами ветра, а за ней со свечами в руках бегает множество людей, и от этого по занавеске в разных направлениях перемещаются светлые полоски разной ширины и интенсивности. Они то пересекаются и бегут дальше своей дорогой, то сталкиваются, словно мячики, и разбегаются в разные стороны… Потом я видел множество сияний, более ярких, более красочных, но это, первое – блеклое, одних зеленых оттенков, стало мне словно родным, и его я не забуду до конца своих дней…

…Наконец, мне захлопнули рот, развернули в сторону трапа и легонько наподдали коленкой под зад – пора на борт! Разместили нас, естественно, как БТРы и танки – в грузовом трюме. Каюты личного состава и кубрики десанта – офицерам и старшинам.

Ну да мы особо в обиде не были: новая неизвестная жизнь, в которую мы вступали, захлестнула обилием впечатлений. Разбились группками по знакомствам, выбрали место посуше (в трюме то там, то сям гуляла вода) и – отдыхать, впереди многочасовый переход.

Одно плохо: с едой нас объегорили: вместо положенного в таких случаях сухпайка выставили несколько мешков морских сухарей. Вы пробовали морские сухари? Нет? Повезло вам. Это не соленые сухарики к пиву – здоровенная краюха черного хлеба толщиной в два пальца, засушенная до состояния разбивания кувалдой. Вообще-то их можно размачивать в кипятке, только где его взять? Вот и грызли мы их, обламывая зубы, и казалось нам, что ничего вкуснее мы в жизни не пробовали.

…И тут и гудок – Гремиха! Но что было там, об этом – в следующем рассказе.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале