…в республике, находясь за ее пределами. Кофе выпить негде. В этом плане Киев удобнее. Мне нравится, когда кофе на каждом шагу можно выпить, – повествовал мой сосед по купе, работавший адвокатом в одной из белорусских правозащитных организаций.

До этого еще в Киеве мне сказали, что я еду в страну, представляющую собой «осколок неразвалившегося СССР, чудом влетевшего в двадцать первый век». Что ж, судя по всему, мне предстояло путешествие не только в пространстве, но и во времени…

…Поезд медленно подходил к перрону. В окне в утренней дымке прорисовывались очертания просыпающегося Минска, столицы государства, сделавшего свой выбор. Не ЕСовский, но и не российский. Что бы там ни говорили, страна расположилась прямо в центре континента, и это ко многому обязывает.

До электрички оставалось еще два часа, и осмотр города можно было начинать прямо с вокзала (в этом был свой смысл, потому как в Украине, например, вокзалам уделяется особое внимание). Минский вокзал строился примерно в то же время, что и Южный терминал в Киеве. Однако новая часть вокзала в Киеве сделана, как дорогая игрушка для туристов и тех, кому нечего делать.

А вокзал в Минске – весь новый, и сделан на ином функциональном уровне (не говоря обо всех нюансах, скажем только, что в метро можно попасть прямо из железнодорожного терминала, что для Киева - просто роскошь). Он мало похож на киевский, но гораздо больше общего имеет, например, с вокзалом в Вильнюсе. И это не случайно.

Только отсутствие объективной информации и небольшое число межреспубликанских контактов позволили нашим властям преподнести украинцам искаженное видение жизни у «северной соседки». Молодежь искренне считает, что Украина гораздо дальше прошла по пути модернизации, чем Белоруссия. И только люди старшего поколения помнят, как в 1960-70-е годы в Минске можно было купить косметику и трикотаж таких разновидностей, коих в Киеве никогда не бывало.

Прямая граница с Литвой и Латвией, близость всесоюзных столиц Москвы и Ленинграда, весомое присутствие польского этнического компонента создали в Белоруссии ситуацию своеобразного обновления. При застылости политических процессов, европейские и столичные ветры обдували Белоруссию так, как это, увы, по сугубо географическим причинам, совсем не грозило амбициозной, но очень Советской Украине.

Впрочем, речь не об этом. Обменники в Минске глаз радуют. Там меняют даже эстонские кроны и латвийские латы. При виде такой подлинно европейской картины я вспомнил Центральный вокзал в Киеве, где в том числе и белорусские рубли – валюта инкогнита.

Вокзальных впечатлений уже хватило бы на целую статью, но дальше было тоже интересно. Например, в архитектурном плане.

Пресыщенный строительными чудесами киевлянин мог бы назвать Минск однообразным, но в этом тоже есть своя прелесть сталинского ампира. Город был практически полностью разрушен в годы Великой Отечественной (в Белоруссии эту войну никто и не подумает стыдливо назвать советско-германской), поэтому центральная часть целиком восстанавливалась при позднем Сталине.

Возможно, поэтому центр Минска напоминает один большой проспект, застроенный добротными «сталинками». И даже вмонтированный в одно из таких зданий «Макдональдс» не портит картину, а лишь приятно дополняет ее.

Мои глаза тщетно искали строительные краны и дома в «новорусском стиле» из стекла и бетона. Архитектурного диссонанса в центре Минска нет. Зато есть парки, идущие каскадом через всю центральную часть белорусской столицы. И никто почему-то не огораживает их бетонными или деревянными заборами, не строит казино, ночные клубы или тридцатиэтажные дома. В минских парках есть место для прогулок и занятий спортом. Наверное, это неправильно. Но у них так принято.

В одном из таких парков мне попалась на глаза Республиканская доска почета. Наверное, это был единственный случай, когда я вспомнил, что Белоруссия – это «Советский Союз, ворвавшийся в двадцать первый век».

А вот костел на одной из главных площадей, рядом с административными зданиями республики, дает понять, что католицизм в Белоруссии – это не пустой звук. И зря пишут отдельные российские и украинские СМИ, что полякам-католикам в Белоруссии несладко живется. Постоянная зарубежная поддержка не дает им потерять себя. Ухоженные, свежевыкрашенные фасады костелов – лучшее тому свидетельство.

Вообще, после прогулок по Минску остается какое-то непонятное чувство чистоты, несвойственной обычно большим городам, с их обилием вечно жующих прохожих и вездесущих машин. Убирают минские дворники не по-детски. Порядок чувствуется. И не только в санитарно-гигиенических вопросах.

Вот, к примеру, дороги. Гаишники минские – свирепые люди. Не разрешают в маршрутках брать «на борт» пассажиров, если нет сидячих мест. Одного-двух «лишних» водители, правда, могут подхватить. Но с условием, что ехать они будут почти что сидя на полу (чтобы милиция не засекла). Поэтому сексуальные сцены, столь характерные для украинского автотранспорта, в Минске отсутствуют напрочь.

«Злачные места» в белорусской столице имеются. В этом вопросе «европейский» Киев тоже не может претендовать на уникальность. Как правило, те или иные увеселительные заведения контролируются властями, создавая в итоге вполне современную картину города со своими казино, кальянными и дискотеками.

После всего увиденного остается только пожалеть тех, кто в морозном марте этого года вышел на «площадь Калиновского» имитировать минский Майдан. От добра добра не ищут. Наверное, и Александр Милинкевич со Станиславом Шушкевичем это давно уже поняли и только делают вид, что чего-то добиваются.

…А Александр Лукашенко для белорусов, наверное, то же самое, что Фидель Кастро для кубинцев. Отец-основатель, живущий вопреки ЕС и без учета мнения Москвы. Его любят и боятся, уважают и ценят. Наверное, ни один из постсоветских лидеров не удостаивался еще такого отношения со стороны своих сограждан.

Юрий Корогодский