…революционных научных открытий, предстают людьми, как бы это помягче выразиться, сложными в обыденной жизни. Гоголь вроде был замкнутым пессимистом, склонным к болезненным депрессиям и навязчивым состояниям, Лермонтов как будто отличался склочным характером, а Некрасов якобы проявлял немотивированную жестокость к крепостным, был расточителен и необуздан в страстях. Чайковский вообще имел нетрадиционную сексуальную ориентацию. Но любим их всех мы не только за это. Часто – даже вопреки этому. Впрочем, их бренное существование давно закончено, а шедевры живут и поныне.

С современниками сложнее. Создавая свои труды, которые еще неизвестно, войдут ли в хрестоматии, они все время на виду. Их поведение и высказывания на злобу дня, их оценки и поступки мы можем анализировать безо всякого почтения к достижениям в поэзии, музыке или науке. Даже если достижения признаны целым миром или объявлены таковыми.

Столь длинное вступление, как вы понимаете, обязательно должно повлечь за собой некое злопыхание в адрес живого классика. И повлечет…

На днях мне довелось посмотреть и послушать известную и, говорят, очень и очень талантливую украинскую писательницу Оксану Забужко. Увидев в студии одного из телеканалов знаменитую пост-модернистку, чьи произведения уже изучаются в университетах, я обрадовалась. Ну в самом деле – сколько можно внимать косноязычию политиков, неясным речам самовлюбленных политологов и эмоциональным, но малограмотным филиппикам гостей студии из народа? Наконец-то удастся послушать живое и яркое слово властительницы дум интеллигенции!

И что же – уважаемая Оксана мало того что нервно повторяла давно пережеванный миф о полутора миллионах на Майдане и в тысячный раз рассуждала на тему о народном гневе и идеалах революции, она еще и по-бабьи противно переругивалась с Ларисой Скорик. Взяв слово, пани Забужко сразу поведала о своем разочаровании – ей, мол, было обещано, что в студии соберутся интеллектуалы, представители творческой общественности, а вышло… А что вышло? В студии сидел председатель украинского пен-клуба, художники, политики, временно оказавшиеся не у дел, политологи и журналисты – публика довольно почтенная, искушенная в дискуссиях, и чем уж она не смогла соответствовать высоким ожиданиям Оксаны Забужко, так и осталось непонятным.

Между тем, оппонентка писательницы Лариса Скорик, как бы кто к ней ни относился, высказала довольно здравую мысль – почему все опросы поневоле ставят респондента в позицию радикального выбора? Зачем эти вопросы: кого вы поддерживаете – правительство, президента или парламент? Ведь в самой постановке вопроса уже заложено противостояние, необходимость радикального выбора. Зачем это нагнетание политизированности простого человека? Зачем, наконец, эта бесконечная революционизация обывателя? Разве может человек жить в постоянном состоянии борьбы и ненависти, экзальтации и противостояния?

Эти здравые мысли показались Оксане Забужко кощунственными, и она с пафосом, достойным лучшего применения, хотя сфера применения пафоса, как по мне, вообще чрезвычайно узка, задала самый пошлый из всех пошлых вопросов: «А почему это вы, пани Лариса, так не любите украинский народ? Почему вы называете его электоратом?!»

Самое смешное, что слово «электорат» пани Скорик ни разу не произнесла, ну, да Бог с ним. Сам вопросец показался до боли знакомым. «Вы все еще пьете по утрам коньяк?! Да или нет?! А, вам нечего мне ответить!» Яркое ощущение дежавю. Виртуозом подобных вопросов у нас является Юлия Тимошенко. Даже как-то странно, что дама-писатель использует приемы, не ею разработанные. И еще при этом страшно гримасничает, нервничает и жестикулирует. И это – отважная женщина, не побоявшаяся провести полевые исследования украинского секса! Даже написать об этом роман, переведенный на языки народов мира.

Признаюсь честно – сие произведение осилить на украинском не смогла. Хотя честно пыталась продраться через витиеватые многоэтажные построения. Не потому не смогла, что не знаю мовы, - я его и на русском не осилила бы. Если мне хочется почитать чего-нибудь постмодернистского, я удовлетворяюсь сочинениями Генри Миллера. Но я абсолютно уважаю мнение тех читателей, которые считают произведения уважаемой Оксаны современными украинскими шедеврами. Тем удивительнее та беспомощная крикливость, с которой пани Забужко пыталась донести до зрителей и участников дискуссии банальные, заезженные до полной ветхости тезисы. Воинственная дама никак не могла согласиться с простой идеей – заклинания о единстве, злуке и великой европейской нации не могут сопровождаться постоянным стимулированием военных действий. Даже если на их фоне так упоительно демонстрировать юную горячую воодушевленность.

Оксана, оказывается, до последнего дня была очарована не только идеалами Майдана, но и личностью одной из наиболее одиозных его фигур – Юлии Тимошенко. И только после того, как Юлия Владимировна совершила абсолютно циничный кульбит, открыто вступив в сделку с коалицией, пани Забужко наконец прозрела. Не поздновато ли для искушенной амазонки?

Марьяна Соколова