...игр – так же, как и американский доллар. Первый из них уже лопнул, забрызгав кровью Норвегию, еще недавно казавшуюся тихим уголком земного шара.

Большинство наших бед начинаются с вранья. Но так уж устроен человек, особенно белый человек, что он просто не может не врать. Практически вся нынешняя западная политика и формируемое западной прессой пресловутое «общественное мнение» – это одна огромная ложь. Многие в неё верят и считают истиной. Некоторые считают, что это ложь во спасение, и поддерживают её. А другие боятся пойти против официальной позиции стада и предпочитают помалкивать, даже когда настает необходимость сказать правду.

Уютный скверик в тени стеклянного небоскреба, где культурные студенты читают классиков литературы и попивают хороший кофе, разносимый улыбающимся гарсоном, – так изображали для украинцев жизнь граждан Евросоюза. Кое-кто из приехавших домой на Рождество гастарбайтеров божился, что он не просто видел всё это собственными глазами, но и был удостоен чести поработать тем самым гарсоном. Так что дело было за малым: избрать «демократического президента», который бы сделал Украину членом ЕС, раздал народу «еврогражданство» и выпустил бы их на просторы Франции, Италии и Австрии – ничего не делать и пить хороший кофе в сквериках. Воистину, это стало великой украинской мечтой!

Единственное, о чем не подумали отмороженные на Майдане мозги – что на хороший кофе, комнату в мансарде Монмартра, на билет скоростного поезда и прочие европейские радости нужны деньги. Так что придется искать работу и вкалывать, потому что европейского пособия хватает только на то, чтобы поселиться в специальном спальном районе – в доме, до боли напоминающем наши десятиэтажки 80-х, доведенные до состояния загаженных трущоб 90-х, на одной площадке с албанцами, сомалийцами, пакистанцами и двумя десятками детишек беженцев из Бангладеш. В квартире, где стальная входная дверь является защитой не от воров, а от соседей – причем зачастую это будут одни и те же лица. С видом на двор, который мало чем отличается от двора на Троещине – разве что мяч там будут гонять не белые, а разноцветные мальчишки, орущие на неизвестных вам языках.

Что? Нет? Европа не такая? Вам это написала ваша подруга, вышедшая замуж за представителя британского среднего класса и уехавшая жить в Лондон? Или рассказал мэр, который ездил в Бельгию проведать учащегося там сына? Бесспорно! Те, у кого есть соответствующий доход (а много ли среди вас таких?), могут найти для себя в Европе место получше. Туда, куда еще не добралась раковая опухоль «мультикультуры»…

Первыми «небелыми» мигрантами в Европе были негритята-бои, индусы-швейцары и молчаливые китайские слуги, которых купцы и полковники привозили из заморских стран. Но в течение нескольких веков они были лишь экзотикой, как и обезьянки шарманщиков. А первый массовый завоз жителей колоний в метрополию произошел лишь в 1915 году, когда для мясорубки Первой мировой срочно понадобилась большая партия дешевого пушечного мяса, потому что смерть коренного француза или британца имела слишком большую политическую цену.

И только во второй половине XX века Европа начала проводить политику массовой трудовой миграции. Еще из советской прессы помнится, что основные потоки гастарбайтеров распределялись так: в ФРГ оседали турки и курды, во Франции – жители её бывших африканках колоний (арабы, берберы, негры), Италию облюбовали ливийцы и жители Туниса, Британию осаждали жители Ост-Индии. С падением «соцлагеря» миграционные потоки лишь увеличились: к ним прибавились албанцы и боснийцы, афганцы и пакистанцы, жители самых отдаленных и нищих стран мира. В самой же Европе мигранты расселялись уже не только по индустриальным державам, где можно было найти работу, но и всё больше предпочитали уютные спокойные страны со «шведским социализмом» (социальное пособие позволяло не надрывать спину на черной работе).

Так, постепенно, мигранты стали ехать в Европу не ради заработка и укрытия от голода и гражданской войны, а чтобы поселиться в благоустроенном раю. У европейских сомалийцев даже появилась ироническая поговорка, отражающая суть их менталитета: «человек рождается усталым, а потому должен всю жизнь отдыхать».

Впрочем, ладно бы они только отдыхали. Но в районах компактного поселения мигрантов процветает наркоторговля, грабежи, убийства, время от времени там вспыхивают массовые бунты с погромами. И, как уже было сказано, напоминают эти районы не уютную культурную Европу, а отечественные «рабочие» кварталы – загаженные и проблемные.

Европейской культурой мигранты, за некоторым исключением, так и не прониклись. Таким образом, планы правых европейских партий об ассимиляции новых граждан благополучно провалились. А потом к власти стали приходить левые партии, которые ввели в свою политику доктрину вины белого человека перед жителями своих бывших колоний (с соответствующим моральным и материальным возмещением), а также принцип «мультикультурной» Европы, в которой мигрантам не нужно ассимилироваться и приобщаться к европейским ценностям. Напротив, всячески приветствовалось, если приезжие из Азии и Африки сохраняли свою культуру, язык, обычаи и т. п. Предполагалось, что в атмосфере всеобщей толерантности в Европе будут мирно сосуществовать масса разных культур: католические консерваторы, либеральные неохристиане, атеисты-космополиты, мусульмане и иудеи, буддисты и индуисты. Да хоть вудуисты!

Но это была утопия… Да, за отрицание возможности воплощения этого проекта в жизнь на людей вешали ярлыки фашистов и ненавистников, даже подавали на них в суд и изгоняли с работы. Яркий тому пример – поломанные карьеры телеведущей Евы Герман и члена совета директоров «Бундесбанка» Тило Саррацина, уволенных за критику феминизма, содомии и мусульманских мигрантов. Пресловутая «свобода слова» в Евросоюзе оказалась ограниченной куда более, чем в Украине, России или даже в Туркменистане. Дошло до того, что голландская семейная пара, которую ограбили гопники-мигранты, была вынуждена извиняться перед своими обидчиками за то, что обозвала их «черномазыми негодяями». Гопников, кстати, отпустили с условным сроком: суд счел, что молодые люди не могут найти себе работу, а потому были вынуждены пойти на преступление. Напоминает маразм первых годов советской власти, когда всех воров считали жертвами системы капитализма.

Вряд ли кто-то ожидал и столь быстрого демографического роста «диаспор». В то время, как коренные европейцы увлекались содомией или заводили 1-2 детей, мигранты привычно рождали по десятку бойких карапузов, получая на них от государства пособие и прекрасное медицинское обслуживание. В ряде школ белые дети стали меньшинством – и начали подвергаться нападкам со стороны своих смуглых и раскосых одноклассников. Семьи мигрантов, достигших некоторого успеха, начали переселяться из гетто в более приличные районы, вытесняя оттуда белый «средний класс», который начал переезжать в компактные места проживания «коренных европейцев». Таким образом, шел процесс, получивший название «исламское завоевание Европы». Впрочем, завоевывали её не только мусульмане. Но за любые упоминания об этом людей тут же приравнивали к Гитлеру!

Но однажды терпение лопнуло. Первыми не выдержали французы – очевидно, их достали грандиозные бунты мигрантов, которые чуть не спалили полстраны. Власти Франции решили для начала ограничить «мультикультурность» и запретить ношение полного (строгого) хиджаба для школьников и работников госучреждений. Заодно полиция стала гонять тех ретивых правоверных, которые пытались, было, резать баранов на улицах Парижа. Конечно, поднялась волна возмущения, причем в толпе гневно потрясающих мигрантов можно было видеть и французских «правозащитников», однако Саркози никогда не шел на уступки толпе, даже если она громила города. Так во Франции мигрантов поставили в определенные рамки, дав понять, что законы страны выше их племенных традиций.

Одновременно с этим власти Франции нанесли удар по цыганам. Тамошние «ромалы» несколько отличаются от наших, поскольку являются скорее бродягами из Румынии, которые нелегально прибывают в самые благополучные страны ЕС и селятся там в каких-то трущобах, а то и просто внаглую занимают свободные квартиры. Так как цыгане не имеют нигде достаточно мощного лобби, то за них никто особо и не вступался. Таким образом, за три года из одной только Франции было депортировано обратно в Румынию около 30 тысяч цыган. А ведь охоту за ними объявили почти по всему Евросоюзу.

Дальше – удивительнее. В октябре прошлого года канцлер ФРГ Ангела Меркель вдруг заявила, что «мультикультурализм» в Германии полностью провалился. И очень строго подчеркнула, что мигранты должны нести гораздо больше обязанностей, чем они несут сейчас.

«Хотя ислам – часть Германии, но большинство наших ценностей имеют иудео-христианское происхождение, и об этом нельзя забывать. Нужно менять иммиграционную политику – нам нужны не претенденты на получение социальных пособий, отягощающие наши социальные системы, а квалифицированные кадры, способные конкурировать на рынке труда», – серьезно говорила она, шокируя многих левых. Впрочем, левые в Европе – это пестрая смесь марксистов, троцкистов и анархистов вкупе с буржуазными социал-демократами, поэтому их идеология довольно серьезно отличается от привычного нам марксизма-ленинизма.

А вот немецкие правые поддержали канцлера. И лидер ХСС Хорст Зеехофер заявил, что «мы выступаем за руководящую роль немецкой культуры и против мультикультурности. Мультикультурализм мертв». Одновременно с этим раздались требования реабилитации «пострадавшего за правду» Тило Сарацина, чья книга стала бестселлером.

Ну и самым радикальным антимиграционным шагом стал референдум в Швейцарии, на котором большинство выступило против строительства в стране новых минаретов. Кстати, их и всего-то было лишь четыре на всё конфедерацию, но швейцарцы категорически посчитали, что этого вполне достаточно.

Таким образом, за последние пару лет Евросоюз стал пересматривать свою прежнюю политику по отношению к мигрантам и уже практически на официальном уровне признает несостоятельность «мультикультурности». Налицо были все признаки начинающегося процесса медленной «консервации» Европы, её поворота к политике ассимиляции мигрантов, ужесточения условий их пребывания и вообще ограничения миграции. Пожалуй, это был реальный шанс мирно остановить «исламское завоевание».

И вот тут весьма некстати происходит кровавая бойня в Норвегии – беспощадная и, главное, какая-то бессмысленная и вообще странная. Ну, начнем с того, что официальная версия события очень уж похожа на сценарий фильма от киностудии «Asylum» (то есть полный бред). Брейвика сделали эдаким злым гением, который одновременно взорвал бомбу возле правительственного комплекса в Осло, а потом зверски убил 98 юных политических активистов (их тут же окрестили «детьми») на островном лагере Утойе.

Теперь посмотрим на эту версию скептически. Во-первых, бомба. СМИ утверждают, что Брейвик использовал некие хитрые схемы для приобретения взрывчатки. Хотя вообще-то фермеру для этого было достаточно взять из амбара несколько мешков аммиачной селитры и нацедить солярки из трактора – вот вам почти и аммонал! По утверждению полиции, взрывчатки там было около полутонны, однако взрывом лишь выбило стекла в окнах да повредило крыльцо. То есть либо Брейвик является гениальным пиротехником-шоуменом, либо правительственные здания Осло отлиты из железобетона и способны выдерживать удары тяжелых фугасов, потому что вообще-то 500-килограммовый заряд должен был вызвать обрушение этих зданий, из-под руин которых тщетно взывали бы о помощи власти Норвегии. Словом, взрыв выглядит каким-то ненастоящим.

Во-вторых, побоище на острове Утойе. Как писала пресса, слет юных политиков (от правящей партии, что-то типа «молодых регионалов») собрал в лагере до 700 человек. И вот теперь представьте, что один человек, пусть даже переодетый в полицейского, начинает методично их расстреливать. Первая мысль: почему эта огромная толпа просто не затоптала его в панике массового бегства? Вторая мысль: если, по утверждению полиции и СМИ, Брейвик использовал автоматическое оружие, да еще и достреливал раненых, то, с учетом промахов, ему бы понадобился помощник, который возил бы за ним тележку с патронами. Вопросы, вопросы…

Третья мысль: а зачем вообще было устраивать это «избиение младенцев», пусть даже и будущих членов правящей партии? Зачем играть в еврея, мечтающего вернуться в прошлое и убить юного Гитлера? Дело в том, что «дело Брейвика» было сразу же вырублено в граните европейскими СМИ буквально за сутки. И теперь оно выглядит так, что сумасшедший нацист, ненавидящий мусульман, но очень уважающий евреев и гомосексуализм, взял и перестрелял сотню ни в чем неповинных белых детей. Ведь тамошние власти не торопятся публиковать фамилии погибших, среди которых слишком много далеко не норвежских.

Получается полный бред: вроде бы человек и радикальный ксенофоб, но в то же время его действия странные и неадекватные. И теперь то, что у Брейвика не всё в порядке с головой, признают даже люди, отрицательно относящиеся к «мультикультурности» и мигрантам. А что еще хуже, теперь критиков этой «мультикультурности» будут обзывать единомышленниками Брейвика и затыкать им рот.

И вот спрашивается – кому же в действительности было выгодно это преступление? Придерживаться ли нам официальной версии событий или же сомневаться, как и в случае с «терактами 11 сентября»? Как теперь будут вести себя политики европейских стран, которые начали проводить более жесткую линию в отношении мигрантов? И главное, а не связан ли очередной переполох в Европе с тем, что Америка находится на грани дефолта и ей просто необходимо отвлечь внимание мира от собственных проблем каким-то громким скандалом…