И что теперь наши дипломы будут понятны западным бледнолицым братьям.

Чепуха. Советские дипломы МГУ, МГТУ им. Баумана, МФТИ, ЛГУ и еще доброго десятка вузов очень даже были понятны и востребованы и в Европе, и за океаном. И так востребованы, что породили анекдот, придуманный самими американцами: «Что такое естественно-научный факультет любого университета в Америке? Это место, где русские (или русскоязычные) профессора обучают наукам китайцев». Я не оговорился, именно китайцев, т.к. ханьцы стали основными потребителями научных знаний в Америке. А для коренных американцев уже вводят квоты.

Система образования, которую мы лакейским «робом» пытаемся копировать, завела США в тупик. Причем в такой тупик, что Билл Гейтс недавно настрочил цидулку президенту Бушу, где криком кричал, что ежели правительство еще сильнее не будет способствовать притоку мозгов из-за рубежа, и из России в особенности, то США свернут с пути научно-технического прогресса.

На работу в ведущие западные фирмы брали и берут мозговитых выходцев из бывшего Союза, не заморачиваясь пустыми вопросами «соответствия дипломов западным стандартам». Если в альма-матер нашего верховного попечителя трипольских черепков начнут выдавать дипломы, выправленные по «болонской системе», это совершенно не значит, что дипломантов сразу начнут встречать с распростертыми объятиями на зажиточном Западе. Дело не в соответствии дипломов западным стандартам, на которые обращают внимание только отделы МИДа, ведающие выдачей иммиграционных виз специалистам, а в качестве образования.

Болонизация образования Украины, которую наши хуторяне по провинциальной привычке проводят гораздо более агрессивно, чем в России, очень скоро проявит всю свою дурь. И в Украине не будут удивляться, когда на тестировании новобранцев в ВС (стандарты НАТО, однако) рекруты будут чесать репу, пытаясь найти ответ на «сокрушительный» вопрос, соответствующий уровню второго класса средней советской школы: «Сколько автобусов, вмещающих 36 человек, потребуется, чтобы перевезти 144 пассажиров?». Я не нагнетаю. Это вопрос скопирован из стандартного армейского теста на уровень интеллекта (Armed Forces Qualification Test).

К слову, в современной Франции 20% новобранцев в армии полностью безграмотны и лишены радости собственными усилиями прочитать письменные приказы командиров.

Когда легендарный российский математик с мировым именем (академик РАН, член Национальной академии наук США и многих других академий пожиже) Владимир Игоревич Арнольд полюбопытствовал у своих американских коллег, почему западные школы и вузы увлечены выпуском балбесов, а не грамотных граждан и нормальных специалистов, то был ошеломлён откровенным ответом: «Американские коллеги объяснили мне, что низкий уровень общей культуры и школьного образования в их стране — сознательное достижение ради экономических целей. Дело в том, что, начитавшись книг, образованный человек становится худшим покупателем: он меньше покупает и стиральных машин, и автомобилей, начинает предпочитать им Моцарта или Ван Гога, Шекспира или теоремы. От этого страдает экономика общества потребления и, прежде всего, доходы хозяев жизни — вот они и стремятся не допустить культурности и образованности (которые, вдобавок, мешают им манипулировать населением, как лишённым интеллекта стадом).

Если кому интересны размышления прославленного математика, отсылаю к его статье «Новый обскурантизм и российское просвещение». Цитата взята из этой интереснейшей работы академика.

Российский математик, как крупнейший специалист, часто приглашается за рубеж проработать в западных университетах. Потому мнение его о западном образовании окончательно и обжалованию не подлежит. А мнение его таково: «Более высокий по сравнению с заграничным уровень нашего традиционного математического образования стал для меня очевиден только после того, как я смог сравнить этот уровень с зарубежным, проработав немало семестров в университетах и колледжах Парижа и Нью-Йорка, Оксфорда и Кембриджа, Пизы и Болоньи, Бонна и Беркли, Стэнфорда и Бостона, Гонконга и Киото, Мадрида и Торонто, Марселя и Страсбурга, Утрехта и Рио-де-Жанейро, Конакри и Стокгольма».

В ответ на замечания бывшего одессита о ничтожном уровне ученых-математиков, который не соответствует уровню студентов 2-3 курса МГУ, французские коллеги из комиссии по приглашению новых профессоров в один из лучших университетов Парижа, скорбно опустив глаза долу, мямлили: «Мы никак не можем следовать твоему принципу — выбирать кандидатов по их научным достижениям. Ведь в этом случае нам пришлось бы выбирать одних только русских — настолько их научное превосходство нам всем ясно!».

Потому и неудивительно, что советские школьники на международных олимпиадах собирали практически все награды. Кстати, и поныне, пока в России «болонская» заумь её тестированием всего и вся до конца не овладела средним образованием (и высшим тоже), тамошние школяры побивают на олимпиадах всех. Справедливости ради стоит отметить, что иногда что-то достаётся и украинским школьникам.

Написал слово «школьник» - и поймал себя на неправде. «Подлое» название «школа», как и «институт» - почти повсеместно истреблено. Слово «подлый», разумеется, употреблено в старом значении – «неблагородный». Захудалые провинциальные вузы, доселе носившие оскорбительное, по их мнению, название «институт», сплошь обзавелись благочинными вывесками: «академия», «университет». Даже пэтэушные бурсы обуяла местечковая гордыня, и они стали именоваться Высшими профучилищами, лицеями и колледжами. На облупившихся фасадах бывших советских средних школ также с упоением малюют гордые названия типа: «коллегиум», «лицей», «гимназия».

Прямым следствием снижения интеллектуального уровня нашей элиты можно считать их оголтелое увлечение учеными степенями, свойственное явно недоучившимся личностям. Академиков-самосвятов в Украине пруд пруди. Куда ни плюнь, ненароком угодишь в его благородие действительного члена какой-нибудь из пальца высосанной академии, а то и двух сразу.

Вот, например, Ющенко, имеющий диплом «бухгалтерский учет» (чем не наука?) захудалого Тернопольского финансово-экономического института, - дважды академик: член Академии экономических наук Украины (АЭНУ) и член Академии экономической кибернетики. Я не вру, смотрите сайт www.president.gov.ua, раздел — «биография». История наших политиков-академиков сродни истории малороссийского хищного дворянства: «Можнейшие пописались казаками, а подлейшие остались в мужиках».

Повальное «остепенение» и «академизация» знати (за 2000-2007 гг. обзавелись научными степенями более 30 тысяч граждан) положительно не сказывается на делах в экономике и науке. О причинах упадка (мягко скажем) большой науки в Украине говорит в своей статье «Есть ли будущее науки в Украине?» академик НАНУ Вадим Локтев: «…наш бич — слабое финансирование и текучесть квалифицированных кадров. При этом второе есть прямое следствие первого. Можно предлагать много путей реформирования, но любой из них, так или иначе, сталкивается с неоднократно озвучивавшейся банальной проблемой прозаического дефицита средств, выделяемых на научные исследования». И добавляет, что в Англии на науку тратится от 5% до 10% ВВП, у нас, для сравнения, в зависимости от методики оценки – порядка 1-2%.

Однако проценты мало что говорят. Если учесть, что ВВП Великобритании около $2 трлн., а ВВП нашей независимой державы в пределах $135 млрд., то можно сказать, что украинская наука получает от государства румяный шиш. К тому же в науке случился рукотворный обрыв связи поколений. 70-летних профессоров подпирают 25-летние аспиранты.

Академик, понимаю, хотел сказать более откровенно о состоянии науки в Украине, но принцип украинской демократии таков, что каждое официальное лицо может сказать сами знаете что и сами знаете о ком.

Потому разговоры о выходе науки из глубокой задницы, в которой она находится, можно оставить тем, кому делать нечего, или тем, кто по долгу службы должен осуществлять оптимистический трёп.

Да и как же её, сердешную, развивать, если на ТВ нет ни одной научно-популярной программы. Сплошной гламурный оживляж, тупые сериалы из придуманной жизни и пустопорожний галдеж на самой «интеллектуальной» программе украинского ТВ с залетным другом местной демократии Савиком Шустером. А тиражи некогда многомиллионных научно-популярных журналов в Украине сейчас не превышают тираж центральной газеты из какой-нибудь Новогупаловки.

И такой немаловажный, на мой взгляд, момент. Наша большая наука, вернее то, что от неё осталось, была и пока остаётся в значительной степени русскоязычной. По крайней мере, украинский язык в науках, влияющих на технический прогресс, не присутствовал. Достаточно сказать, что наукоемкие отрасли промышленности и школы естественных наук формировали выходцы из России. Почитайте биографии Евгения Патона, Антонова, Амосова, Кошкина, Макарова, и станет понятно, «откуда есть пошла» украинская наука. Полностью согласен с академиком НАНУ Юрием Пахомовым, сказавшим: «Русский язык – мировой, и от этого никуда не деться… Оттеснение с арены русского языка обернется для Украины большими экономическими потерями».

Но куда там! Наши «филологи» полны решимости искоренить «великий и могучий», чтобы и духу русского не было в их Украине.

Надежду, что наших детей скоро не приведут к общеевропейскому тупоумию, вселяет лишь то, что работающие пока тысячи хорошо подготовленных в советское время преподавателей будут продолжать выполнять свой долг, несмотря на бредовые приказы Министерства образования. Но вымрут эти динозавры – и тогда страна окончательно перейдет в период умственного распада.