...слишком много важного. В частности, табуированной темой остается однополая любовь среди украинских политиков.

Появление в Украине агрессивного общественного движения «Любовь против гомосексуализма» обнажило глубокую проблему – отсутствие терпимости и толерантности украинского общества, готового травить любого, кто отличается от общепринятой нормы. А ведь любовь к ближнему не терпит исключений – вот ответ тем, кто свою ненависть к гомосексуалам пытается обосновать религиозными учениями. Толерантность к людям другой ориентации стала европейской нормой. Но не хотелось бы тратить время на споры об очевидных вещах, поскольку, кроме вершины айсберга, есть еще и гораздо более важная его подводная часть. Именно в этой части и находится такое явление, как гомосексуализм нашей политической элиты.

Да-да, все это у нас есть, но о нем предпочитают молчать, опасаясь злобной реакции всяких штатных моралистов. Культивируя архаичные стереотипы, нынешняя Украина теряет шанс стать цивилизованной страной. Многим ярким профессионалам нашего политикума поломал карьеру этот туповатый смешок за спиной – ха-ха, мол, и этот «гомик». Многие воистину достойные и оригинальные личности в Украине мечтают о том времени, когда слово «гей» перестанет быть негативным. Чтобы понять справедливость такой постановки вопроса, нужно обратиться к корням европейской цивилизации.

Древняя Греция

Древнегреческие полисы в вопросах сексуальности были значительно более развитыми и раскрепощенными, чем современный мир. Как пишет исследователь Ганс Лихт, «...в греческом языке слово «педерастия» не звучало столь уродливо, как оно звучит для нас сейчас, поскольку обозначало лишь одну из разновидностей любовных отношений древних греков и не имело непристойного дурного смысла».

Каждый, кто хоть немного углублялся в славную историю Спарты, знает, что военная доблесть спартанцев держалась не только на искусстве войны. Она была подкреплена еще и любовными узами между воинами: ведь любящие способны сделать друг для друга и для общего дела значительно больше, чем те, кого объединяет лишь ненависть к врагу. Триста спартанцев под командованием царя Леонида, которые стали на пути персидского войска в горах Пелопоннесса, были полутора сотней пар любовников.

Если спартанская любовь связана главным образом с воинскими подвигами, то в Афинах сильнее звучали гражданские мотивы гомосексуальной любви. Так, отношения двух мужчин были узаконены в начале VI в. до нашей эры царем Солоном. Он называл любовь к мальчикам «благородным, почтенным занятием».

Сам Сократ открыто говорил: «Меня всегда сражают своей красотой юноши». Всемирный авторитет заслужил мыслитель Платон, посвятивший много своих произведений дружбе и любви между настоящими мужчинами. Именно у Платона мы находим важнейшие наблюдения о природе любви и ее связи с социально-политической деятельностью. Обращая внимание на воспитание юношеских чувств с ранних лет и практику однополых отношений между молодыми гражданами, философ писал: «Это самые лучшие из мальчиков и из юношей, ибо они от природы самые мужественные. В зрелые годы только такие мужчины обращаются к государственной деятельности».

Подтверждений этому тезису достаточно и в политической истории древнего Рима, где однополая любовь была уделом государственных мужей, элиты общества. Практически все авторитетные правители Римской империи – и знаменитый Юлий Цезарь в том числе – не стеснялись выражать свое влечение к другим мужчинам. Из двенадцати цезарей, биографии которых составил Светоний, связей с мужчинами не имели только двое.

Важно, что в Италии мужская свобода чувств была распространена и в эпоху Ренессанса. То есть нравственное развитие общества всегда идет рука об руку с толерантностью и признанием права человека на любовь в самом широком понимании этого слова.

Запад и Украина

Сколько же стереотипов создала человеческая цивилизация с тех пор! Европейские страны и США сейчас успешно преодолевают комплексы заскорузлого мещанства. Вспомним хотя бы популярность политиков-гомосексуалистов – мэра Парижа Бертрана Делано и экс-мэра Нью-Йорка Рудольфа Джулиани, брак певца Элтона Джона с его возлюбленным, отношение к секс-меньшинствам в Голландии. На постсоветском же пространстве мы до сих пор сталкиваемся с пещерными проявлениями ксенофобии. Марши, подобные движению «Любовь против гомосексуализма», – тому доказательство.

Хуже всего, что отсутствие адекватного и цивилизованного отношения к гомосексуализму влияет не только на низшие слои общества, но и на политическую жизнь в Украине. Ничего парадоксального в таком утверждении нет. Закомплексованность и агрессивность электората проецируется и на его избранников, влияет на всю их деятельность, их политическую судьбу. Всем им приходится заводить фальшивые браки, поддерживать отношения с нелюбимыми женщинами. Свою подлую роль играет желтая пресса, всегда пытавшаяся представить гомосексуальные вкусы политиков как нечто позорное. От подобных выпадов «работников пера и топора» пострадала карьера не одного профессионала – Дмитрий Табачник, Григорий Омельченко, Сергей Головатый, Михаил Папиев... Все они были вынуждены работать под ропот молвы необразованных чиновников, тупо хихикающих за спиной. Те не менее, Головатый достойно и компетентно представлял интересы Украины в ПАСЕ и европейских комиссиях. А лучшего министра труда и социальной политики, чем Михаил Папиев, в независимой Украине не было. И если бы не проклятая молва, этим людям удалось бы реализовать намного больше необходимых обществу идей и программ. Пора, наконец, оценивать политика по его профессиональным качествам, а не придираться к индивидуальности, во всем выискивая «заднюю мысль».

И еще одно: конфликтность украинской политической среды, неумение находить компромиссы является, среди прочего, еще и следствием сексуальной замкнутости самих политиков, их страха перед масс-медийным порицанием за несхожесть с общепринятым шаблоном. Нашей политике остро не хватает любви, той, которая озаряла колыбель европейской культуры – Древнюю Грецию. Да и разве могут политики, сами не имея личной свободы, создать условия для свободного развития личности в стране? Политик не должен быть моральным узником, независимо от его мировоззрения, «цвета», вкуса и сексуальной ориентации. Пришло время для моральной амнистии всех, кому социальные стереотипы мешают реализовать свой талант и внести вклад в создание цивилизованного общества счастливых людей.