...«12», подтвердившего «жизнеспособность» Михалкова, после многолетних обещаний свершилось-таки.

Переступая порог кинотеатра, автор этих строк ожидал действа, ожидал сильного фильма, фильма, который, возможно, со временем назовут «шедевром». Но увиденное превзошло все ожидания. То, что вышло на экраны, может смело претендовать на самый тупой, самый олигофренический, самый нелепый, самый бездарный фильм о войне, снятый за последние несколько лет. Если вы собираетесь посетить кинотеатр, не читайте этой статьи. Или, скорее, напротив – прочтите. Вам будет намного интереснее любоваться этим трехчасовым бредом. Не жалейте денег, сходите. Прочувствуйте гений мэтра Михалкова...

Первое, что меня насторожило – зал кинотеатра был заполнен процентов на 20. Вероятно, многие граждане уже успели насладиться просмотром, а слухами, как известно, земля украинская полнится. Предупредили друзей и родственников о том, что ЭТО денег не стоит.

Погас свет, пролетели анонсы, начался фильм. Минуте на седьмой что-то екнуло внутри. Уж слишком по-голливудски – Котову изменяют статью, переводят к уголовникам, а его коллеги по бараку через минуту попадают под пули гадких уничтожителей 58-й статьи. Повезло типа. По-голливудски, «в последний момент».

После расстрела политических Котов подговаривает уголовника в исполнении Дюжева, они, подобно героям китайских фильмов о ниндзя, перепрыгивают грузовик и оказываются на крыше барака. Тут же прилетели фашисты, всех разбомбили, ну а комдив и Дюжев, конечно же, выжили. Погибли все – даже ни одного вертухая не осталось, чтобы шмальнул по беглецам. Сбежали.

Бегут по полю. Вдруг глядь – танки прут немецкие, с огромными флагами а-ля парусами. Причем четко видно, что танки большие, тяжелые. Да вот беда – таких машин у Германии не было в 1941 году и в проекте. Кроме того, возникает вопрос – где «загорал» Котов, что там так скоро вражеские войска объявились? Уж не в Сибирь ли они приехали?

По ходу фильма возникает великое множество вопросов, на которые не находится ответов. К примеру, как можно принять Надю, дочь комдива, за школьницу? Ну как поверить в то, что ей 14 лет? А ей именно 14 лет по фильму, потому что она «готовится вступить в комсомол». Там еще одна «пионерка» по сюжету проходит. Второму «ребенку» никак не меньше 30-ти годков. Взрослая женщина бодро отсолютовывает и строит из себя девочку. Неужели у Михалкова на эту роль реального ребенка не нашлось?!

Наде Михалковой в жизни меньше 30-ти – ей 22 года. Вы можете принять 22-летнюю за 14-летнюю? Можете. Если перед вами – миниатюрная девушка. Как говорится, маленькая собака до старости щенок. Однако принять мм... большую и габаритную тетю за ребенка – для этого нужно обладать недюжинной фантазией. Нас попытались уверить, будто эта тетенька – пионерка. Поверим. Но зададимся еще одним вопросом – сколько же лет было Наде на момент ареста ее папы в первых «Утомленных солнцем»? По виду – не больше пяти. Посчитаем ее ребенком с задержкой в развитии и убедим себя в том, что было ей 7 лет. Так ведь 4 года прошло, значит, ей на экране должно быть 11!!! Тут никакая фантазия не поможет!

Смотрим дальше и удивляемся удивлением великим. Оказывается, герой Меньшикова спас и дочь комдива, и жену его очень простым способом – на жене женился, дочь удочерил. Вот так просто. В 1937 году. Буквально из-под носа у НКВД увел потенциальных сидельцев. Поверим? Не поверим. Глупо это и нереально.

В фильм Михалков напихал, кажется, всех знаменитых актеров России. По максимуму впихнул. Только Безрукова забыл. У Гафта там роль великая – секунд на тридцать, у Петренко – секунд сорок, у Спиваковского – секунд пятьдесят. Не успел в кадре появиться – пиф-паф, и убит. Проходные роли. Только Гармаш в кадре задержался.

Тут особая история, с Гармашем. Плыл он на корабле. На палубе лежало полотно с красным крестом. И вот летят немцы, а командир летчиков строго-настрого предупреждает: «Не смейте бомбить, это красный крест!». Интересно, сколько суден с красным крестом разбомбили фашисты за время войны – пару тысяч или пару десятков тысяч? А тут такие щепетильные попались – «конвенция», «не смейте»...

Летают самолеты над судном, и один фашист вдруг надумал на корабль покакать. Высунул задницу из окошка, приготовился… Я не понимаю, какие чувства должен вызывать этот эпизод у зрителей – веселье дикое или ненависть к проклятым завоевателям, опускающим раненых бойцов? Зал смеялся, хотя можно было смело предположить, что кораблик до пункта назначения не доплывет. Ну какой же кораблик до пункта назначения в голливудских фильмах о войне доплывает? Михалков превратился в знатного мастера голливудских клише, потому не подвел.

Выхватил красноармеец пистолет сигнальный, пульнул в супостата летающего, и убил пилота с первого выстрела. Тот так погадить и не успел. А второй пилот самолета, обозленный гибелью друга, расстрелял судно. Конечно же, спаслись только Гармаш и Надя.

Гармаш оказался попом, он, пользуясь случаем, дочь комдива в воде окрестил. Плавают они, держатся за мину (!), болтают. У Гармаша при этом нет ног. Съемки под водой – кровят культи, целые литры крови изливаются, вода аж бурая. И так, с изливающейся кровью, плавает Гармаш не один час. Тут возвернулся негодяй-летчик, опять стрелял-стрелял, но сам в волну врезался и погиб. Гармаш плавает. Ноги кровят. Интересно – сколько у него крови в организме – литров 80, не меньше? Потом утоп Гармаш, а Надя на мине до берега добралась (без якоря была мина – дрейфующая, вероятно), подула (?!) на нее, мина и уплыла.

Именно из таких нелепостей соткан весь фильм. Если бы сие снял студент-первокурсник, можно было бы просто посмеяться. Но это ж Михалков нагородил! К примеру, храбрый комдив служит в штрафбате и отказывается из него уходить. Два года служит. По-моему, сегодня и школьнику известно, что за служба была в штрафных батальонах, где месяц приравнивался к десяти годам. Михалков служит два года, и хоть бы хны. Пуля его не берет, штык избегает. Заговоренный прямо. Рэмбо.

На помощь штрафбату бросают пополнение из кремлевских курсантов. И тут как раз – танки немецкие. Но едут они, внимание – со стороны Москвы. Об этом герои фильма и говорят – «со стороны Москвы едут». Один красноармеец бежит к танкам, кричит «свои!». Из люка показывается (конечно же) немец и... протягивает красноармейцу шоколадку. Жестом показывает – отойди с дороги. Боец начинает нападать на танк, колет его штыком. Потом падает в аккурат под гусеницы. Крупным планом – кишки и кровь.

С этими кишками Михалков прямо-таки достает весь фильм. То кишки, то нога оторванная, то рука. Очень долго показывают конечности, как будто смакуют. При этом иногда трудно понять – ноги это или руки. Моя спутница, к примеру, углядела схожесть раздробленных конечностей красноармейца с икрой рыбы. На самом деле – очень похоже!

Вот вам еще момент – гонится Котов за немцем. Немец спрятался в пустой церкви, переоборудованной под медсанбат. Котов вдруг обнаруживает внутри сумку, на которой начертано – «сержант Котова». Во-первых, во сколько это лет она сержанта получила? В 15, что ли? Во-вторых, неужели сержант Котова перед перемещением на новое место дислокации всегда сумки на старом месте оставляет?! Странная привычка какая-то. Так никаких сумок не напасешься. Но не будем придираться.

Смотрит Котов на сумку, роется в ней, извлекает гребешок и тщательно его обнюхивает. При этом сзади к нему подкрадывается с костылем немец. Вот-вот огреет по башке. Но не тут-то было! Над церковью кружит самолет вражеский. И в нем супостаты решают, что с бомбой делать. Не вылетает бомба, застряла. Они ее ногами выталкивают. Все ближе к Котову подкрадывается немец с костылем. Все выше костыль над головой легендарного комдива. Но выталкивают-таки летчики бомбу, и она, конечно же, падает прямо на церковь. Грохот, немец с Котовым видят адскую машину, запутавшуюся в цепях на потолке, и вместе убегают. Только через забор перемахнули, тут церковь и взорвалась. «Козел ты!» – кричит Котов немцу, а тот ему в ответ: «Руки мне сзади свяжи, чтобы я не убежал». Не бред ли?

Какие-то нелепые диалоги по полчаса, маты, ни к селу, ни к городу истории, рассказываемые перед смертью, смысловые нестыковки и откровенная лажа. На смешных моментах хочется плакать от того, что НЕ ВЕРИШЬ актерам, на трагических моментах – смеешься в голос.

К примеру, лежит обгоревший танкист. Естественно, крупным планом лицо изуродованное. К нему подходит Надя. А он ей и говорит: «Покажи сиськи!» Зал взрывается хохотом. По задумке же Михалкова, это, вероятно, просто душещипательнейший момент. Надя сбрасывает фуфайку и показывает танкисту, а также зрителю пару отвисших бурдюков. Танкист тут же умирает (от увиденного?), изо рта его течет похотливая слюна.

Конец фильма тоже в худших традициях Голливуда. «Но это вы узнаете в третьей части. Утомленные солнцем - 3. Цитадель!» Вот так. Уже третью часть варганят зрителю на радость.

Из полупустого зала уходили люди. На середине просмотра уходили. Со смешками, с хмыканьем. Если Никита Сергеевич сварганил это к Дню Победы, то подарок вышел не то что с душком, а откровенно протухший. Гнилой, с ГМО, просроченный.

Сходите на картину «Утомленные солнцем-2», не пожалейте денег. Это того стоит. Вы узнаете, во что может превратить историю о войне свихнувшийся режиссер, снимавший когда-то достойные фильмы.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале