...28 января 2010 года всему прогрессивному человечеству указ тогда еще Президента Ющенко об увековечивании участников борьбы за независимость Украины в ХХ веке.

Кому интересен полный перечень увековеченных организаций и формирований – смотрите на сайте Президента, удивительного и поучительного там много. Написать обо всех в одной статье просто немыслимо, поэтому остановлюсь лишь на отмеченной в нем организации народной обороны Карпатская Сечь – детище очень недолго существовавшей Карпатской Украины.

К слову сказать, Виктор Андреевич далеко не первым озаботился вопросом ее увековечивания. В 2004 году Леонид Кучма подписал указ о чествовании юбилея возникновения и почти одновременного ухода Карпатской Украины с политической карты мира. А двумя годами раньше, то ли не глядя, то ли с дуру, Леонид Данилович подмахнул указ о присвоении звания Героя Украины Августину Волошину – первому и единственному президенту этого государственного образования. Именно об этом достойнейшем сыне отечества – Карпатской Украины и Карпатской Сечи – и пойдет речь. Ведь страна должна знать своих героев, не правда ли?

8 мая 1919 года Центральная Руська Рада в Ужгороде приняла решение о присоединении Закарпатья к Чехословакии на правах автономии. Присоединение-то произошло, а вот самоуправления пришлось ждать аж до 1938 года, когда было сформировано первое правительство автономии, носившей название Подкарпатская Русь. Первым ее главой стал журналист Андрей Бродий. Правда, вскоре выяснилось, что он уже долгое время работает на венгерскую разведку под кличкой «Берталон». Это послужило причиной его ареста чешской контрразведкой и, как следствие, смещения с поста премьер-министра Подкарпатской Руси. Вот тут-то новым премьер-министром автономии указом чехословацкого правительства становится бывший преподаватель Ужгородской униатской духовной семинарии, доктор богословия и одновременно лидер националистической Христианско-демократической партии Августин Волошин.


Герб Подкарпатской Руси


Волошиным руководила уже не венгерская, а германская разведка (непосредственно – гауптман Абвера Эккель), крайне заинтересованная в дальнейшем ослаблении и дроблении Чехословакии, которая в результате Мюнхенских соглашений между Германией, Италией, Англией и Францией в сентябре 1938 года уже потеряла Судеты (в пользу Германии) и Тешинскую Силезию (в пользу Польши), а в соответствии с условиями Венского арбитража от 2 ноября 1938 года должна была потерять еще и Ужгород, Мукачево и Берегово (в пользу Венгрии).

Одним из первых решений Волошина, перебравшегося со всей администрацией в Хуст, стало запрещение всех политических партий, кроме руководимой им Христианско-демократической и сходной с ней по профашистской идеологии Украинской крестьянской партии под руководством И. Боднара и братьев Климпушей. Также Волошин разрешил образование еще одной партии – Украинского национального объединения. Всерьез увлекшиеся фашизмом и видящие в его теории и практике перспективу создания собственного государства, руководимые Волошиным закарпатские националисты клялись в верности нацистской Германии.

Активный участник этого движения В. Бирчак в своих мемуарах пишет:

«...В это время наша молодежь... и наша старшая общественность... свято верили, что мы – союзник Германии, и что Германия решилась на большую европейскую войну, чтобы нам освободить Украину. Старшая общественность и молодежь верили, что на Рождественские праздники будем во Львове, а на Пасху в Киеве».

Заметьте, что даже Вторая Мировая еще не началась, а уже такие амбиции! Что это, как ни идеологические принципы интегрального национализма донцовского разлива – волюнтаризм, авантюризм, авторитарная воля и стремление к перманентной экспансии.

К слову, события, начавшиеся менее, чем через два года войны между Германией и СССР, показали, что жители Советской Украины почему-то в большинстве своем «освобождаться» ни в какую не хотели. Может, их опять смутило то, что «освобождение» снова неслось им на кончиках немецких штыков?


А. Волошин


14 марта 1939 года Волошин провозгласил независимость Подкарпатской Руси, назвав ее Карпатской Украиной, а на следующий день сейм избрал святого отца президентом этого нового государственного образования.


Герб Карпатской Украины


Об этом Волошин незамедлительно сообщил своему патрону и идейному вдохновителю Адольфу Алоизычу, прося об обещанном покровительстве и недопущении захвата территории Венгрией:

«От имени правительства Карпатской Украины прошу Вас принять к сведению провозглашение самостоятельности под охраной Немецкого Рейха. Премьер-министр доктор Волошин. Хуст».

Тесно общался будущий Герой Украины Волошин и с фон Рибентроппом, которому писал:

«С самого начала, то есть с Мюнхена, я возлагал надежды только на Немецкий Рейх. 14 марта в соответствии с правом на самоопределение нами была провозглашена независимость Карпатской Украины и одновременно было принято обращение к Немецкому Рейху, чтобы он взял ее под свой протекторат».

Не дожидаясь официального решения Германии, правительство Карпатской Руси, как пьяная проститутка, боясь упустить клиента, уже поспешило лечь под немцев и передало все права на разведку полезных ископаемых и их эксплуатацию Рейху, а вдобавок еще и разрешило постройку автострады «Запад-Восток» даже не спрашивая, намерены ли они ее строить.

Для понимания произошедших далее событий нам нужно сделать небольшое отступление.

В ноябре 1938 года в тогда еще Подкарпатской Руси происходит формирование Организации народной самообороны Карпатская Сечь. Ее комендантом избран Дмитрий Климпуш – один из руководителей профашистской Украинской крестьянской партии. Уставом организации ставится следующая цель – оборона государственных и национальных интересов Подкарпатской Руси и... всесторонняя поддержка правительства Подкарпатской Руси, а вовсе не «участие в борьбе за независимость Украины», как это полагает Виктор Андреевич.


Бойцы Карпатской Сечи


Кроме того, в Уставе указано, что «членом организации может быть каждое физическое лицо... достигшее 18 лет жизни и являющееся горожанином (гражданином) Подкарпатской Руси».

Тем не менее, практически весь руководящий состав Карпатской сечи таковыми не являлся. Впрочем, не будем придираться – наши президенты, присваивая государственные награды, тоже не особо смотрят, что ими могут быть удостоены только граждане Украины. Лучше посмотрим на этот самый руководящий состав.

Первым начальником штаба становится Николай Аркас – настоящий «солдат удачи», успевший уже послужить в российской царской армии, войсках Центрального совета, Украинской народной республики, Гетьманата Скоропадского, Директории и даже Украинской галицкой армии, куда попал после обвинения в измене УНР.


Н. Аркас


А вот дальше – еще интереснее!

В штаб сечевиков вошли граждане Польши:

Коссак (кличка «Тарнавский») – печально известный автор 44-х правил жизни украинского националиста;

Курманович – офицер генштаба австро-венгерской армии и военный министр ЗУНР;

Колодзинский – офицер австро-венгерских Сечевых стрельцов.

(О них можно прочитать в статье «Сечевое недержание Ющенко»).

Члены ОУН и по совместительству действующие сотрудники Абвера:

Лопатинский (кличка «Калина»);

Барабаш (кличка «Черный»);

будущий кавалер двух рыцарских крестов Третьего Рейха и Герой Украины уже бывший тогда гауптманом Абвера Роман Шухевич (на тот момент кличка «Щука»).

Координировал их деятельность, как впрочем и деятельность Волошина, все тот же гауптман Абвера Эккель.


Коссак в пластовой униформе


Члены ОУН влились в Карпатскую Сечь по прямому указанию тогдашнего главы ее провода и опять же по совместительству агента Абвера Мельника, который также прибыл в Закарпатье. Примечательно, что форма сечевиков копировала мундиры штурмовых отрядов СС, а приветствие – нацистское выбрасывание ладони вперед и вверх. По данным венгерской разведки, Сечь насчитывала 15 тысяч бойцов, из них 7 тысяч были одеты в форму, имели на вооружении 12 тысяч винтовок, 5 тысяч пистолетов, 15 танков.

На следующий день после провозглашения независимости на территорию Карпатской Украины в соответствии с решением Венского арбитража вошли Венгерские войска. Венгерский парламент требовал немедленной капитуляции. Немецкий консул в Хусте Гоффман настоятельно рекомендовал не оказывать сопротивления: Германия не хотела ссориться с более важной для нее хортистской Венгрией. Волошин с пониманием относится к предупреждению, однако до сведения рядовых членов Карпатской Сечи эта информация не доводится. Между сечевиками и регулярной австрийской армией начинаются вооруженные стычки, которые на самом деле служат лишь для прикрытия эвакуации правительства из Хуста в Румынию, а не оказания серьезного сопротивления. Для этой цели святой отец использует даже семинаристов, не имеющих опыта обращения с оружием.


Р. Шухевич


Само же рассредоточение бойцов Сечи вдоль берега Тисы с тактической точки зрения было подписанием им смертного приговора. Ровная местность делала их позиции уязвимыми даже для обычного стрелкового оружия, а не только артиллерии. Река за их спиной была прекрасным ориентиром для венгров и, кроме того, в совокупности с окружением с флангов и с фронта совершенно лишала возможности маневра. Что это – бездарность командиров или спланированная акция? Думаю, что все же второе. Боевой опыт у командиров имелся, а то, что уход в гористую местность лишил бы венгерские войска преимущества и позволил бы эффективно им противостоять, понятно даже взводному командиру.

В результате боя сечевики были разгромлены: 430 бойцов убито, более 400 ранено, пленено около 750 человек. Потери венгров были несопоставимо меньшими, что несвойственно для наступающих войск: убито 197, ранено 534. Официальные венгерские источники указывают на куда меньшие потери личного состава своей армии: убито 72, ранено 163, пропало без вести 4, взято в плен 2.

То, что создание независимой Карпатской Украины было авантюрой, признают даже историки, симпатизирующие националистическому украинскому движению. Так, американец Джон Армстронг указал, что «это было начало многих подобных разочарований для ОУН и для всех украинских националистов», а представитель русинской диаспоры Пол Магочи в монографии по межнациональным отношениям в Прикарпатской Руси скептически написал:

«Эта декларация независимости была более символической, чем реальной. Область была брошена режимом в Праге (который сам прекратил существование) благодаря Гитлеру, чьи изменившиеся планы по Украине уже не требовали присоединения этой новой неопределенной Карпатской территории».

Понимал ли это Волошин? Думаю, что да. Но патологическая жажда власти все же сильнее. В разгар избиения венграми сечевиков он предлагает Румынии включить Карпатскую Украину в состав своего государства. Не получилось стать гауляйтером Карпатско-Прусского протектората, так хоть попробовать себя в роли господаря Карпато-Румынской жуденции! Но не стал. Тем не менее, желание властвовать не пропало. Позже, оказавшись в оккупированной немцами Праге, Волошин возглавил Украинский вильный университет, финансируемый нацистами. Кого он готовил, думаю, пояснять не нужно.

Оказавшиеся в венгерских концлагерях взятые в плен сечевики по указанию из Берлина были освобождены и включены в различные пронацистские формирования, создававшиеся на территории Венгрии, а многие, в том числе все офицеры, в дальнейшем вошли в состав подразделений немецкой армии «Бергбаурихильфе», «Роланд» и «Нахтигаль».

После начала войны между Германией и СССР Волошин вновь обращается к Гитлеру и предлагает свою кандидатуру в качестве… кого бы вы думали? Он хочет быть президентом занятой германской армией территории Украины! И кроме этого настоятельно рекомендует принудительно заменить там православную церковь греко-католической! Однако его мечтам, к счастью, не суждено было сбыться.

15 мая 1945 года Волошин был арестован, доставлен в Москву и помещен в Лефортовскую тюрьму по обвинению в связях с нацистами, в дальнейшем его перевели в больницу Бутырской тюрьмы, где он 19 июля этого же года умер на 72 году жизни по совершенно естественным для такого возраста причинам.

Ныне в Ужгороде Герою Украины поставлен памятник, а его именем назван Закарпатский университет…