…Украины «Зовнішні справи» Ольга Таукач. В ходе видео-онлайн-конференции Ольга Георгиевна рассказала о том, почему она ушла из телевизионной журналистики, кто должен стать новым министром иностранных дел, легко ли работать в министерском журнале и о многом другом.

Предлагаем вашему вниманию полный список заданных вопросов и ответов на них.




Георгий, Киев: - Ольга, здравствуйте! Хорошо запомнил вас по дням оранжевой революции. Вы очень мужественно себя повели - когда все бросились присягать Майдану, вы спокойно и профессионально вели телемарафоны с "неоранжевыми". Помнится даже ваш напарник Лукьяненко с Интера сдрейфил и утёк. А вы тогда морально поддержалим очень многих, в том числе меня. Показали, что не все трусы, не все продаются и не все конформисты. Ответьте, пожалуйста, на несколько вопросов:
1) почему мы тогда, в конце 2004, оказались именно по эту сторону баррикад?
2) не считаете ли вы, что сделали неверный выбор?
3) как вам результаты оранжевой революции?
Спасибо и удачи вам!


О. Таукач: - 1. Я оказалась по эту сторону баррикад, потому что выполняла свой профессиональный долг. Как вы правильно заметили, кому-то удобнее было уйти с бело-голубой площадки, а для меня это было совершенно некорректно. Принципиально за эту работу я денег не взяла. Мой сын ходил по Крещатику с огромным бело-голубым флагом. Думаю, что он таким образом поддерживал маму, которая была в бело-голубом штабе. Мой муж ходил в лагерь оранжевых. На самом деле, на примере нашей семьи можно порассуждать, что же с нами произошло в 2004 г. После первого эфира, когда я пришла вечером домой, я не буду говорить, какие смс-ки мне приходили на мобильный, но большей частью нецензурные. А вечером мне позвонили друзья и очень меня ругали. После этого я сделала вывод, что буду работать на этом марафоне столько, сколько будут нужны мои профессиональные услуги. На самом деле в конце 2004-го не было хороших и плохих, это был один народ, который в силу даже вполне объяснимых причин, на волне эйфории, на волне мечты о прекрасном, о демократической стране, оказался разделенным по две стороны баррикад. И, к сожалению, спустя значительное количество времени мы еще не зализали эту рану, которая образовалась.

2. Как избиратель я делала выбор в кабинке для голосования. И, собственно говоря, это является моей тайной. Я всегда делаю выбор в пользу профессионализма. Если я могу быть полезна в качестве главного редактора журнала, который раньше назывался «Під прапором ленінізму», а сейчас называется «Зовнішні справи», значит я буду его редактировать, и будет он выглядеть так, как он выглядит сегодня. Если не осталось ни одного журналиста, который бы взял на себя смелость работать с бело-голубыми и вести этот сумасшедший марафон, который длился часов 15-17, тогда на хрупкие девичьи плечи падает и эта обязанность. Я не жалею о выборе. Вообще-то я думаю, что это не мы выбираем, а нас выбирают – нас выбирает профессия, выбирают издания, которые нас приглашают, а мы вольны или соглашаться, или противиться этому выбору. И я считаю, что лучше соглашаться.

3. Кто-то из моих знакомых, даже скажу кто - это кандидат экономических наук, не защитивший докторскую по принципиальным соображениям Александр Пасхавер, сформулировал это так: первый президент Украины Леонид Кравчук создал по сути дела государство, при нем Украина обрела независимость; второй президент Украины Леонид Кучма в тех условиях, которые у него были, весьма непростых, создал экономику независимой Украины, учитывая все связи, которые были разрушены с Россией и другими странами бывшего СССР. Ющенко в 2004 году осуществил попытку создать единую нацию. Что из этого получилось - мы с вами, к сожалению, сейчас видим. Это не значит, что попытка была плохая или неправильная, может быть, просто не пришло время. Может быть, это удастся четвертому президенту нашей страны.

Кузуб: - Как профессионал расскажите, пожалуйста, что по-вашему сейчас происходит в телепространстве? Пресса пишет, что идет большой передел "ящика".

О. Таукач: - Я уже 3 года не занимаюсь телепространством, поскольку работаю в МИД и издаю ведомственный журнал. Чему несказанно рада, потому что все-таки наша внешняя политика, несмотря на всевозможные крены, более прогнозируема и толерантна, чем наша внутренняя политика. А то, что происходят переделы, достаточно включить телевизор и посмотреть, где сейчас обитают те ведущие, которые когда-то были лицами своих каналов, причем это весьма неплохие и профессиональные ребята. Как их носит с одного канала на другой. То есть приходит новое руководство, со своим пониманием команды, а это новое руководство приводит новый собственник, и т.д. По сути дела, это укрупнение представителей телепространства, тех или иных масс-медийных групп. Так телекомпанию "Гравис", где я в свое время работала генеральным директором больше 10 лет, спокойно купила CME-group, усилив таким образом свои позиции – теперь у них есть каналы «Сити», «Кино». Получился один такой серьезный собственник. CME-group в свою очередь продалась другому собственнику. Наверное, это все-таки позитивные процессы, потому что маленький собственник, тем более в такой сложной технологической сфере, как телевидение, не может быть эффективным. Телевидение требует, если оно уж совсем не продажное, если оно пытается сохранить иллюзию объективности, - очень больших денег, это очень дорогое удовольствие.

ZZZ: - Не читал ваш журнал, но искренне удивляюсь: что можно писать о нашей внешней политике, кроме междометий???

О. Таукач: - А вы почитайте журнал, ссылочка на него висит на официальном сайте МИД Украины, в красном квадратике, написано ЗС. Это во-первых. А во-вторых – кто сейчас, по сути дела во время кризиса, который приведет к значительным изменениям в геополитическом пространстве земного шара, кто может сказать, с кем должна быть Украина, чтобы сохраниться как государство? Идти в НАТО или в какой-то другой союз? Наши политики, к сожалению, не дискутируют, они говорят примитивными лозунгами, часто унизительными для грамотного слушателя или читателя. Поэтому я считаю, что наш журнал - это территория для экспертов, очень умных и уважаемых людей. И если господин Горбулин, которого я глубоко уважаю, считает, что будущее Украины под зонтиком НАТО, то не менее уважаемый мною господин Пахомов считает, что это ошибочный путь для Украины. Вот специалисты между собой вежливо, интеллигентно, аргументированно спорят на эту очень важную тему. А мы, читатели, будем прислушиваться к ним и делать свой выбор.

Соломія: - Пані Олю, з ким із міністрів вам доводилось працювати і яке у вас враження від них як від людей? Тарасюк мені видається пихатим чинушею, Яценюк - дилетантом у цій справі, а Огризко - іграшкою у чужих руках. Чи я помиляюсь? Красно дякую

О. Таукач: - Оскільки я працюю вже 3-й рік поспіль в МЗС, то за цей час я трішечки навчилася дипломатичним відповідям. Окрім Яценюка, всі названі вами міністрі є фаховими, кар’єрними дипломатами, отримали непогану вищу освіту в Київському університеті. Тому я не хотіла б (до того ж це некоректно, працюючи у відомчому виданні) давати оцінки і характеристики керівникам відомства. Але з кожним з міністрів у мене особисто були і є прекрасні стосунки, і незважаючи на фінансову скруту в країні, вони знаходили і знаходять можливість підтримувати своє видання, за що їм безумовно велика подяка.

Катерина: - Планируется ли презентация Вашего журнала в Ялте летом на форуме "YES"?

О. Таукач: - Если мне удастся найти немножко денег, то конечно да. Я была бы очень рада такой возможности. Но, к сожалению, сейчас мы не можем рассчитывать на государственные деньги, только на деньги частных инвесторов. Со второго номера мы открыли в журнале дискуссионную площадку для обсуждения самых горячих тем нашей внешней политики, и я надеюсь, что это также позволит нам привлечь какие-то средства. Мы не односторонний журнал, мы стараемся быть полифоничным. Поскольку я, как главный редактор, глубоко уверена, что на сегодня нет простых и однозначных ответов на те вопросы, которые нам задаются. Никто не знает, что будет завтра.

Роман: - Сотрудничаете ли вы с аналогичным журналом МИД РФ?

О. Таукач: - Я не могу сказать, что мы сотрудничаем, но уже около полугода с помощью наших посольств за рубежом собираем информацию о похожих изданиях в других странах. Пока мне ближе всего издание МИД Королевства Испания. Оно ближе всех к нам по тональности. Вы знаете, когда мы впервые вышли, нас вообще «Мурзилкой» называли. Но я с этим категорически не согласна. Я считаю, что если мы хотим, чтобы журнал привлекал к себе внимание читателей, там должны быть какие-то вещи, которые доступны массовому кругу этих читателей. Я также считаю, что карикатура, рисунок позволяет передать гораздо больше эмоций, настроений и содержательной части, чем банальная фотография. Шире полет фантазии, больше подтекста. Также у нас в планах есть создание ассоциации главредов МИДовских изданий. Главное - выступить с инициативой. Это могло быть очень полезно, учитывая схожие проблемы, с которыми сейчас сталкиваются все страны мира.

Сергей: - А что сейчас делает ваш давнишний напарник по "Саме Той" Константин Жура? Общаетесь с ним или нет?

О. Таукач: - Да, конечно. Костя Жура ведет программу "Украинский выбор" на Первом национальном канале. По-моему, она выходит между 18 и 19 часами, я боюсь ошибиться в минутах. Общалась с ним недавно, он пригласил моего мужа принять участие в программе и рассказать, почему самостоятельно ездить за границу намного дешевле, чем с турагентствами.

Денис: - Ольга, а расскажите-ка, как вам работалось на Грависе под командованием Александра Волкова? Он на самом деле такой самодур, как о нем говорят, или это все злые языки?

О. Таукач: - Наша оценка людей, в т.ч. политиков, потому что они тоже люди, так или иначе всегда носит субъективный характер. Ведь мы-то оцениваем наше зеркальное отражение, когда общаемся с людьми, не их самих, а их отношение к нам, и это является для нас самым главным. Уже потом мы объясняем это спецификой человека и т.д. Я благодарна за ту школу, довольно жесткую, которую прошла под руководством Александра Михайловича Волкова. Искренне благодарна. Конечно, как каждый талантливый человек, он личность неоднозначная. Но у него собственные представления о чести, достоинстве и порядочности. И я его всегда уважала и до сих пор уважаю за то, что он живет в мире со своим представлением, что такое хорошо и плохо. А в наш век это уже немало. Мне искренне жаль также, что Александр Волков отошел в силу многих причин от большой политики, потому что его опыт и умение быть директором чего угодно в этот момент сильно бы пригодились стране. Он человек небедный и гордый, то есть мог бы уже и на благо страны поработать.

Михаил, Днепропетровск: - Вы сейчас смотрите политические ток-шоу? Я имею в виду многочисленные Свободы слова на всех телеканалах. Как вы можете сравнить их со своим ток-шоу, которое было, если не ошибаюсь, пионером в плане таких политических передач на украинском телевидении.

О. Таукач: - Я стараюсь не смотреть ток-шоу, все эти свободы, я искренне расстраиваюсь. Мне это напоминает какую-то обескровленную жвачку. Сколько можно жевать на одну тему? Сначала они между собой все чубились, потом стали жевать одно и то же. Мы зачем на самом деле смотрим телевизор? Если "95 квартал" - мы хотим смеяться, а если "Свободу слова" - то должны получить какую-то новую информацию, какую-то эмоцию, желательно положительную. И отличия между нашей программой и сегодняшними - это все-таки внутренняя готовность ведущих выйти на позитив. Мы хотели доковыряться до лучшего и не стравливать гостей студии, не вынуждать их говорить о ком-то плохо. И это очень важно, я думаю.

Хотя всякие бывали времена. У нас одно время спонсором была НДП во главе с Валерием Пустовойтенко. И когда его попросили освободить место президента ФФУ для Суркиса, наша программа не могла пройти мимо такого события. Мы пригласили Суркиса, и самое главное, что я ему сказала – поскольку этот эфир делается на деньги Пустовойтенко, то, пожалуйста, ничего плохого о нем не говорите. Если не можете сказать ничего хорошего - то лучше молчите. И был очень корректный эфир. Мы могли спровоцировать любой наезд, любой негатив, но наша задача - думать, как наше слово отзовется в тяжелый для страны момент. Все-таки у нас другая школа воспитания, не все плохо было в СССР. Факультет журналистики, который нам дал воспитание, отличается от той школы, которую проходят журналисты сейчас. Когда я после института пришла впервые на украинское радио, и выходила в эфир какая-то ошибка, меня вызывали и говорили сосредоточиться на редакторской работе. Это означало, что в течение месяца я буду делать 30 материалов в месяц и получать за каждый 50 копеек. Вот так ошибешься три раза – и будешь гораздо внимательней к фактам и цифрам. Я не считаю, что это плохая школа.

А по сути дела, если мы слышим с того же экрана телевизора почти каждый день безответственные заявления людей, которые называют себя политиками, то чего мы можем требовать от журналистов? Если в эфире звучат такие слова, как нам показывают, то чего нам ждать от своих детей, которые все это смотрят, а потом приходят в школу и хвастаются своими достижениями? Комиссия по морали считает количество убийств на экране, а может, стоило бы посчитать нецензурные слова и выражения, которые заполонили эфир?

Света: - А назад на телевидение не тянет? Ведь говорят, что это как наркотик - раз попробовав, отказаться уже не в силах.

О. Таукач: - Как вам сказать... На сегодняшний телеэкран в том формате, в котором он сформулирован - не тянет. Если играть по каким-то своим правилам игры, пытаться делать что-то интеллигентное - то тянет. Вот у меня есть мечта, я хочу сделать еженедельник "Зовнішні справи", без политиков, только с экспертами. И то, о чем они пишут у нас в журнальном формате, попробовать аргументировать с более живыми эмоциями в телеэфире в процессе живой дискуссии. Мне кажется, это был бы очень полезный проект. А поскольку это все интеллигентные люди, то работать с ними было бы одно удовольствие.

Александр Ершов: - Кого бы лично вы хотели видеть следующим главой МИДа?

О. Таукач: - Я уже говорила, что 3 года работаю в МИДе. Сначала был Тарасюк, потом его не пустили на Кабмин, потом был Яценюк, которого очень быстро отправили на повышение… Получается, что ведомство, которое является лицом нашей страны, нашей внешней политики, практически все время обезглавлено. Это вредит стране, не дает возможности развиваться преемственности. Не может такое ведостмство быть обезглавленным! Поэтому я хочу сказать, что неважна даже фамилия человека, пусть уже просто назначат, чтобы к нашей стране относились с должным пиететом. Не может и.о. все время ездить и представлять страну, это просто обидно.

Инга: - А почему Вы ушли с телевидения? Захотелось попробовать себя в журналистике или кого-то не устраивала ваша политическая позиция на канале?

О. Таукач: - В 2004 году, в начале 2005, когда коллеги с завидным постоянством «заклеивали» мной все подряд, тогдашний президент НТКУ Докаленко дрогнул. Была 7 месяцев без работы, и очень благодарна господину Тарасюку, который, будучи представителем одной политической силы, а я по картинке стойко ассоциировалась с другой, взял меня в ведомственный журнал МИД. Так что Тарасюк совершил акт гражданского мужества, приняв меня на работу. Хотя лично я считаю, что журналист не может быть членом политической силы, если только он не работает в партийной прессе.

Яна: - А у вас в журнале большой штат сотрудников? Вам как главному редактору легко работается с подчиненными?

О. Таукач: - У нас штат очень маленький: ответственный секретарь Валдис Семенов, с которым мы были дружны и знакомы еще до «Грависа»; Юля Валеева, мой заместитель; один корреспондент и один очень главный бухгалтер, потому что мы называемся "государственное предприятие", что резко ограничивает наши шансы и возможности по привлечению всяких грантов. У меня пока это не удалось, хотя на "Грависе" получалось. А здесь, видимо, по уставу не положено.

Ну а самое главное - это наша автура. Мы сотрудничаем со всеми вузами Украины, которые занимаются подготовкой международников. Я вообще считаю, что журналист должен делать журналистскую работу, а рассуждать о путях развития международных отношений должен человек, который этому учился.

Настя: - Здравствуйте, Оля! Расскажите о Вашей семье. Легко ли Вам совмещать активную карьерную деятельность с семейными обязанностями? Спасибо.

О. Таукач: - Во-первых, муж у меня театральный режиссер, поэтому он кушает на работе, потому что поздно ее заканчивает. Он народный артист Украины, руководит театром "Сузір’я", а когда-то руководил известным в свое время фестивалем, который, к сожалению, почил в Бозе - "Київ травневий". Сын уже тоже взрослый, закончил университет и работает в Минкультуры, так что тоже кушает на работе. И самый беспокойный член семьи – молодая немецкая овчарка, которая кушает дома, причем два раза – утром и вечером. И еще ее надо выгуливать, в отличие от остальных, которые гуляют сами. Да и работа в ежемесячном журнале по своей интенсивности отличается от работы на "Грависе" с пятью выпусками ежедневных новостей, программы «Саме той» и т.д. Немножко другой график.

Леся: - Добридень! Панi Ольго, а що Ви закiнчували? Як будувалася Ваша карера? Дякую за вiдповiдь!

О. Таукач: - Київський національний університет, факультет журналістики. Після того близько 10 років працювала на українському радіо, редактором, спецкором. Після того Микола Канішевський запропонував мені перейти в ММЦ-Інтерньюз, де гроші були такі самі, але треба було робити один матеріал на тиждень, і я спокусилася, оскільки дитина мала йти в перший класс. Але вона не встигла дійти до першого класу, бо утворився "Гравіс", і я пішла туди головним редактором. Власне все.

Артемий: - Добрый день! Скажите, а на президентских и парламентских выборах вы за кого будете голосовать? Если не секрет, конечно...

О. Таукач: - Может быть, Артемий, вы знаете список кандидатов в президенты? Я была бы вам признательна за такую досрочную информацию. А что касается парламентских выборов, не думаю, что появятся на арене новые игроки. Думаю, что выборы в Тернополе - это не показатель, а больше сыграл региональный фактор, в масштабах страны Тягныбок вряд ли наберет серьезный процент голосов. А я, наверное, буду выбирать между Литвином и Яценюком, посмотрю на их заявления. Мы же по-прежнему верим или хотим верить.

Оксана, Киев: - Скажите, а по работе вам часто приходится встречаться с министром иностранных дел?

О. Таукач: - По необходимости. Когда что-то нужно, либо интервью, либо деньги. А не по работе - мы находимся в одном здании, так что так или иначе с человеком встречаешься.

Андрей: - Здравствуйте, Ольга! У меня к Вам вот какой вопрос: есть ли у нас в стране политики, достойные занять президентский пост, и кого лично Вы будете поддерживать на будущих выборах? Спасибо за ответ! Удачи! Успехов!

О. Таукач: - Вы знаете, я сейчас смотрю на галерею From-UA, на эту "стену плача", и думаю, что, может, мы слишком требовательны стали к политикам? В начале 1990-х была какая-то романтическая эйфория, а может, мы просто не знали, кто такие политики. А теперь хотим, чтобы пришел человек, который был бы и политиком, и дипломатом, и экономистом, и еще хорошим семьянином. Наверное, нас ждет разочарование. Пока же я восхищаюсь мудростью Леонида Кравчука. Мне кажется, что ему удается найти правильные формулировки. По крайней мере, прислушиваться к аксакалам нужно. Хотя, наверное, и жестоко класть под танки еще раз.

Анонимус: - Ольга, здравствуйте! А у вас не было желания вступить в какую-нибудь партию? Нынче это модно...

О. Таукач: - Мне повезло, я не успела вступить в Компартию, ее расформировали. Поэтому я по старости выпала из комсомола, и на этом моя активная политическая деятельность закончилась. Журналист, как и военный, не имеет права быть членом партии, это мое мнение. Разве что он прожженный циник или работает в партийной прессе.

Кира: - Ольга, как Вы отцениваете ситуацию, которая сложилась между властью и СМИ. Я имею в виду цензуру...Спасибо за ответ!

О. Таукач: - Цензуру осуществляет никак не власть, я в этом уверена. Рычаги влияния у власти на сегодня либо отсутствуют, либо не используются. Если мы будем сравнивать период первого президента, второго президента, третьего, то мы можем говорить о проявлениях цензуры, хотя ее осуществляла не столько власть, сколько собственники СМИ, которые находились в тех или иных отношениях с властью. Например, тот же Александр Волков - было бы странно, если бы его СМИ выходили бы под лозунгами "Кучму геть!". Это было бы ненормально. Так можно говорить о какой-то фильтрации информации. Сегодня я никакого фильтрования не наблюдаю. Хорошо это или плохо - это другой вопрос. Но мне кажется, что государственная информационная политика должна проводиться более активно, и люди, которые отождествляют себя с властью, должны между собой договориться, что они транслируют в СМИ, иначе это не политика, а что-то с противоположным знаком. Каждая страна оберегает свое информационное поле. А мы сдали свое информационное поле России, кому угодно, а теперь говорим о цензуре. Какая цензура? У нас фильтровать-то нечего, один Интернет остался, да и тот по-моему уже скоро сдадим.

Кира: - Здравствуйте! Ольга, Вы - главред издания, пишущего о внешней политике нашей страны. Как вы относитесь к политике Украины по отношению к России? Только честно!

О. Таукач: - Как мне кажется, внешняя политика Украины по отношению к России существует во многих срезах, каждый из которых считает, что он главный. По Конституции внешнюю политику Украины формулирует Президент и утверждает парламент. Если мы почитаем нормативные документы – у нас очень хорошая взвешенная внешняя политика. Но есть еще политика премьера, отдельных чиновников разных уровней, Верховной Рады, еще каких-то людей, которые озвучивают внешнеполитические вещи. И у нас есть, наконец, добрососедская политика между Украиной и Россией, где огромное количество родственных связей, которые не испортить никаким политикам. На сегодняшний день отсутствие главы МИД, который имеет всю полноту полномочий, негативно отражается именно на этой составляющей нашей внешней политики.



От редакции. Лучшим вопросом онлайн-конференции Ольга Таукач назвала вопрос нашего читателя Георгия из Киева. Уважаемый Георгий, просим связаться с редакцией по электронной почте [email protected], чтобы оговорить условия вручения вам памятного подарка в честь пятилетия From-UA.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале