...спорят о необходимости и результатах той войны. Особенно актуально это сегодня, на фоне очередного конфликта в Средней Азии, и в Афганистане в том числе.

Гиндукуш – горный хребет в северо-восточной части Афганистана, определяющий ландшафт страны, её экономику и этнос. С незапамятных времён Гиндукуш был камнем преткновения Востока. Отсюда начинался путь в Индию и Китай. Такое географическое положение всегда обусловливало стратегическую ценность Афганистана. Со времён шумеров до наших дней здесь не прекращались военные конфликты. Особенно насыщена войнами новейшая история Афганистана.

Советский Союз, начиная с 1919 года, поддерживал дружеские добрососедские отношения с Афганистаном. С помощью СССР здесь строились заводы, фабрики, электростанции, обучались специалисты. Афганская армия снабжалась советской техникой и вооружениями. Неоднократные финансовые вливания поддерживали экономику стратегического партнёра – аграрного монархического государства. Отношения между двумя странами расценивались не иначе как братские. Однако революционные преобразования в Афганистане в конце семидесятых годов привели к дестабилизации внутренней обстановки.

Высшие руководители государства Амин и Тараки (когда-то они вместе совершили Великую Апрельскую революцию) свергли короля Дауда и установили народную якобы власть. Однако всё более обостряющееся противостояние между двумя партийными лидерами привело к физическому уничтожению последнего. Со временем общественность узнала – Тараки задушили ночью, как вора – подушкой. В исламском мире такая смерть считается позорной.

Чтобы удержать и без того шаткий трон Хафизулла Амин начал заигрывать с обоими лидерами мировой политики. Кремль успел раньше.

Поначалу в Афганистане появились, будто бы для охраны семей советников и имущества СССР, два советских батальона. Позже силами этих подразделений и войск спецназначения и было осуществлено физическое устранение Хафизуллы Амина.

Вначале его попытались отравить. Однако ударная доза яда не причинила Амину смерти. Спас, не ведая планов КГБ, советский врач, которому Амин доверялся безоговорочно. Тогда правительственный дворец атаковали батальоны спецназначения. Они и довершили начатое. После непродолжительного штурма едва живого после отравления Амина застрелили в одном из залов полуразрушенного в процессе штурма дворца. Тем временем в Кабул уже летел новый назначенец на высшую властную должность братского Афганистана – полковник Бабрак Кармаль. Его тоже воспитывали в советской академии. Сразу же по прибытию в Кабул, чтобы сберечь свершения Апрельской революции, он попросил у Советского Союза временной военной помощи.

Как докладывали личному составу 40-ой армии политработники, опоздай мы на 4 часа, в Афганистане, раздираемом внутренними противоречиями, стояли бы ракеты потенциального противника – Североатлантического блока. Это создало бы реальную угрозу ядерной атаки с юга, на которую пришлось бы реагировать значительным увеличением затрат на военное присутствие в Средней Азии. Со временем кто-то подсчитал, что обнести колючей проволокой границы, обустроить заставы, аналогичные советским пограничным, и наладить там надежную охрану всего периметра горного Афганистана обошлось бы в четыре тысячи раз дешевле, чем то противостояние, вызванное военным вторжением. Говорят, та война уничтожила СССР и перекроила политическую карту мира.

Изначально участие советских войск в боевых действиях не планировалось. Как рассказывают некоторые государственные деятели той эпохи, в Кремле надеялись, что для сохранения контроля над стратегически важной территорией достаточно будет только присутствия в Афганистане ограниченного контингента, который, помогая местному населению восстанавливать страну, будет выполнять функции, скорее, стройбата. Как на это можно было рассчитывать, до сих пор непонятно. Оппозиционные силы, вполне обоснованно, расценили присутствие армии «неверных» на своей территории как неприкрытое вторжение и при поддержке потенциальных противников СССР организовали ожесточённое сопротивление. Таким образом, Советский Союз, «перечеркнув» все братские традиции, вступил в открытое военное противостояние.

Ночью 24 декабря все подразделения будущего контингента получили приказ со всей материальной частью выдвигаться на юг. Многие надеялись, что это только очередные учения, которыми натаскивали тогда военных регулярно. Однако Советской Армии пришлось в экстренном порядке вести свои части через весь Афганистан. С тем, чтобы уже на местах дислокации строить базы и аэродромы. При этом своими силами, не имея опыта ведения боевых действий в условиях горной пустыни, преодолевать сопротивление моджахедов, усиленных регулярными воинскими частями, со всем советским вооружением перешедшими под зеленое знамя священной войны с неверными. Известно, что Афганистан никому еще не удалось покорить. Против нас вышли воевать даже старики и дети, вооруженные кремниевыми ружьями. Известны случаи, когда туземцы, из числа тех, что трактора никогда не видели, атаковали танки и БТРы верхом на конях и на верблюдах и вооруженные только саблями.

Нашим подразделениям препятствовали 60-градусная жара, отсутствие воды и никудышнее снабжение. Как нам всем хотелось посмотреть в глаза тому «лампасному иуде-интенданту», который решил, что советского солдата, в условиях горной пустыни, нужно – нет, не кормить, а пытать солёной перловкой с признаками пребывания рядом с тушёнкой и старым, аж вонючим, позеленевшим, просоленным насквозь салом из государственного резерва. Видимо, «сей стратег» решил, что в Афганистане на каждой сопке по умывальнику установлено. Среди бойцов ходили упорные слухи, что в горный паёк входят шоколад и «сгущёнка», а не солёные галеты вместо хлеба и вздувшаяся скумбрия в томате. Некоторые счастливчики даже видели настоящие сигареты седьмого класса качества – «Донские», и шестого – «Охотничьи», за свою ядовитость прозванные «Смерть на болоте».

Как уверяли политработники, в районе Пешавара (Пакистан), в 15-ти километрах от афганской границы, противник развернул целый институт по разведению инфекционных заболеваний. Вместе с комарами, мухами, вшами и прочей нечистью забытые болезни типа холеры, тифа и малярии направлялись на наши войска. Первой удар бактериологического оружия приняла 66-я мотострелковая бригада, базировавшаяся под Джелалабадом. Да так, что в медроте и госпиталях валялось на койках до 70% штатной численности личного состава подразделений. Оставшиеся 30, завшивленные, с коричневыми от желтухи глазами, и выполняли боевые задачи. Большинство из нас тогда не знали, что эти болезни ударят по будущему. Например, по способности к деторождению. Во время регистрации в госпиталях записывали номер части больного. Показательно, что напротив фамилии бойцов из Джелалабада писали просто – «бригада».

Всеми этими обстоятельствами и обуславливались значительные потери нашей армии в первые месяцы пребывания. Тем не менее, советские части проявили чудеса самоотверженности и оперативности и в кратчайшие сроки заняли предписанные позиции. В дальнейшем основные боевые действия велись именно нашими подразделениями. Афганская армия оказалась просто не боеспособной и использовалась, в большей степени, для переноски тяжестей и провианта.

Официальный ввод регулярных частей Советской армии в ДРА начался 25 декабря 1979 года, а их вывод был завершен 15 февраля 1989 года, в полном соответствии с Женевскими соглашениями «четырёх» по Афганистану.

За это время в боевых действиях и их обеспечении приняли участие 620 тысяч советских военнослужащих и 21 тысяча рабочих и служащих.

Общие безвозвратные людские потери в Афганистане (убитые, умершие от ран и болезней, погибшие в катастрофах, в результате происшествий и несчастных случаев) – 14453 человека, в том числе:

убито в бою – 9511;
умерло от ран – 2386;
умерло от болезней – 817;
погибло в авариях, катастрофах, в результате происшествий, покончило жизнь самоубийством – 1739.

По категориям:

генералов – 4;
офицеров – 2129;
прапорщиков – 632;
сержантов и солдат – 11549;
рабочих и служащих – 139.

Пропало без вести и попало в плен – 417 человек, 119 из них были освобождены, 97 вернулись домой, 22 живут в других странах.

Общие санитарные потери в Афганистане составили 469685 человек, в том числе:

ранено, контужено, травмировано – 53753;
заболело – 415932.

Из них:

возвращено в строй – 455071;
уволено по состоянию здоровья – 11654;
умерло (они включены в число безвозвратных потерь) – 2960.

Заболевшие по категориям:

офицеры и прапорщики – 10287;
сержанты и солдаты – 447493;
рабочие и служащие – 11905.

Из 11654 уволенных по состоянию здоровья 10751 человек стал инвалидом:

1-й группы – 672;
2-й группы – 4216;
3-й группы – 5863.

Потери техники и вооружения:

самолетов – 118;
вертолетов – 333;
танков – 147;
боевых машин пехоты, десанта, бронетранспортеров – 1314;
орудий и минометов – 433;
радиостанций и командно-штабных машин – 1138;
инженерных машин – 510;
автомобилей бортовых и бензовозов – 11369.

А сколько военнослужащих, перенесших жуткие тропические болезни, до сих пор умирающих в расцвете сил на больничных койках? Сколько с изувеченными душами и судьбами? Сколько разрушенных «афганским синдромом» семей? Какой интеллектуальный потенциал загублен?! Ведь после службы в Афганистане большинство демобилизованных не умели ничего, кроме как стрелять и убивать. Только единицы впоследствии смогли получить образование. Эти потери не поддаются учёту и так же невосполнимы, как и следующие: за десять лет войны, по неофициальным данным, погибли два (!) миллиона афганцев. Остается только догадываться, сколько поколений афганцы будут ненавидеть славян. А когда-то наши отношения были братскими. Статистика не дает полного представления о тех событиях, но мы должны всегда помнить: за каждой из приведенных цифр – людские слезы, боль и страдания, которыми были затоплены обе страны. Но среди результатов есть и другие.

Именно там, на шкурах наших солдат, прошли испытание лучшие в мире автоматы АК-74. Именно там проявилась нецелесообразность применения пули со смещённым центром в условиях джунглей и в ближнем бою. Зацепив веточку, пуля уходила в сторону от цели. Вот и воюй себе с кустами. А в ближнем бою калибр 5,45 просто прошивал противника, как иголка, не нанося особенного вреда. Сколько ребят остались в «зелёнке» после этих «испытаний»? Восемнадцатилетних! Сколько матерей получили из армии, будто почтовую посылку, в наглухо запаянных, чтобы родные не видели растерзанных на лоскуты своих детей, гробах?!

Именно там появилась на то время лучшая в мире БМП-2 (боевая машина пехоты). Душманы прозвали её «Шайтан-арба». Предыдущая – БМП-1 – конструктивно не имела возможности поднять пушку выше 45 градусов и в горах превращалась в беззащитную мишень. А до появления БМП-2 наши колонны в условиях высокогорных узких ущелий душманы расстреливали «гуляючи». Поджигали головную и замыкающую машину, а затем монотонно уничтожали остальные. Выжившим ничего не оставалось, кроме как лёжа под горящими машинами отстреливаться из стрелкового оружия и молиться на оперативность «летунов». При этом потери личного состава исчислялись десятками. По этой причине в некоторых частях снаряжали колонны за провиантом только тогда, когда заканчивалось горючее. А до того месяцами только смердящей складами жидкой баландой из картофельного эрзац-порошка, которую называли парашей, бойцов кормили, а то и вообще – одним воздухом. В таких подразделениях черный, как земля, и липкий, как грязь, хлеб был за праздник, а диарея терзала весь личный состав.

Именно там появилась и прошла испытания непревзойдённая «Чёрная акула». Этот вертолёт называют летающим танком. До его появления специальность военного лётчика считалась едва ли не самой опасной. Средства наведения, установленные на «Чёрной акуле», позволяют всем стволам следить за перемещением отмеченных целей и обеспечивают безошибочное их поражение.

Именно там опробована объёмная бомба. В условиях труднодоступных горных районов после её сброса образовывается гигантский конус взрывоопасного газа, постепенно проникающего во все щели. Одного выстрела трассирующей пули в район сброса достаточно, чтобы уничтожить живую силу противника в любой норе. Насколько это важно, знают те, кто рядом с истекающими кровью друзьями лежал за камнями под прицелом снайпера и гадал: «Кого следующего?» А маскироваться моджахеды умеют так, что горный орёл не заметит даже вспышки после выстрела. Но представить, каково оно – попасть под объемную бомбу, в то пекло, когда все вокруг горит вместе с тобой, и только за то, что ты защищаешь свою родину, тоже жутко. Солдаты той войны и до сих пор просыпаются среди ночи от кошмаров из того прошлого...

Именно там советское танкостроение получило такой толчок, что до сих пор наши танки признаются лучшими на всех международных аукционах военной техники. Но это аукционы смерти...

Этот перечень можно продолжать до бесконечности. Вопрос в том, кто сейчас торгует этим оружием и стоит ли гордиться этими достижениями? Нужны ли они человеку? Ведь они убивают! Изобрели тысячи способов уничтожить человека. Вот только чтобы родить, ничего нового не придумали.

Две тысячи лет тому назад один мерзавец, чтобы выпросить у парламента санкцию на агрессию, произнес крылатое: «Хочешь мира – готовься к войне!» Горько осознавать, но до настоящего времени неспособное к согласию человечество, руководствуясь этим высказыванием как лозунгом, вооружается, тратя такие нужные на образование, медицину, науку, культуру... средства. При этом почти забыто другое выражение: «Подставь левую, если ударили по правой...» А что бы случилось, если бы все человечество одновременно подставило щеку?

Ударить было бы некому!