...задуматься о том, что кому-то невидимому очень выгодно поставить все с ног на голову. Перевернуть моральные устои, и так в Украине достаточно условные, расколотить, как старое корыто, семейные ценности. Внушить мысль о том, что уродливое и грязное – нормально, а доброе и чистое – пережиток.

Принято считать – если режиссер снимает фильм о том, как снимают фильм, значит, свое он уже «отснимал». Выдохся. Исключение может быть лишь в случае, если режиссер – Федерико Феллини. То же касается и журналистов. Писать статью о производимом журналистами продукте – в известной степени моветон. Я – не Феллини, и уж тем паче не Федерико. Но, глянув программу, производимую каналом «Украина», просто не смог сдержаться.

Больно уж интересной программа оказалась...

Трагедия

Делать передачи о том, как кто-то посадил сад – нерентабельно. И это проблема не журналистов, а тех, кто созданное журналистами варево кушает. Все хотят с перцем, всем нравится с соусом чили. Ну, если не всем, то большей части. Заказывали – получайте. Отрубленные головы, распиленные туловища, раздавленные ноги и вывалившиеся кишки.

Канал «Украина» при создании нового проекта журналистских расследований, по всей видимости, также руководствовался соображениями «продать то, что смотрят». И слепили проект «Критическая точка», в котором двое журналистов откапывают всевозможные дикие случаи и освещают данные случаи широкой аудитории.

К сожалению, программы Савика Шустера уже не пользуются былым спросом ввиду своей бесполезно-сонливой болтливости и скучности, и этот фактор «затухания старой звезды» подталкивает к разработке новых путей привлечения зрителей к экранам. Я не выискивал в сюжетах «Критической точки» что-нибудь эдакое. Просмотрел первый попавшийся сюжет. И прозрел...

В Киеве в сауне заживо сгорели люди!

Камеры съемочной группы запечатлели стертые горем лица родителей погибшего парня, чуткие микрофоны записали слова скорби и донесли до слуха зрителя. Четкая, выверенная нарезка – портрет с черной лентой, детские фотографии, траурная, щемящая музыка за кадром. Боль фраз о том, что «не уберегли»... Жуть, одним словом.

Но зрителю хочется подробностей! Что же произошло в растреклятой сауне? Из-за чего люди мученическую смерть приняли?

Туман рассеивается

Комментарии убитого горем супруга второй жертвы ничего не проясняют.

Поначалу.

Неужели он чудом из огня выбрался? Может, и любимую женщину пытался вытащить, да сил не хватило? Вовсе нет. Мужа в сауне не было.

Наверное, жена отмечала какой-то праздник с сослуживцами? Отмечала. У женщины был день рождения. Она задула свечку, оставила мужа с ребенком дома смотреть телевизор, а сама... ушла в ночной клуб. Продолжать празднование. Как будто с подругами.

Зритель постепенно начинает понимать, что именно произошло. Но в голове у меня, к примеру, вся глубина трагического происшествия не укладывалась до тех пор, пока я не услышал голос за кадром. А голос за кадром сообщил о том, что, оставив мужа и ребенка лицезреть голубой экран, дама отправилась танцевать, и именно там познакомилась со второй жертвой пожара.

В ночном клубе познакомилась с парнем. «Они даже потанцевали», – сообщает нам журналистка. И голос у журналистки такой... как будто о чем-то очень светлом говорит. Как будто восхищается тем, что два романтика смогли найти друг друга в бушующем мире зла и насилия.

Потанцевали «пару раз», а потом, внимание, – «решили продолжить знакомство в сауне»! Не в музей пошли – ночь ведь на дворе, и не в библиотеку. А в сауну, и, бьюсь об заклад, – не париться и не стихи Есенина вслух читать.

Муж потерпевшей рассказывает, как, проснувшись утром и обнаружив, что на голубом экране ничего не показывают, начал звонить жене, но та не отвечала.

Оказывается, около пяти утра что-то в сауне загорелось, сотрудница стучала в двери, но молодые люди не отозвались и не открыли. Ночь была насыщенной. Устали и заснули.

Вопросы остаются

В связи с увиденным, имеется пара вопросов.

Вопрос номер раз – каким идиотом нужно быть мужу, чтобы на всю страну рассказывать о своей суженой, угоревшей вместе не с любовником даже, а с первым встречным?

Неужели это теперь считается нормальной семейной жизнью – отправляющаяся «погулять» на ночь жена и засыпающий у телевизора муж с ребенком? Полагаю, такая «прогулка» была у замужней дамы далеко не первой.

Вопрос номер два: какими кретинами нужно быть журналистам, вытащившим эту дурно пахнущую историю на экран? Слезу история должна вышибить? Так ведь не вышибает!

Вопрос номер три, также к журналистам: неразборчивость в сексуальных связях и животное совокупление с первым встречным замужней, имеющей ребенка барышни в сауне через час знакомства – это пустячок, на который зрители и внимания обращать не должны? По-видимому, так и есть. Потому что о том, при каких обстоятельствах «двое молодых людей» оказались в одной сауне ночью, сказано вскользь, но преподнесено животное скотство едва ли не в романтическом ореоле. Типа, жизнь есть жизнь...

В связи с этим я могу предположить, что данная модель поведения перестала быть чем-то предосудительным. Поведение, достойное грязной подзаборной шлюхи, преподносится как нормальное поведение, которое, в силу роковых обстоятельств, привело к трагическим последствиям.

Или я стал старомоден в свои тридцать, или народ наш считают окончательным быдлом, для которого совокупление с первым встречным – набившая оскомину обыденность, не достойная осуждения?..
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале