...его вступления в должность руководителя Госфинуслуг Украины вокруг этого ведомства был постоянный шум. Шум же проистекал из довольно простой вещи – систему приоритетов новый руководитель регулятора расставил в соответствии со своими социал-демократическими убеждениями: гражданин (сиречь простой человек, потребитель этих самых финансовых услуг); государство, которое должно получать налоги; «участники рынка».

С этих самых пор выражение «участники рынка недовольны работой руководства Госфинуслуг» стало расхожим. Как можно быть довольным, если твои финансовые интересы поставили на последнее место и стали загонять в жесткие рамки? Конечно же, ломбардам, кредитным союзам и страховым компаниям это пришлось не по вкусу. Другое дело, что их финансовые интересы странным образом стали отождествляться прессой и рядом комментаторов с некой высшей правдой и первым местом в табели приоритетов. Хотя элементарная логика подсказывает, что если некие компании работают с нашими деньгами, то обязаны (подчеркнем, обязаны!) нести повышенную ответственность.

Кстати, именно вокруг этого и развернулся конфликт Волга - Бродский. Последний обвинял коллегу в попытках «зарегулировать рынок». Но если вы не понимаете важность этих попыток, значит, у вас никогда не воровали депозит и вы никогда с боем месяцами не получали страховку по ДТП. Или у вас есть ломбард.

Собственно говоря, наплевательское отношение к людям и можно было бы выдвинуть центральной проблемой «дела Волги». Оно и строится-то по схеме «один украл – другого топят». Но происходящее с экс-главой Госфинуслуг позволяет в подробностях рассмотреть еще и чисто правовую сторону, являющую собой схему «привет, девяностые!».

«Один украл – другого топят»

Перед тем, как подобраться к главному вопросу, пройдемся по недовольным участникам рынка. Первый вопрос – государственный реестр финансовых учреждений, в котором было обнаружено колоссальное количество пробелов. Волга (причем по официальному поручению премьера) стал наводить в нем порядок, поскольку если предприятия нет в реестре или есть, но не полностью, – работать ему не вольно.

Участники рынка – недовольны.

Кому нужен этот порядок, мол, и так все нормально. Как следствие – информационная атака и как реакция на нее – проверка Генеральной прокуратуры, КРУ и Счетной палаты. Проверка подтвердила правоту Волги.

Второе: бланки строгой отчетности по ОСАГО. Повышения цены на автогражданку требовали «участники рынка», причем требовали настойчиво. Госфинуслуг обязан был реагировать на их требования. Представители другой стороны – Совет автомобилистов и автоперевозчиков при Госкомпредпринимательства – открыто проигнорировал просьбы Волги дать альтернативное мнение и помочь обойтись без повышения цен. В результате цены были повышены, но при этом введены бланки строгой отчетности. Из Великого Ниоткуда силой заставили вывести примерно 30 % бланков. Халява закончилась.

Участники рынка – недовольны.

Третье, которое само по себе может стоить головы любому: закрытие возможностей для «схемного перестрахования», через которое ежегодно уводились миллиарды гривен. Это был именно тот денежный эгрегор, который годами питал избирательные кампании, суды и т. п.

Простыми словами это можно объяснить так. Корпорация страхуется на крупную сумму и списывает эти деньги на расходы. Страховая компания перестраховывает эти деньги в другой компании, поскольку «сама не справится», та – в третьей, и так далее, по цепочке. В конце цепочки стоит фиктивная компания, которую никто никогда не сможет найти. Деньги сливаются туда и потом выводятся. Если конечная компания находится в оффшорной зоне – деньги вообще разыскать невозможно. Никогда.

Волга ввел порядок регистрации всех договоров перестрахования в режиме онлайн и выступил с инициативой создания Государственной страховой компании, которая занималась бы реальной перестраховкой.

Как вы думаете, на это отреагировали «участники рынка», если сам Волга, через своего адвоката, высказал мнение, что вскрытые схемы обналичивания этих денег, которые перед своим арестом он собирался показать Главе государства, являются одной из причин этого самого ареста (возможно, и главной)? Имея миллиард в месяц, «решить вопрос» такого рода совсем не сложно.

И, наконец, кредитные союзы.

Десятки тысяч украинцев были обмануты и потеряли свои деньги, вложенные в эти финансовые учреждения. Большинство из них – пожилые люди, уже однажды лишившиеся сбережений и собравшие деньги по крохам на «черный день». Волга публично заявил, что намерен реформировать этот рынок таким образом, чтобы сделать махинации невозможными, создать Фонд гарантирования вкладов, а самим вкладчикам дать возможность так же в режиме онлайн следить за движением средств.

Участники рынка были очень, очень недовольны.

Как говорит представитель обманутых кредитным союзом «Первое кредитное общество» жителей Николаевской области Алла Орлова, среди 2,5 тысячи вкладчиков основная масса – «инвалиды, пенсионеры, «чернобыльцы», «афганцы», бывшие узники концлагерей».

«Такая у нас категория вкладчиков. Николаевская область – донорская. Это в Одессе или Донецке у людей в основном кредитные портфели, а у нас клали на депозит заработанное потом и кровью. И сегодня мнения людей, которые обращались в Генпрокуратуру несметное количество раз, никого не интересует. Была масса писем от нас, а реакции – ноль. В свете последних событий, когда все, кому не лень, принялись очернять Волгу, нашему возмущению нет предела», – говорит Орлова.

Введение временной администрации конкретно в «Первое кредитное общество» было реакцией Госфинуслуг на многочисленные жалобы граждан. Люди не могли получить назад свои деньги, обращались к регулятору, тот выдавал распоряжение кредитному союзу, кредитный союз игнорировал. Следующим шагом, сообразно требованиям нормативных актов, было введение администрации, задача которой – вернуть людям деньги и перестроить работу сообразно интересам вкладчиков.

Вдаваться в перипетии войны, которую развернуло против Волги отстраненное руководство, смысла нет – все уже рассказано до нас. Самое главное, бывший глава наблюдательного совета «ПКО» Андрей Азаров во всеуслышание заявил: Василий Волга будет сидеть. Кроме Волги в «структуру организованной преступной группы» неофициальный сайт кредитного союза ввел чуть ли не все оргштатное расписание Госфинуслуг, включая руководителя пресс-службы. С акцентом на Волге и его заместителях.

Учитывая, что на сегодня все, на ком сделан акцент, арестованы, причинно-следственная связь выглядит вполне однозначной.

Между тем проблемы вкладчиков все так же никого не интересуют. «Мы обращались к Президенту, когда он посещал Николаев. Я лично была на приеме у его помощника, Кокарева Константина Витальевича 17 марта 2011 г., 55 минут с ним разговаривала, объясняла наши надежды и боли, – говорит Алла Орлова. – Я объяснила, что не реагирует Генпрокуратура и МВД, бесчинства продолжаются, и мы к Президенту обращаемся как гаранту экономических свобод, дальше только Иисус Христос. На это он мне ответил, что есть еще Европейский суд и Нина Карпачева, подавайте туда. Мы были ошарашены таким ответом».

«Когда Семиноженко, лицо приближенное, ручкается с Андреем Азаровым, состоит с ним в одной партии, когда сам Азаров в Одессе благотворительной деятельностью занимается за наши деньги, когда люди из ПКО – в советниках у Костусева, а мы босиком по снегу ходим и сидим на гороховом супе, это верх цинизма. Вместо того чтобы заняться делом, убирают с дороги неудобного для них человека, как Волга. Да что говорить – руководитель милицейской следственной группы Виктор Виноградов заявил мне, что не может признать меня пострадавшей, мол, тогда и «другие потянутся», – негодует Орлова.

По ее информации, на счетах «Первого кредитного общества» в момент ухода из нее временной администрации было 1,5 млн. гривен. Судьба этих денег после возвращения в офис кредитного союза прежнего руководства представляется вкладчикам туманной.

«Привет, девяностые!»

Арест чиновника в ранге министра более недели держался в топе украинских новостей. И с первого же дня в этих же новостях констатировалась явная странность происходящего. Можно допустить, что вдруг вскрылись некие невероятные факты причастности Волги к «делу Адамовича», однако указанный Виктор Адамович (директор Департамента временного администрирования Госфинуслуг, назначенный Кабинетом министров), якобы вымогавший взятку за выведение временной администрации из «Первого кредитного общества», уже почти полгода находится в СИЗО и вина его не доказана.

Более того, как следует из постановления о возбуждении уголовного дела, никакой взятки он так и не получил, как отметил следователь Виталий Свирепов, «не по своей воле». Вмешались некие обстоятельства, и увы, нет ни взятия с поличным, ни зафиксированных переговоров о взятке, а есть только показания заинтересованного лица. И еще более того, решение о выведении временной администрации Госфинуслуг мог принять только голосованием, минимум шесть голосов из одиннадцати. Если бы даже Адамович и вел некие переговоры о взятке, решить этот вопрос было не в его силах и не в силах Волги. Чисто логически, взятку нужно было давать шести членам комиссии.

Тем не менее, пресс-служба Генпрокуратуры распространила по поводу задержания Волги новость с употреблением формулировки «за совершение преступления», и на следующий день Печерский районный суд принял решение о содержании главы Госфинуслуг под стражей – без участия адвоката. В тексте решения отсутствуют данные о сроках такого содержания, тогда как заместитель генерального прокурора Украины Ринат Кузьмин во всеуслышание объявил о двух месяцах. Случайная оговорка, но объясняющая, почему обвинение до сих пор не предъявлено и по истечении отведенных на это законом 10 дней Волгу не выпускают из ИВС СБУ, даже несмотря на резкое ухудшение здоровья. Сказано два месяца – значит, два месяца.

1 августа 2011 г. та же судья Виктория Гаркавая по представлению следователя приняла решение вообще устранить адвоката Олега Короля от дела как «злоупотребляющего своими правами» и «мешающего установлению истины». Целую папку документов, подтверждающих, что следователь всячески уклонялся от контактов с адвокатом и родственниками, судья проигнорировала. По мнению защитника, это связано с его принципиальной позицией по соблюдению норм Уголовно-процессуального кодекса. В то же время следствие навязывает Волге своего адвоката, неизвестного родственникам и самому арестованному. Задача такого человека, считает Король, – быть «китайским наблюдателем» и подписывать все документы не глядя.

Буквально через несколько дней адвокат снова выступил с заявлением: из Печерского суда пропали жалобы на постановление о возбуждении уголовного дела, написанные самим Волгой и его защитником. По такого рода документам суд обязан открыть производство в течение суток. Однако по истечении почти недели выяснилось, что жалобы либо уничтожены, либо утеряны.

При всем уважении к заявленным благородным целям, это не борьба с коррупцией, а нечто совершенно иное. Сегодня Волгу радостные «участники рынка» торопливо обвиняют в разнообразных грехах, однако не эти грехи легли в основу уголовного дела, а совершенно конкретный «червовый интерес».

А борьба с коррупцией – это когда мелким чиновникам будет дана четкая инструкция не возвращать документы без объяснений, а указать подателю на ошибки, помочь исправить и получить требуемые лицензии или разрешения. И наказывать за невыполнение таких инструкций.

Борьба с коррупцией – это когда документооборот максимально обезличен, когда необходимых документов нужно немного и они подаются в электронном виде, а не после стояния в многочасовых очередях. Наконец, борьба с коррупцией, когда госслужащих немного и они получают высокие зарплаты, а не делают вид, что им хватает тысячи гривен в месяц и работают они только во благо родной страны.

Пребывая в эти дни в Херсоне, Президент Украины Виктор Янукович заявил, что неизбежность наказания и презумпция невиновности – два столпа, на которых держится право. «Дело Волги», которого сам же Президент и уволил без решения суда, говорит о том, что в Украине у права опорный столп есть только один. Придавить этим столпом, судя по всему, может вообще любого. И любые возражения, требования соблюдать законы и процессуальные нормы, жалобы и письма не имеют никакого значения, как в бурные 90-е.

Ну а «маленькие украинцы», которые в этой истории должны были бы быть главными, вообще никому неинтересны. Как, впрочем, и всегда.








Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале