...так вышло, что озвученные в сюжете цифры отражают реальную ситуацию... с точностью до наоборот.

Сюжет № 1. «Деловые» телеканалы

Январь 2011. Мы с финансовым директором сети АЗС встречаем журналистку одного из деловых телеканалов на заправке: соглашаемся разъяснить причину повышения цены на топливо. Журналистка задала вопросы, мы растолковали механику ценообразования в этапах поставок-логистики и цифрах. Финдиректор уезжает по делам, а я остаюсь с коллегой «подписать пару синхронов» водителей. Чувствую, что мешаю ей, но делать нечего: моя работа – поддерживать при случае или просто быть рядом на объекте. И вот наблюдаю. Коллега опрашивает первого водителя-женщину:

– Подорожал бензин. Есть ли способ с этим бороться? Вы будете экономить? Станете меньше ездить или, может быть, выберете экономичную манеру езды?
– Нет, я не стану ехать, к примеру, на нейтралке, чтобы сэкономить несколько сот грамм топлива – мне дороже здоровье моей семьи
.

«Надо еще кого-то», – говорит представительница телеканала, запахивая пальто: холодно. Мимо проходит следующий водитель:

– Скажите, пожалуйста, вы уже почувствовали, что цена на бензин подскочила? Как будете реагировать? Больно ли бьет по карману?
– Нет, я еще не почувствовал подорожания. Когда почувствую, буду что-то думать.


«Нужно подождать водителей «Ланосов», – объясняет журналистка, видя мой красный от холода нос. – Редактор дал задание сделать сюжет о том, что для водителей это подорожание критично».

В итоге мы дождались комментария «Если цена будет расти, я стану ездить меньше», и только он и вошел в сюжет.

Сюжет № 2. Радио «Свобода»

Март 2011. После нескольких десятков комментариев на тему (с адекватными и не очень сюжетами – к примеру, телеканал City умудрился сделать заявление о том, что кое-где на АЗС бензина нет, прямо на фоне нашей стелы с наличием в продаже всей линейки), наконец, впервые общаюсь с радио «Свобода». Телефонная запись на 30-45 секунд. Вопросы те же: механизм ценообразования и реально ли держаться в рамках ценового коридора. Накануне я постигала азы ценообразования, готовя комментарий для журнала «ФОКУС», поэтому среагировала быстро – и вот уже записываемся. Рассказала, по какой цене закупается топливо, как и за сколько потом доставляется до границы, как платится увеличенный на 50 евро акциз и 20%-й НДС, как доставляется на нефтебазу и какие при этом потери, как там хранится, как и почем развозится бензовозами на АЗС. Получается входная цена на заправке. К этой входной цене нужно добавить зарплаты заправщиков, операторов и другого персонала станции, проценты по кредитам, коммунальные платежи, налоги на землю, стоимость лицензий и разрешительной документации и т.д. Только после этого заложить маржу (чего не делалось уже 3 месяца) – и только тогда получим цену на стеле. Озвучила всё в конкретных цифрах вплоть до последней гривны. Но на русском.

Радио «Свобода», переводя мой комментарий на украинский, «потеряло» несколько составляющих формулы, например, исчез т.н. «слив-налив» и хранение, исчезли коммунальные платежи, которые составляют значительную сумму на 50-ти объектах, разрешительная документация и т.д. А ведь это математика – если в формуле пропадает несколько составляющих, она перестает работать. Более того, акциз и НДС в переводе были названы «ввізним митом» и сказано (с моих слов), что сегодня оно составляет примерно половину стоимости сырья. Но «ввізне мито» сегодня 0 гривен! И, делая такой «перевод», журналист представляет спикера или некомпетентным, или человеком, который хочет обмануть потребителя. Забавно, но даже в письменной версии материала радио «Свобода» перевод был именно таким, далеким от оригинала. К чести редакции: на мой комментарий и письмо о некорректности быстро отреагировали: текст на сайте отредактировали, но в эфире остался тот самый, «що вводить в оману». Правда, мы с коллегой договорились, что, раз тема нефтерынка оказалась такой непростой, он впредь будет сверять цифры, как в комментариях об атомной энергетике. А я для себя решила, что відтепер буду їм давати коментарі виключно українською – чтобы избежать перевода. В общем, мир.

Сюжет № 3. Деловой. «Первый деловой»

1 апреля 2011. Правительство подписывает меморандум с некоторыми операторами рынка. Меморандум, текста которого никто не видел, но все комментируют. Так как наша сеть АЗС в комментариях не отказывает – все к нам.

«Как на вас повлияет Меморандум?»

«Если закроют импорт, что будет с рынком и с ценами?»

«Как изменится ситуация, если нефть будут продавать на аукционах?»

И так далее.

Это был тот редкий случай, когда комментарий телевизионщики запросили не «день в день», а с запасом в сутки – было время подготовить справку. Которую я и вручила коллегам при встрече, понимая, как тяжело подчас у операторов рынка раздобыть цифры. Мой финансовый директор, привыкнув к тому, что не все чувствуют себя в финансах как рыба в воде, терпеливо «на пальцах» разъясняет специфику бизнеса: как обычно, о закупках, о ценообразовании…

Вместе мы выяснили и что такое Меморандум, и что продукция Шебелинского нефтеперерабатывающего завода, которая реализуется на аукционах, при потребностях Украины в 10 миллионах тонн топлива ежегодно составила в 2010-м всего 541 тысячу тонн. Что импорт бензина сегодня – 30%, соответственно, украинский продукт составляет 70%: как раз то самое соотношение, о котором мечтает премьер-министр, уже сегодня! Впрочем, в 2010-м импорт тоже составил всего 39%.

И вот в субботу 2 апреля в 20.00 – хороший, взвешенный, с позицией обеих сторон сюжет, но вдруг в начитке журналиста: премьер-министр хочет снизить долю импортного топлива, доведя его до соотношения 30% (импорт) к 70% (Украина). Сегодня же ситуация противоположная.

– Как?! – спрашиваю я. – Как так вышло, что цифры просто «зеркально перевернули»?!
– А разве это было не в синхроне Азарова? – спрашивает журналистка.
– Нет, – говорю, – синхронов Азарова с процентным соотношением импорта Украины не было вообще. Это был Ваш текст.
– Да? Я такое сказала?
– Да, и я пытаюсь понять, почему: откуда у Вас такие данные?
– От экспертов, от Куюна.
– Не может этого быть, данными Куюна (Ассоциации) я пользовалась при подготовке справки для вас, предварительно перепроверив их у экспертов из «Экономических известий».
– Да? Странно. Извините, пожалуйста, наверное, я перепутала. Приеду, пересмотрю сюжет еще раз.


Сюжет № 4. АПОГЕЙ: газета «Сегодня»

Лопнуло терпение у меня совсем не сразу. Апогеем стало общение с давним (шутка ли? 8 лет!) знакомым журналистом. Сейчас он работает в газете «Сегодня».

– Привет! Нам нужен комментарий. Дашь? – спрашивает мой старый приятель.
– Ну как обычно. Присылай вопросы, – отвечаю я.
– А правда, что 95-й исчез с заправок?
– О, ты уже второй звонишь сегодня. До тебя – телеканал «Украина» с тем же вопросом. У нас всё в порядке с 95-м, узнали по другим – у всех он есть, это какая-то утка. Всего лишь на одной заправке одной из сетей временно не работало табло.
– Да? Ну хорошо. Я тебе сейчас пришлю вопросы по ценам.


И данный случай, увы, требует деталей.

Вопрос 1. Кабмин ввел «потолок» по росту цен на бензин. Реально ли выполнить эту рекомендацию правительства, не работая «в минус»?

Закупка нефтепродуктов и транспортировка до границы стоят $ 1054 за тонну (на 4.04.11). Затем к расходам добавляем 182 евро/тонна акциза и 20% НДС. Цена на границе получается 12491 грн./т. Далее везем продукт на нефтебазы по тарифу 240 грн./тонна, учитывая потери в 0,9% получаем 12845 грн./тонна цену на нефтебазе, добавляем 65 грн./тонна хранение на нефтебазе, и получаем 12910 грн./тонна. Переводим в литры (умножая на коэффициент плотности бензина 0,76), перевозим на АЗС (за 78грн/тонна) и получаем 9,90 грн./литр. В этой входной цене еще не отражены проценты по кредитам, амортизация заправок, налог на землю, лицензии, патенты, разрешения, зарплаты сотрудникам, коммунальные платежи и др. затраты.

Стоит также учитывать, что сети АЗС снабжают топливом юридические лица и бюджетные организации: в начале каждого года проходят тендеры – государственные учреждения заключают договоры на поставку нефтепродуктов на длительный срок до года. По условиям проведения тендеров государственной закупки стоимость топлива должна оставаться неизменной в течение всего времени действия договора. Поэтому операторы рынка терпят убытки в случае повышения цены на мировых рынках. И приобретенные запасы нефтепродуктов – это как раз наши обязательства перед бюджетными организациями. Мы понимаем, что финансирование бюджетных организаций зачастую происходит с задержкой, поэтому заключаем договоры с ними с отсрочкой платежа – ведь, к примеру, скорой помощи нужно возить больных каждый день.

В случае повышения цены на мировых рынках цена будет расти и в Украине, причем не только на импортное, но и на отечественное топливо.

– Бизнес не может работать себе в убыток, – говорит коммерческий директор столичной сети АЗС КЛО Вячеслав Стешенко.

Вопрос 2. Как будут вести себя цены на бензин, в частности на А95, в ближайший месяц?

На цену в Украине оказывают влияние котировки с европейских рынков, по которым формируется оптовая цена поставок. Котировальное агентство Platt's мониторит рынок в постоянном режиме и формирует средние цены сделок на нефть и нефтепродукты по всему миру. Формирование цены происходит под воздействием спроса и предложения на международных рынках. Цена формируется исходя из среднего значения цены за месяц. В условиях мировых катаклизмов прогнозировать цены на нефть – дело неблагодарное.

Вопрос 3. Правительство в лице министра энергетики и угольной промышленности Юрия Бойко обвиняет трейдеров в спекуляциях ценами на бензин. Оправданы ли эти обвинения?

При всем уважении к министру энергетики и топливной промышленности эти обвинения экономически не обоснованы.

А вот этот текст для печати я получаю от журналиста (пунктуация сохранена):

«Это уже после всех редакторских правок (пишет коллега).

После введения Кабмином «потолка» по ценам на бензин в 9,75 грн за литр А95 трейдеры нашли лазейку, как повышать цены, не опасаясь наказания. На автозаправках некоторых «брендовых» сетей теперь напрочь отсутствует обычный А95 предлагаются лишь его улучшенные версии (евро, плюс, мустанг и т.д.). Стоят они, соответственно, дороже до 10,20 грн. Впрочем, на большинстве заправок А-95 есть. И цена, за некоторыми исключениями, не превышает указанный Кабмином порог в 9,75 грн/л.

Правительство угрожает, что будет принимать меры к спекулянтам (недавно Антимонопольный комитет оштрафовал на десятки миллионов несколько компаний, у которых были самые высокие цены). «Штраф в 150 млн грн. первая ласточка. Государство всегда будет жестко следить за ценам на нефтепродукты и корректировать их в сторону уменьшения», заверил министр энергетики Юрий Бойко.

Впрочем, трейдеры говорят, что не могут торговать себе в убыток. «При росте мировых цен будут расти цены и в Украине, – говорит коммерческий директор столичной сети АЗС КЛО Вячеслав Стешенко. При нынешних ценах на нефтепродукты, цена на заправках не может быть ниже 9,9 грн. за литр».

Как мы уже писали, далеко не все заправки находятся в одинаковом положении. Те, кто торгует импортным бензином действительно не тянут уровень в 9,75 грн. за литр. А вот дочки российских нефтяников ТНК и «Лукойл», которые владеют в Украине нефтеперерабатывающими заводами (на которые они поставляют собственную же нефть) в этот уровень вполне укладываются. И если импортеры «горючки» перестанут продавать топливо, утверждая, что не могут уложиться в цену, которую определило правительство, их место на рынке быстро займут российские нефтяники»
.

Не думала, что когда-нибудь мне захочется защищать конкурентов. Но видеть, как редакторы «Сегодня» (подобно другим донецким СМИ – вспомним попытки ТРК «Украина») пытаются подтасовать факты, невыносимо! Как можно писать, что, мол, «трейдеры нашли лазейку как повышать цены, не опасаясь наказания. На автозаправках некоторых «брендовых» сетей теперь напрочь отсутствует обычный А95 предлагаются лишь его улучшенные версии», если украинский 95-й в их продуктовых линейках исчез более 2 лет назад! В те времена, когда и ценовая ситуация была стабильна, и Азаровым правительство еще не страдало. И правильно сделали – торговать топливом отечественного производства, которое по-прежнему с натяжкой соответствует даже стандарту Евро-3, опасно для репутации! Ведь в иномарки заливать такой бензин противопоказано.

Что касается нашей части комментария, несмотря на то, что мой знакомый журналист пообещал не вырывать фразы из контекста, он все же дал от имени моего спикера цифру 9,90 как ту, ниже которой сегодня цена быть не может. И снова некорректно! Потому что это всего лишь промежуточная цифра в ценообразовании, к ней еще не прибавлены (см. комментарий) зарплаты, коммуналка, проценты по кредитам, амортизация заправок, лизенции, налог на землю и т.д.

Я спросила знакомого: «Как?!» А он ответил: «Для сохранения хотя бы видимости нормальных отношений предлагаю по работе больше не общаться». Профессиональной дискуссии не вышло. 8 лет приятельства – как не бывало.

Подобная подтасовка фактов возмущает, и лично я для себя вношу газету «Сегодня» в черный список изданий, которые не могут называться средствами массовой информации.

Итог

Уйдя из политического PR в бизнес-, я долго не могла нарадоваться: на профильных сайтах в контактной информации наконец указаны живые люди – редакторы, журналистам и правда нужны не конверты, а экспертные комментарии, к твоему бизнесу действительно могут питать искренний интерес, если ты – осознанный, креативный, инновационный… В работе, наконец-то, появилась «настоящесть».

Но когда дело касается передела рынка или необходимости доказать свою политическую преданность, объективная рыночная картина интересует единицы, зато «двоемыслие» проявляется сплошь и рядом: «Большой брат Редактор следит за тобой!».

Понятно также и стремление изданий прибавить в рейтинге за счет «кричащих хедлайнов» и скандалов, но уровень материалов с каждым годом снижается, об образовательной функции СМИ давно уже и речи быть не может. Впору ввести для некоторых общественно-политических СМИ номинацию, учрежденную рекламным порталом adme.ru, – «Вон из профессии!».