Двадцать три дома в городе Ровно, в которых когда-то были конспиративные квартиры подпольщиков или которые были связаны с работой первых органов советской власти в городе, до сих пор официально числятся в реестре памятников истории местного и общегосударственного значения.

В Ровенском областном управлении культуры, которое является главным «опекуном» этих объектов, сочли, что так дальше продолжаться не может, мол, эти явочные квартиры уже давно не являются предметом охраны, а потому их надо изъять из реестра. Начать «борьбу» с явками в Ровно решили с бывшего музея-квартиры Николая Кузнецова, которая расположена на улице Ясной, 35.



Мемориальный музей-квартира Н.Кузнецова в Ровно. В этом доме жила помощница Кузнецова - разведчица Валентина Довгер


12 из 14 членов консультативного совета по вопросам охраны культурного наследства при управлении культуры Ровенской облгосадминистрации решили ходатайствовать перед Госслужбой по вопросам охраны национальных памятников Украины об исключении этого дома из реестра.

Может, и на самом деле бывших явочных квартир в бывшем партизанском городе Ровно слишком много, но «оранжевые» чиновники, похоже, напрочь забыли историю родного края и теперь пытаются навсегда избавить родной город от воспоминаний о войне, о Николае Кузнецове, хотя именно благодаря этому Герою Советского Союза о маленьком провинциальном городке узнали во всем мире.



Николай Кузнецов - Пауль Зиберт. Таким он появлялся на улицах Ровно в октябре 1942 года


Николая Кузнецова в истории внешней разведки знают под именем Пауля Зиберта. Он вошел в десятку лучших разведчиков времен Второй мировой войны. В Ровно память Кузнецова чтили нескольких десятилетий. В 1961 году памятник партизану-разведчику водворили перед Ровенским горисполкомом.



Фрагмент памятника Кузнецову в Ровно


А в 1974-м в доме на улице Партизан-разведчиков (ныне улица Ясная – авт.) в одной из бывших конспиративных квартир Кузнецова, где жила его соратница Валентина Довгер, открыли квартиру-музей. Кстати, она на то время была одним из малочисленных музеев, которые во времена СССР работали в Ровно и, как тогда были убеждены чиновники, «предназначались для воспитания в патриотичном духе подрастающего поколения». Кроме этого музея тогда в Ровно работали еще Музей боевой славы 13-го армейского корпуса, Ровенский областной краеведческий музей, Музей научного атеизма и Музей комсомольской славы.

В начале 1990-х годов памятник Николаю Кузнецову от Ровенского горисполкома перенесли на улицу Ясную и поставили возле его музея. Вскоре и там он кому-то помешал. Памятник «мозолил» глаза местным националистам, и его отправили подальше от глаз ровенчан. Нет, «сплавили» не в утиль, а перетащили на военное кладбище, расположенное на улице Дубенской. А вскоре в городе не стало и самого музея - решением городской власти его закрыли. Экспонаты, а это личные вещи Кузнецова, фотографии, письма, документы, огнестрельное оружие времен войны и мундир немецкого офицера, передали в фонды областного краеведческого музея, а само помещение на улице Ясной, 35 досталось ровенскому предпринимателю Сергею Шабалину , который к тому же имеет собственную антикварную галерею.

Хотя дом на улице Ясной, 35 и остался в реестре памятников истории общегосударственного значения, когда в него вселилась фирма Шабалина «Западстройсервис», там тотчас многое перестроили, изменили сам фасад.

И никому из местных чиновников не было до этого никакого дела, в том числе и «сторожам» исторических памятников от управления культуры. До тех пор, пока предприниматель не захотел получить земельный участок на улице Ясной, 35 в частную собственность путем выкупа. Оказалось, что статус дома, как памятника истории, этому противоречит. Тогда на помощь пришел соратник и друг бывшего «оранжевого» губернатора Ровенщины Василия Червония - Николай Федоришин, который сейчас работает заместителем начальника управления культуры Ровенской облгосадминистрации (он глава Ровенской областной «Просвіти»).

- Предприниматель Шабалин в самом деле обращался в городской совет, чтобы что-то там оформить, и пришел за согласованием к нам. А у нас такая чиновничья работа – реагировать. В данном же случае музей-квартира Кузнецова и музеем уже давно не является, и сам дом уже не является предметом охраны. То есть уже не такой, как был когда-то, а перестроенный, с другим фасадом, без вывесок. Члены совещательного совета при нашем управлении решили сделать все по закону. Мы подготовили предложение на Киев относительно снятия этого дома из реестра памятников истории национального значения. Но это лишь наше предложение, а Государственная служба по вопросам охраны национальных памятников наше предложение еще не рассмотрела. Она может вменить нам в обязанность привести памятник в порядок, то есть восстановить бывший вид дома. Но, как бы там ни было, нам все равно, чьей собственностью будет дом или на чьем балансе будет состоять. Тем более мы далеки от наименьшего идеологического подтекста. Мы не ставим вопрос, был Николай Кузнецов на самом деле героем или не был, - говорит «оранжевый» чиновник Федоришин.

И явно лукавит. Последнее его уверение, похоже, касается нынешних сильных расхождений среди историков относительно фигуры Кузнецова. Для одних разведчик все так же остается смелым и преданным коммунистической идее человеком, а для других является террористом, из-за которого гитлеровцы расстреляли не одну тысячу мирных жителей, а также почти всех руководителей национального украинского подполья в Ровно. Но большинство историков едины лишь в одном: все памятники истории имеют право на существование.

- Пусть кто-то считает Николая Кузнецова выдающимся разведчиком, другие – агентом-террористом, важнее другое – это была выдающаяся фигура, связанные с которой памятники истории должны остаться на Ровенщине. Как, в конце концов, и все другие памятники в Ровно, которые сейчас стараются изъять из реестра, чтобы прикупить и перестроить, - считает Татьяна Быкова, бывшая заведующая отделом охраны культурного наследства при Ровенском краеведческом музее, которая проработала там более 30 лет, а сейчас работает завотделом в Волынском центре исторических и геофизических исследований «Ровно-сурэнш».

Если ровенских «оранжевых» чиновников никто сейчас не остановит, то можно предположить, что вскоре они захотят избавиться и от последнего воспоминания о разведчике Николае Кузнецове и поставят вопрос о переименовании города атомщиков – Кузнецовска, который также назван в честь легендарного героя.