...новости начался март. Украина, чей народ высказался категорически против участия в Альянсе, истратив на споры о нем годы времени и километры нервов, все же обретает свое место в военно-политическом блоке. С одной лишь поправкой: НАТО собирается сотрудничать в этом направлении, прежде всего, с Россией. С чем Украина собирается идти в эту компанию? Каким образом быть полезной? Зачем это нужно Украине? Пока на эти вопросы никто не отвечал. Так что грех не попробовать.

Скажи мне, кто твой друг

Министр иностранных дел Украины Константин Грищенко по поводу данного проекта высказался одобрительно, с оговоркой, «если будет достигнута договоренность между Россией и США». По словам главы миссии Украины при НАТО Игоря Долгова, конкретная информация о формате нашего участия будет передана до заседания Комиссии Украина - НАТО на уровне министров иностранных дел, которое пройдет 14-15 апреля в Берлине. Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен от прямого ответа тоже уклонился, сообщив интересующимся, что, мол, «изучаем вопрос».

Суть проекта в целом – на взаимовыгодных началах обезопаситься от ближне- и дальневосточных маргиналов, потрясающих ядерным оружием. А еще это обамовская «перезагрузка» в действии: в сентябре 2009 года президент США отменил запланированное Джорджем Бушем развертывание компонентов системы ПРО в Польше и Чехии. Тогда, если помните, Россия грозилась в ответ перенацелить ракеты на «принимающие стороны», а в «помаранчевой» Украине размышляли, стоит ли в таких условиях предлагать США свои услуги. Дискуссия велась очень напряженная.

На саммите НАТО в Лиссабоне, в ноябре 2010-го, Североатлантический альянс уже конкретно предложил России развивать совместную систему обороны, на что был дан в целом положительный ответ. Но с нюансами, не позволяющими с ликованием вскрикнуть об окончании «холодной войны». Есть вопросы по поводу контроля над управлением системой и определением угроз.

У США есть враждебный Иран, откуда распространяется исламская угроза. А у России есть дружественный Иран, которому она помогает поднимать атомную энергетику. Поэтому НАТО предлагает раздельные, но «совместно работающие» системы, когда Альянс защищает территорию своих членов, а Россия – себя и тех, кто к ней присоединится в рамках проекта. Логика в этом есть, но довольно ущербная. Отдельное не может быть совместным, и элемент недоверия друг к другу остается.

Встречным предложением Москвы была концепция, согласно которой каждому будут определены секторы, в пределах которых Россия будет нести ответственность за перехват ракет, запущенных через нее в сторону Европы, а НАТО – за перехват того, что летит в сторону России. Таким образом, натовские перехватчики не будут направлены на восток, дулю в кармане держать будет нельзя, и это сильно не нравится США. У них давняя нелюбовь к российским стратегическим ядерным силам и официальная доктрина «нападай первым».

В общем, поговорить есть о чем, а Украине остается ждать и готовиться. К слову, среди активных противников вступления в НАТО есть поклонники именно многостороннего формата. По словам лидера Союза Левых Сил Василия Волги, создание новых систем безопасности, вместе с Россией и Европой – программная норма партии с момента ее появления три года назад. Называется это «новое пространство безопасности и сотрудничества от «океана до океана» и предполагает, в частности, включение в эту систему Черноморского флота РФ. Это, полагает Волга, раз и навсегда сняло бы с повестки дня тему ЧФ в ее политическом разрезе, а в рамках большой системы мы были бы связующим звеном и чувствовали за спиной грозную мощь ядерных ракет союзников.

Такая позиция в свое время вызвала гневную отповедь бывшего командующего ВМС Украины, вице-адмирала Владимира Безкоровайного.

«Мы все можем! Украина – крупное, с мощным промышленным и научным потенциалом, европейское государство, морская держава, имеющая на Черном море самую большую и богатую ресурсами экономическую зону. Геоэкономическое и транспортное положение Украины уникально и является самым выгодным среди всех стран Черноморского региона. Черноморское побережье Украины и порт Севастополь созданы Богом, чтобы стать могучим на Евразийском континенте терминальным узлом Балто-Черноморского коридора. Украина просто обречена занять лидирующее положение в регионе. Но для этого нужно хотеть быть сильным, а не искать, под кого бы еще «лечь», – пафосно заявил евроатлантический адмирал.

Но уже в тот момент напугать кого-то своими военно-морскими силами мы не могли. Зато станция загоризонтного слежения в Севастополе еще действовала, работая на российскую СПРН – систему предупреждения о ракетном нападении, и теоретически могла бы быть включена в общий контекст. По умолчанию считается, что эта РЛС, вместе со станцией в Мукачево, доставшаяся нам в наследство от Союза, и есть тот ресурс, с которым идет в будущее Украина. И, конечно, ее прекрасное географическое расположение.

Но владели мы гораздо большими возможностями.

«Всевидящий глаз»

Как говаривал трижды Герой Социалистического Труда академик Юлий Харитон, «у нас была сверхзадача: в кратчайшие сроки создать сверхоружие, которое могло бы защитить нашу Родину. Когда удалось решить эту проблему, мы почувствовали облегчение, даже счастье – ведь, овладев этим оружием, мы лишили возможности применять его против СССР безнаказанно, а значит, оно служит миру и безопасности... Кто знает, что случилось бы, не будь у Советского Союза ядерного щита...».

Украина была на переднем крае героической эпопеи создания оборонной триады Советского Союза – ядерного оружия, баллистических ракет-носителей и систем противоракетной обороны. Мы занимали третье место в мире по ядерному потенциалу, сами разрабатывали и делали ракеты, контролировали все телодвижения на трети земного шара.

На всякий случай стоит напомнить, что СССР в этой работе на полшага отставал. Но не потому, что в нем жили глупые люди, а потому, что каждое новое действие было ответом на возникающие со стороны США очередные угрозы. Явными они были или мнимыми, но в «гонке вооружений» мы были готовы к любому повороту событий. Проект системы предупреждения о ракетном нападении «Экватор» отрабатывал все, что происходит на Земле. Проект системы контроля космического пространства «Застава» – над ней, в глубоком небе, подсвеченном ночью огоньками звезд.

Цепочка РЛС располагалась в разных местах огромной страны, и за каждой из станций был закреплен определенный сектор наблюдения. Система СПРН родилась 29 октября 1976 г., когда на боевое дежурство встал командный пункт и узлы в Мурманске, Риге, Иркутске и Балхаше на базе РЛС «Днепр». Следом появились на мысе Херсонес в Севастополе и у пос. Пестрялово (или у Мукачево – кому как больше нравится) созданные на базе «Днепра» более прогрессивные радиотехнические узлы РО-4 «Николаев» и РО-5 «Берегово».

Основу командного пункта, изначально созданного под полномасштабную систему (чтобы работать без модернизации), составляли компьютеры собственного производства, обеспечивающие прием, распознавание и передачу сигналов. Тогда они назывались ЭВМ, 17-дюймовых ЖК-мониторов не имели и работали безо всяких Windows. Но комплексный боевой алгоритм и боевая программа для работы командного пункта объединяли всю систему в единую логическую структуру. Ни одного незапланированного перерыва в работе КП СПРН зафиксировано не было.

Следующее поколение – РЛС «Дарьял» по кличке «Всевидящий глаз», созданная на базе «Днепра» и полностью совместимая с ним, отличалась повышенным энергетическим потенциалом. При мощности излучения около 2 мегаватт станция обнаруживала цели размером с футбольный мяч на дальности до 6000 км в секторе обзора 110 градусов и одновременно могла «вести» около 100 объектов.

Чтобы примерно понять это, представьте, что французские воробьи крайне опасны. И вы из окна своей кухни можете безо всяких ошибок одновременно различать сотню воробьев, которые носятся с места на место между загорающих тел и пивных банок вдоль, скажем, побережья Франции. Времени, чтобы попросить соседа достать из комода рогатку, достаточно. «Рогаткой» в реале были ядерные силы Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) и средства ПВО.

Дополнительно предусматривалась возможность высчитать параметры ионосферы, от которой отражался посылаемый «за горизонт» сигнал, определить поправочные коэффициенты для координат цели; средства защиты от космических и аэродинамических носителей; разные режимы обзора. По своим характеристикам «Дарьял» еще 10-15 лет назад оставался непревзойденным в своем классе. Даже после появления всяких Windows и ЖК-мониторов в 17 дюймов.

Именно такая станция и появилась в Мукачево на первоначальной базе. В Севастополе остался «Днепр». Кстати, начальник антенного отдела Радиотехнического института им. Минца в Москве – проектировщика «Дарьяла» – стал одним из отцов-основателей известной компании мобильной связи.

Как пояснил один из украинских инженеров-оборонщиков, причастный к этим разработкам, в новой РЛС впервые в мире была применена адаптивная фазированная антенная решетка. В переднюю наклонную стену стометрового здания, похожего на рассеченную трапецию, вмонтирована антенна. В ее основе – элементы 40 на 40 метров, состоящие из 1260 передатчиков. Каждый передатчик состоит из излучателя, усилителя мощности и модулятора. Все вместе укладывалось в элемент 0,7 на 0,7 на 5 метров, весом больше тонны. Из таких блоков-модулей в итоге получается «фазированная решетка».

«Все управляется в электронном виде, ничего не «шевелится». «Адаптивной» она называется потому, что управляет так называемой «диаграммой направленности», дает максимум или минимум мощности сигнала, меняет его конфигурацию, если говорить упрощенно. Диаграмма может быть, например, каплевидной формы, или основной сигнал работать прямо, а вбок давать маленькие «лепестки», – рассказал эксперт, по традиции, настоявший на анонимности. – Это огромное здание с полным комплексом самообеспечения. Иначе можно завалить опору электропередачи и вырубить станцию».

В брошюрке, выпущенной к 175-летию МГТУ им. Баумана, выпускники которого внесли выдающийся вклад в создание «ядерного щита», дополнительно сообщается, что за антенным полотном в 18-этажном здании размещалась гора аппаратуры для формирования электронных лучей, обнаружения и измерения параметров сигнала, вычислительный комплекс из трех ЭВМ, аппаратура и командный пункт.

Но и это не все.

16 января 1979 года на вооружение была принята космическая система обнаружения стартов баллистических ракет в США. Конструкция должна была «видеть» пламя из сопел и выдавать полную информацию об этом не позднее четвертой минуты после старта (практически за 2-3 минуты). Ее тоже начали встраивать в общую структуру СПРН под условным именем «Дуга».

Еще в середине 60-х годов возле Николаева был построен действующий макет «Дуги», который дал экспериментальные данные о следах запусков своих и американских ракет. С точностью до 80 % николаевский узел определил групповые пуски с Дальнего Востока и Тихого океана по полигону на Новой Земле. И, руководствуясь полученным опытом, военные люди в 1980 году воздвигли уже полноценную станцию в районе Чернобыля. Это та самая знаменитая антенна циклопических размеров, которую так любят фотографировать посетители мертвого города. Передающая аппаратура собиралась на Днепропетровском машиностроительном заводе и состояла из 26 передатчиков, размером с двухэтажный дом каждый.

Диаграммы направленности РЛС были нацелены на ракетные базы МБР США. Мукачевская РЛС щупала юг Европы и Африку, Севастопольская – бассейн Черного моря, восточную часть Средиземноморья и частично Ближний Восток (Саудовская Аравия, Израиль, Иран). Говорят, она первая обнаружила пуски ракет «Скад» во время войны в Персидском заливе, а также единственный пуск израильской ракеты «Иерихон». Но это потому, что она же и единственная.

«Мне мама в детстве выколола глазки...»

После катастрофы на Чернобыльской АЭС «Дугу», естественно, использовать было нельзя, и независимой Украине она досталась как тонны «фонящего» металлолома. Аналогичную экспериментальную станцию у с. Калиновка (в/ч 02427 и А-3116) в Николаеве собирались дооборудовать так, чтобы обнаруживать воздушные и морские цели на дальности до трех тысяч километров. Потом посчитали, что это обойдется аж в полтора миллиона долларов, и пустили на металлолом.

Станциям в Мукачево и Севастополе повезло больше потому, что угрозы никуда не делись, только отдуваться предстояло уже России, которая исправно платила по 1,3 миллиона долларов в год за работу уже украинских РЛС. Украина от РВСН отказалась, радостно слила все секреты американцам, а кабеля – металлоломщикам, и к загоризонтным станциям не проявляла никакого интереса.

Согласно общеизвестным данным, Россия пользовалась станциями с 1997-го по 2007-й год, а потом договор расторгла. И глядя на наших «великих деятелей», наперебой кричавших, что если русским наша чудо-техника не нужна, мы отдадим ее НАТО, я пребывал в счастливом неведении, полагая, что так оно и может быть. Служба в последние годы существования украинских РВСН, когда бывший ядерный щит родины разворовывался со скоростью, превышающей световую, меня ничему не научила.

Как выяснилось в ходе работы над темой, на модернизацию станций великие деятели плевать хотели. Куда пошли российские миллионы – ведает только Всевышний. Фактический ресурс эксплуатации станций истек в 2005 году, и они начали откровенно «глючить». Это и послужило причиной отказа от них российских военных. Точнее, не от «них», а только от севастопольской РЛС, которую доконали влажность и соль. Мукачевскую растащили на металлолом еще в 2003 г.

Оказывается, озабоченный тонкими вопросами экологии региона Закарпатский облсовет принял решение о передаче Пестряловской РЛС в коммунальную собственность города Мукачево. А горисполком заключил соглашение с металлоломным предприятием из Донецка о демонтаже. Потом к этому процессу подключились жители окрестных безработных сел, оставивших от чуда техники голый бетонный каркас. Очевидцы утверждают, что в битве за металл применяли даже взрывчатку.

Стоит особо отметить и тот факт, что полностью переоборудовать станцию так и не удалось. Как вспоминает бывший командующий ракетно-космической обороной СССР, генерал-полковник Вольтер Красковский, в конце 80-х, а особенно в 1990 году, против Пестряловской РЛС была развернута целая кампания. «Рух», специально обученные люди из Ужгородского университета, при неявной поддержке Киева и местных газет, активно «накручивали» население слухами об ужасах радиации, вредом излучении. Вплоть до того, что из-за станции падает уровень воды в колодцах.

«4 декабря я находился на КП СПРН, когда генерал Кузиков доложил, что на строящийся объект в Мукачево ворвалась толпа людей, более 500 человек, выражая протест против строительства новой РЛС «Дарьял». Более двух часов люди находились на объекте. Во главе этой толпы были два священника. В толпе раздавались угрозы в адрес военных с требованием: «Убирайтесь, оккупанты!» и т.п.», – говорит Красковский.

Выехав на место, проведя ряд встреч с людьми, местным депутатами, ряд телеэфиров, он заключил, что «люди были дезинформированы о радиолокационных станциях системы предупреждения. Совершенно неправильно истолковывались ими причины закрытия Красноярской РЛС. Народ помнил Чернобыльскую аварию, скрытие от них истинного масштаба трагедии, что подорвало доверие и к властям, и к ученым. Поэтому разговаривать с людьми, разубеждать их в дезинформации было трудно».

Уже тогда, глядя на рассыпающуюся страну, генерал понял, что уникальное сооружение станет «памятником» и 100 миллионов полновесных рублей были выброшены на ветер. Это была по всем признакам системная кампания, закончившаяся в итоге принятием Верховным Советом Украины решения об остановке строительства (наряду с закрытием Чернобыльской АЭС) и, что первично, ослаблением системы СПРН на фоне, между прочим, войны в Ираке с использованием ракет. Правда истинный смысл этой кампании и проявлений «патриотизма» накрученных умелыми руками местных жителей стает понятным только сейчас...

Агенты в Севастополе доносят, что тамошняя станция еще сохраняет внешний вид, но заборы вокруг недвусмысленным образом повалены, обшивка местами ободрана для облегчения доступа к цветным металлам, охрана как таковая отсутствует. Таким образом, на самом деле технически предложить нам в общую систему ЕвроПРО нечего. У нас не осталось ничего, что позволяло бы говорить о какой-то обороне страны и надувать щеки в попытках рассказать про «обреченность на лидерство в регионе». Тем более, от имени Балто-Черноморской дуги.

Территорию НАТО будет защищать только НАТО – пока главные люди Альянса в этом вопросе категоричны. Россия ввела в строй новые РЛС «Воронеж-ДМ», и станция под Армавиром компенсирует потерю станций в Украине. Кроме того, новая РЛС отличается по принципу и куда более эффективна даже в плане размеров. Если для наших станций были построены огромные бетонные сооружения, то «Воронеж» состоит всего из легкого антенного полотна и нескольких контейнеров с аппаратурой. Все это выстраивается по знакомой нам модульной системе, но уже не в духе ударных строек 70-х, а за полтора года и со вшестеро меньшим персоналом.

Помимо этого упомянутый РТИ им. Минца обещает выдать «информационный комплекс будущего» – многофункциональную адаптивную РЛС типа «Марс». Это должен быть универсальный, применимый везде, мобильный (перебазируемый) комплекс полной заводской готовности. Новое слово в подглядывании за горизонт. Ничего такого в Украине нет и не планируется.

Увы, но мы «обречены» на встраивание в другие системы безопасности, закрыв рот и стараясь быть максимально полезными. И, увы, НАТО нас защищать не собирается. Все, что Украина, говоря словами ее министра иностранных дел, может предложить Европе и России, – это «серьезный и передовой опыт в разработке идей, которые могли бы оказаться уместными в обеспечении эффективности данной конкретной системы». Если ко времени создания нового пространства безопасности и сотрудничества мы не «пустим в лом» последнее – людей, которые еще многое помнят и умеют.