«Виктор Пинчук – следующий кандидат на вылет после Коломойского и Ахметова»
30.04.2015 17:01
Эксклюзивное интервью с политическим экспертом Тарасом Чорноволом

О риске возникновения внутриполитических войн и расколов, а также вероятности распада правящей коалиции и отставке премьера, в эксклюзивном интервью корреспонденту интернет-издания Новости Украины – From-UA рассказал политический деятель, народный депутат Украины VI созыва Тарас Чорновил.

Новости Украины – From-UA: - Добрый день, Тарас Вячеславович! За последние недели в Украине прокатилась волна политических противостояний. Сначала был уволен глава Госфининспекции Николай Гордиенко, который в отместку обнародовал данные о коррупции в Кабмине. Затем грянул скандал с Игорем Коломойским, а также случился показательный арест главы ГСЧС Сергея Бочковского и его заместителя просто во время заседания правительства. Можно ли считать происходящее началом внутриполитических расколов и войн?

Тарас Чорновил: - Для того, чтобы сложилась полная картина и мы не стали заложниками предположения, что напряженность существует только во властной среде, я бы добавил к этому списку еще и самоубийства Михаила Чечетова и Александра Пеклушенко. Тогда картина вырисовывается более рельефная. А еще нужно учесть те изменения в структуре власти, которые произошли за последние полгода. Весь последний год мы весьма нелестно отзывались о власти вообще, и прежде всего о монопольно влиявшем на все в стране Арсении Яценюке. Даже после президентских выборов власть премьера сохранялась, поскольку и правительство, и большинство в Верховной Раде, находились под его полным контролем. Также у нас есть масса причин утверждать, что весь прошлый год вообще ничего системного в реформировании страны и в ответе на запросы общества не происходило: не были расследованы убийства на Майдане, не велась борьба с коррупцией, не было попыток провести реформы. Даже из заграницы говорили: «Как мы можем помогать стране, которая не хочет сама себе помочь?» То есть, такое впечатление, что в стране вообще ничего не происходило.

Но после осенних парламентских выборов, баланс во власти кардинально поменялся. Казалось бы, президент у нас остается тот же самый, что с июня 2014 года, а Яценюк также с февраля остается на своем посту. Но в то же время, мы обратили внимание, что в украинской власти кардинально поменялся расклад сил. Так, президентская группа усилила свои позиции в Кабмине, и смогла кардинально изменить ситуацию. В правительстве появилось очень много новых людей, в частности, министры-иностранцы, которых назначили по квоте президентской фракции Блока Петра Порошенко. Поменялся состав парламента и соотношение сил в нем. Это говорит о начавшихся изменениях в системе власти. Мы как-то не обращаем на это внимания, потому что хотим увидеть результаты, а результаты пока что задерживаются из-за не очень полноценного воплощения реформ.

В то же время, по некоторым ключевым направлениям, которые вызывают особое возмущение, серьезные результаты, все же, пошли. Об этом свидетельствует ряд факторов. Во-первых, давайте вернемся немного назад и вспомним абсолютно дикую позицию первого генпрокурора Олега Махницкого и процессуальную импотентность Виталия Яремы. Сколько из последнего ни пытались выдавить хоть какую-то результативность на посту генпрокурора, сколько не было жестких требований президента, ничего не получилось. Он просто не мог ничего сделать, даже если бы и хотел. В декабре прошлого года Ярема старался что-то форсировать, но у него также ничего не вышло. После назначения руководителем ГПУ Виктора Шокина, ситуация изменилась. Да, практических результатов не хватает, но работа ведомства оживилась и пошла: начались аресты, кто-то почувствовал безысходность и начал выбрасываться из окна, а кто-то почувствовал, что пора стреляться. То есть, пошло общее напряжение среди тех, кто уже успел уверовать в свою абсолютную безнаказанность.

Во-вторых, давление пошло не только на представителей бывшей, но и на фигуры действующей власти – на людей, связанных с Арсением Яценюком и Арсеном Аваковым. Причиной стало явное недовольство и общества, и наших зарубежных партнеров. И здесь началось определенное противостояние.

Когда началось расследование в деятельности силовых структур, произошел скандал вокруг Министерства внутренних дел. Я имею в виду обыск квартиры главы департамента Минюста по вопросам люстрации Татьяны Козаченко. Люстрационная проверка была нацелена на то, чтобы удалить из окружения Авакова людей из прошлого, на которых уже негде «печати ставить», но которых министр до последнего момента держал. Очевидно, со стороны Авакова и его структур должен был последовать ответ, и он пришел в виде обысков у Козаченко. А желание сохранить влияние в правительстве, сместить баланс сил в свою сторону группой Народного Фронта (те же Яценюк и Аваков) привело к серии ударов по министру топлива и энергетики Владимиру Демчишину, который в правительстве представляет квоту фракции БПП. В отличии от МВД, где все-таки найден более-менее конструктивный выход из противостояния, этот конфликт на энергетическом поле, очевидно, еще некоторое время будет на слуху.

Кроме того, существует ряд групп, очень недовольных Яценюком, которые начали раскапывать целый ряд дел, связанных с первым правительством Арсения Петровича. Я не видел документов, прямо доказывающих виновность премьера, и не могу это ни подтвердить, ни опровергнуть. Но все инфраструктурные, и не только, проекты в прошлом правительстве вела команда премьера, абсолютное большинство состава которой занимали люди из так называемой черновицкой группы (родина Арсения Яценюка – ред). Поднимаются вопросы министра транспорта, вопросы напрямую связанные с другими структурами. Конкурирующие команды эти вопросы ставили и раньше, но ощутимый эффект мы начали видеть только сейчас. И не потому, что начинается новая серия противостояния и грызня, а потому, что впервые с начала прошлого года начала работать правоохранительная система на уровне Генпрокуратуры. Был какой-то толчок СБУ, которая тоже начала активнее крутиться. То есть, сегодня происходит то, что должно было начаться еще в феврале прошлого года, а сегодня мы должны были уже об этом забыть, как о пройденном этапе.

Я очень далек от того, чтобы идеализировать ситуацию. Слишком много старых мутных личностей осталось, еще больше сомнительных чиновников вдруг вознеслись на недостижимые ранее высоты, где их уровень компетентности и порядочности явно не соответствует потребностям общества. Но все-таки некая очистка власти будет происходить. Я не гарантирую, что эффективность их деятельности будет намного выше, чем было при Януковиче. Но в целом, все же, будет лучше, потому что нынешние чиновники понимают, что рано или поздно и за ними могут «придти». И вот такие демонстративные вещи, если, конечно же, дела будут доведены до суда, могут стать началом обновления системы управления страной.

К этому добавлю еще одно политическое обстоятельство – приближаются очередные местные выборы, а кое-кто думает, что также будут внеочередные парламентские выборы и пробуют раскачать ситуацию или сыграть на популизме. Это также добавляет масла в огонь политических противостояний и скандалов, но и будет держать центральную власть в тонусе, а любые ошибки или злоупотребления очень быстро будут становиться достоянием общества.

Новости Украины – From-UA: - Мы видим, что также разгорелась ожесточенная антиолигархическая война. Какие она может иметь последствия для общей внутриполитической ситуации?

Тарас Чорновил: - Война с олигархами – еще одна полезная вещь, которая сегодня происходит. Сколько было крика, что должна начаться деолигархизация страны? Об этом говорили десятилетиями. В 2000 году, когда я первый раз прошел в Верховную Раду, только и слышал: «Олигархов вон от власти! Олигархи губят Украину!». Это при том, что тогда еще и олигархов в полном понимании этого слова не было (больше проблем создавали так называемые «красные директора»), а они уже «губили Украину».

Что же произошло сегодня? Был нанесен удар по Коломойскому, – его фактически отстраняют от прямого реального влияния на власть. Он потерял Днепропетровскую облгосадминистрацию, он теряет влияние на своих людей во власти. Когда голосовали антиолигархические законы об акционерных обществах, Коломойский имел поддержку почти половины Верховной Рады. Но когда эти законы все-таки были «продавлены», и Коломойский пошел на прямое противостояние с государством – с вооруженными людьми, с угрозами, которые озвучивали его заместитель Геннадий Корбан и Андрей Денисенко, - как все сразу же от него отхлынули. У Коломойского во власти остались только 4 человека, которые готовы его поддерживать до конца. Это признак того, что первый олигарх войну фактически проиграл. Но проиграл не капитуляцией, потому что все помнят его прошлые заслуги, все понимают, что втянуться во внутреннюю войну будет слишком опасно, - с ним пошли на какие-то уступки, на договоренности, но не на прямое противостояние. Однако при всем этом, отрыв Коломойского и от власти, и от государственных ресурсов, практически состоялся. Сейчас происходит его полное отмежевание от «Укртранснафты» и «Укрнафты». Это серьезный прорыв, плюс он теряет влияние еще на некоторые государственные активы.

Наблюдая за скандалом вокруг Коломойского, мы не заметили, что Дмитрия Фирташа отлучают от химической отрасли, где он сидел на государственных предприятиях и тянул прибыль. Его отлучают от титановой отрасли, насколько это там возможно, от эксплуатации газотранспортных сетей, - то есть, фактически от системы поставок газа, которую он практически монополизировал. То есть, «сдувается» еще один олигарх.

Следующий олигарх на вылет – Ринат Ахметов. Мы уже сегодня наблюдаем войну и противостояние с ним со стороны государства. Этот донецкий магнат имеет достаточно ресурсов, чтобы проплатить то одну, то другую партию, то где-то «сыграть в пасьянс» с правительством. Но здесь есть один нюанс: Ахметов пошел на путь, на котором уже проиграл Коломойский. У хозяина Донбасса не хватило предусмотрительности сообразить, что надо учиться на чужих ошибках. Сегодня он пытается объявить войну государству. Когда он привез в Киев именно своих шахтеров, а не работников государственных шахт, а еще добавил откровенных «титушек» и начал устраивать тут жесткую тусовку на фоне подозрительных молодых личностей в белых балаклавах, с лозунгами «Долой хунту!», «Нас все достало!» и т.д., это запустило эффект реакции государства. При этом, Ахметов не сможет воспользоваться теми преференциями, которыми пользовался Коломойский – у него нет прошлых заслуг, за которые ему что-то причитается. Поэтому сегодня процесс ликвидации олигархата активно разворачивается в направлении Рината Ахметова. Это уже очевидно.

Остается еще один крупный олигарх, который пока находится вне конфликта, - Виктор Пинчук. Мы видели, что депутаты уже ходили в Генпрокуратуру и добивались возбуждения дела по «Укррудпрому», предприятия которого преимущественно перешли к империи Пинчука. Если ГПУ проведет по нему реальное расследование и найдет злоупотребления, он может стать следующей кандидатурой «на вылет».

Правда, по «Укррудпрому» все будет не так однозначно, потому что Пинчук был умнее других – он быстро проводил приватизацию и, к тому же, заручился мощной поддержкой на Западе. В отличии от других олигархов, он не стал просто эксплуатировать государственную собственность, а втягиваться в процедуры реприватизации для государства, которое зазывает к себе инвесторов, весьма чревато. Поэтому с Виктором Пинчуком, эффекта великого противостояния может и не быть. Но если оно и начнется по тем или иным направлениям, то мы увидим точно такую же олигархическую войну, в которую включится и сам Пинчук, хотя ее результат будет предрешен. То есть, снова будут нанесены удары, снова будет много шума, и снова это будет выглядеть, как раскол в стране, в том числе и в провластной коалиции. Если Пинчук пойдет ва-банк, он точно также, как и другие, будет использовать свои влияния по схеме «занести деньги и снова устроить какую-то потасовку во властной среде».

Таким образом, как бы дальше не развивались события, если олигархи выходят на прямое противостояние с государством, они уже обречены на поражение. Объединиться между собой они не могут – у них постоянная междоусобная война, которая, кстати, во время противостояния с государством только усиливается. Поэтому в таких обстоятельствах, мне кажется, говорить про энтропию в виде потасовок, политических войн и распадов, некорректно. В сегодняшних условиях попытки олигархов взять реванш или сохранить свое влияние, будут получать очень сильный отпор со стороны государства. Мы видим, что пока изменения настолько решительны, что все попытки противодействия приобретают разве что форму скандалов, но не более того. И мне кажется, это одна из позитивных тенденций в нынешнем периоде развития нашей страны.

Новости Украины – From-UA: - На информационном уровне сегодня муссируется точка зрения, что происходящее только к лучшему, что президент и правительство наконец-то начали очищать Украину от олигархов, возвращать государству «отжатые» госкомпании. Так ли это на самом деле? Есть ли риск, что Порошенко и Яценюк посадят своих ставленников вместо «вчерашних» олигархов?

Тарас Чорновил: - Если они захотят посадить своих ставленников и не изменят систему и условия хозяйствования и злоупотреблений, тогда украинскому обществу придется действовать по двум сценариям. Первый – заявить, что с этой властью надо делать что-то серьезное. В условиях войны для страны это может очень плохо закончиться, но у людей просто не останется другого выхода. И второй вариант – поставить крест на всем и заявить, что если кто-то что-то умеет делать, то давайте «драпать вон» из этой страны.

В то же время, мне кажется, что власти не так просто будет оставить прежнюю олигархическую систему и просто поменять ее игроков. Возможно, такое желание у кого-то возникнет, но пока что мы видим, что в прошлом году отдельные чиновники полностью оседлали старые коррупционные схемы, также продолжают брать взятки и практиковать откаты. Хотя в нынешнем году появились все признаки того, что что-то меняется.

Я вижу у Порошенко и Яценюка определенную политическую волю – допустить в государственную систему иностранцев. Они не обязательно ее сломают, но, так или иначе, будут в этом механизме «чужеродными телами». Обратите внимание: в Генпрокуратуре действительно начались кардинальные изменения, в МВД тяжелее ломать эти скрепы, но дело все равно идет. В Министерстве здравоохранения изменения идут с еще большим скрипом, но я думаю, что они будут ускоряться. То есть, изменения в системе власти уже идут полным ходом. В ее структуре уже создалась неоднородная среда, там уже не настолько порочный круг, который держится «за руки» и препятствует внешнему влиянию на события. Это уже не удастся.

И еще один важный момент: мы можем побаиваться ввода в систему «своих» людей. Например, на пост главы Национальной комиссии, осуществляющей регулирование в сфере энергетики (НКРЭ) был поставлен Дмитрий Вовк – менеджер кондитерской корпорации Roshen. Это доверенное лицо Петра Порошенко, что вызывает много подозрений. Но, в то же время, я не вижу, чтобы в работе НКРЭ происходило перетягивание в сторону интересов Порошенко или каких-либо других пропрезидентских бизнес-групп. Президент поставил на этот важный пост человека, которому он, скорее всего, доверял. Порошенко понимал, что его ждет война с Ахметовым и лишение ДТЭК монопольного положения на украинском рынке электроэнергетики. Может быть, он хотел поставить человека, которому он может доверять в этом плане. Однако если этот человек в какой-то момент начнет создавать собственную бизнес-империю, это будет катастрофа. Но пока что этого не произошло. Мне очень хочется верить, что и не произойдет.

Мне кажется, что на самом высоком уровне, где до сих пор правили олигархи, перехватить финансовые потоки уже не удастся – это будет слишком заметно. Но уровнем ниже находится «Энергоатом», где до сих пор сидит Николай Мартыненко как доверенное лицо Яценюка. Есть и другие структуры, которых мы обычно не замечаем. Я не готов их назвать, потому что специально не отслеживал этот уровень. Но именно там, скорее всего, будут происходить подобные процедуры: кого-то старого выкинут, кого-то нового поставят под те же самые схемы.

Здесь надо искать и вылавливать желающих построить собственную державу в державе. Для этого необходимо построить такое гражданское общество, где за властью следят не только в разрезе неперсональных голосований в парламенте (что, конечно важно, но мелковато), или у кого из чиновников сколько дач и квартир. Да, за этим уже нужно следить более основательно, хотя это не основное. Но общественность больше должна отслеживать, куда идут и на что тратятся государственные миллиарды. Я думаю, что когда-то украинское общество дорастет до такого уровня и начнет выполнять и эту функцию гражданского контроля.

Новости Украины – From-UA: - Последние голосования в Верховной Раде показали, что законопроекты с натяжкой набирают 250 голосов, а некоторые – вообще 226 впритык. Что происходит с большинством и коалицией? Они еще существуют? Уже и Олег Ляшко заявил об отказе координировать коалицию.

Тарас Чорновил: - Раскола коалиции и большинства не будет. Что касается Ляшко, то я бы хотел, чтобы он поскорее вышел из коалиции или довел провокации до такого уровня, чтобы его все-таки оттуда исключили. Но он держит грань, на которой можно поднимать много шума, но там же и оставаться, и никуда не двигаться. У Ляшко произошел политический дрейф: он покинул группу Левочкина и, по всей видимости, перешел в группу Коломойского. Разворот на абсолютно противоположные «180 градусов». Но Ляшко никогда не был идеологическим политиком, - у него всегда играло роль финансирование и другие вещи. Сейчас он переориентировался, он уже в другой группе, и ему надо там показать особую активность.

Игорь Коломойский старается вести войну против Порошенко исключительно чужими руками, потому что постепенно захлебывается и проигрывает. Вы же видите даже по риторике 1+1, Коломойский пытается не выходить на прямую войну с властью, потому что понимает, что проиграет. Ему надо, чтобы в «боевых действиях» с властью посветился кто-то другой и для этого он активно использует Ляшко. В то же время, я бы не сказал, что Ляшко когда-то захочет выйти из коалиции. Вряд ли ее ряды захочет покинуть и «Батькивщина», которая также воюет с провластной коалицией, по Демчишину и по очень многим отдельным пунктам.

Если говорить в целом, то у коалиции сейчас наблюдаются две проблемы. Первая – в коалиции существует гибридная оппозиция, которая в основном проявляется в среде двух фракций. Время от времени к этой гибридной коалиции присоединяется «Самопомич», которая никак не может понять, за кого она – «за умных, или за красивых». Вторая проблема – это  качество избирательных списков и тех, кого политсилы коалиции выдвигают на мажоритарные округа и которых мы, в конце концов, выбираем. Эта проблема приводит к тому, что имея даже без одной-двух фракций достаточно голосов в парламенте, большинство не может набрать 226 голосов. Если обобщить эти две проблемы простыми словами, то первое – это разгильдяйство, а второе – наличие шкурных интересов у отдельных групп депутатов Верховной Рады. Я имею в виду не целые фракции, а именно некоторые неоформленные депутатские группы.

В Блоке Петра Порошенко, в «Народном фронте», есть группы, которые играют в свои игры за конкретные деньги, ресурсы, активы, и больше ничего не делают. При этом они могут срывать кворум просто без каких-либо политических заявлений в отличии от того же Олега Ляшко, который срывает заседание Верховной Рады с громкими политическими заявлениями. Я не знаю под какой законопроект срывался кворум в четверг, 23 апреля, при том, что по четвергам в парламенте явка, как правило, всегда неплохая. Однако 23 апреля те люди, которые всегда ходили в Верховную Раду, вдруг дивным образом оттуда исчезли. Я имею в виду не депутатов Оппозиционного блока, которые ушли и недостача голосов которых ничего бы не изменила. Я имею в виду тот факт, что в сессионном зале резко стало не хватать голосов представителей коалиции. Почему? Потому что в этот день в Раде голосовались неприятные для многих, но очень необходимые законопроекты. Первый – по трансфертному  ценообразованию, который не выгоден олигархам и бьет по оффшорным схемам. И второй – о государственной службе и службе в органах местного самоуправления. Эти законопроекты во многом влияют на чиновничество и на возможности для выкачивания денег из государственных ресурсов, из госбюджета, из местных бюджетов, на чем всегда были завязаны многие мажоритарщики. Вполне возможно, что не проголосовать за эти законы как-то небезопасно, потому что возникнут серьезные вопросы а-ля: «Почему ты не голосуешь и на кого ты работаешь: на свою фракцию или «на дядю»?». Аргументировано против них выступить тоже никто не может, ведь как об этом заявишь: «Я хочу, чтобы олигархам оставили деньги, и потому не голосую!». Поэтому в Верховной Раде включили новый метод, который раньше так откровенно не применялся – устранение кворума из-за тихого саботажа, когда некоторые депутаты вынимают карточки и выходят из зала, якобы вообще пропустив в этот день заседание.

Ранее это явление носило индивидуальный характер, этим пытались сорвать некоторые вопросы. Но это происходило тогда, когда коалиция имела преимущество в 10-15 (а то и в 1-2) голосов. Сейчас же, коалиция имеет более 300 голосов, а разрыв между количеством голосов, которые необходимы, и которые были реально получены, составляет почти 80 человек. Из этих 80 человек, которые вдруг неожиданно исчезают, половина или треть – это откровенные разгильдяи. А вторая половина или две трети – это те люди, которые применили фактор саботажа для срыва принятия законов. Было бы хорошо, если бы их фамилии регулярно публиковались, это бы дало эффект. Особенно в местной прессе их округов, где они избирались. То есть, происходящее не является признаком разрушения коалиции. Это признак того, что есть некие группы, которые саботируют голосования по некоторым острым и резонансным законопроектам.

Почему так получилось? Причина типичная – традиционно очень плохо формировались избирательные списки. В результате этого, мы имеем в ВР огромное количество групп, на которые руководители партий не имеют прямого влияния, что, может быть, и хорошо. Но, с другой стороны, на эти группы имеют мощное влияние «денежные мешки».

Новости Украины – From-UA: - Похоже ли происходящее на возрастание противостояния команд президента и премьер-министра? Если да, то у кого больше шансов выиграть?

Тарас Чорновил: - Что касается противостояния президента и премьера, то оно носит непрерывный, хотя и не настолько жесткий характер. Особенно это проявляется в абсолютно откровенном противостоянии вокруг Владимира Демчишина. Это с одной стороны.

С другой стороны, я думаю, что премьер-министру сейчас будет сложно продолжать эту войну, когда в войну против Демчишина включился Ахметов, и это стало всем известно. Если бы это говорили противники Ахметова, то это бы еще куда ни шло. Но когда участники акции протеста шахтеров сами представляют ДТЭК и что-то требуют от государства, хотя их должно финансировать не государство, а сам Ахметов и его СКМ, то это уже вопрос. И особенно жесткий вопрос к самому Яценюку: ты на стороне олигархов или страны? Но это только частность. Очевидно Арсений Петрович очень болезненно воспринял прощание со своим влиянием на энергетическую отрасль. А в целом же взаимоотношения больше напоминают конкуренцию, чем борьбу.

Есть ли риск повторения реванша 2005 года? На самом деле, нет. Дело в том, что за последний месяц не произошло то, что в 2005 году ввергло страну в политический кризис. Я имею в виду тот факт, что во время коррупционных скандалов, когда была начата атака на Яценюка согласно с финмониторингом и его результатами, в это должен был включиться президент. Его фракция лично должна была начать «торпедировать» Яценюка, немедленно создавать следственную комиссию, сажать туда заклятых друзей, которые лично выступают против премьера, начинать бить его изо всей силы. Но президент и БПП заняли нейтральную позицию, сказав: «Хотите расследовать – расследуйте, это ГПУ должна расследовать, мы в этот скандал не лезем». Они отмежевались от скандала, не поддержали его, и вариант раскола по линии президент – премьер, фактически, сошел на нет.

Фактически при этом скандале, президентская сторона даже оказала Яценюку некую поддержку. И это при том, что очень много людей в президентском окружении были уверены, что воспользовавшись ошибками, его старыми и новыми грехами, Арсения Петровича можно отстранить. Под Яценюком зашаталось кресло, но президентские силы этим не воспользовались, поскольку это автоматически означало бы развал коалиции. К тому же, имея довольно сомнительных других соратников в лице неустойчивой «Самопомочи» и откровенно провокационных «Батькивщины» с Радикальной партией, на новые парламентские выборы во время войны, никто не готов был идти. Поэтому президент не пошел на конфликт с премьером, и он с эпохального уровня опустился до маргинального. Группа депутатов из президентского БПП и «Батькивщины» воюют против Яценюка, а Радикальная партия – против Гонтаревой, то есть против президентской стороны. Но это уже все превратилось в «мышиную возню» и не имеет никакого значения. То есть большой конфликт между Порошенком и Яценюком уже затих, его на этом этапе нет.

Новости Украины – From-UA: - Может ли нынешняя олигархическая война привести к досрочным парламентским выборам? А к отставке либо импичменту президента?

Тарас Чорновил: - Мы должны поблагодарить Игоря Коломойского за одну хорошую вещь – он перевел конфликт в открытое русло, он не учел того факта, что олигархи всегда выигрывают тогда, когда играют «под ковром». Он перевел конфликт в открытую форму, поскольку имеет мощный медиа-ресурс. Он решил, что воспользовавшись своим медиа-ресурсом, плюс владея своей частной армией, он сможет выиграть. Но при этом свою частную армию он постепенно теряет: вы же видите, какие прямые «наезды» начались на батальон «Днипро-1» на его же собственном телеканале, а это означает, что он вышел из-под контроля Коломойского. Однако перейдя в открытое противостояние с властью, со всей Украиной, и персонально с президентом Порошенко, Коломойский проиграл. И этот проигрыш много чего засветил. Он обнародовал факт самого противостояние и все проблемы олигархов. Это признак того, что олигархам вести подковерную борьбу уже не удастся, а если они втягиваются в открытую борьбу, то они проигрывают.

Ринат Ахметов уже фактически проиграл ту войну, которую начал. Виктор Пинчук избегает прямой войны, Дмитрий Фирташ тоже не хочет напрямую «светиться». Мне кажется, что олигархи как раз помогли Петру Порошенко и сделали так, что против него вряд ли может состояться некий прямой реванш. Часть депутатов шли в Раду стопроцентно за деньги олигархов и до сих пор полностью им подконтрольны. А остальные – обычные жулики, они думают про свое будущее, а не про будущее возможного добродетеля. Им надо иметь дело с тем, кто нарвался на жесткий конфликт с государством, при том, с ним нарваться можно и самому? Нет, не надо. Они в этом не заинтересованы.

Тот факт, что число сторонников Коломойского в Раде более чем со ста человек, резко упала до четырех – очень показателен. Буквально за несколько дней, количество откровенных сторонников Коломойского снизилось почти в 30 раз. Мне кажется, что в таких обстоятельствах, говорить об импичменте президента вообще абсурдно. Для окончательного объявления импичмента президента нужно 338 голосов. Подумайте сами – сколько голосов от БПП должно быть, чтобы он состоялся?

Малые фракции, да и часть депутатов больших фракций, сначала довольно открыто играли на стороне олигархов в их противостоянии с президентом. Но это было возможно пока борьба велась «под ковром». А «вскрытие нарыва» привело к тому, что люди, которые пребывали под серьезным влиянием Ахметова, после таких противостояний подумают, стоит ли в это играться. Юлия Тимошенко уже поиграла. Она шумно критиковала олигархов, но затем у нее раскрылись тайные контакты с Ахметовым. Я думаю, сейчас в «Батькивщине» хорошенько подумают, стоит ли лезть в эту войну государства с олигархами именно на стороне олигархов.

Для многих будет показательным то, как в нынешних шахтерских протестах окончательно «спалил» себя батькивщиновец Михаил Волынец. Я думаю, он полностью исчезнет с политической арены.

После перехода экономического противостояния в прямое противодействие, число попутчиков у олигархов резко поубавилось. Ведь одно дело – тихо получать конверты с деньгами и саботировать те или иные инициативы власти, и совсем другое – выйти на открытый конфликт с государством, которое все более четко демонстрирует, что оно способно эффективно защищаться не только от внешнего врага.

Может я чрезмерный оптимист, но мне кажется, что у нас наступает закат олигархии как явления. Пока окончательно не ясно, построим ли на ее месте нормальное государство, но того, что было уже, наверно, скоро не увидим. А касательно каких либо досрочных выборов, то к ним могут когда-то привести разве что ошибки правительства или недееспособность коалиции, но отнюдь не «войны олигархов».

Новости Украины – From-UA: - Насколько велика вероятность «российского следа» в текущем противостоянии? Есть ли риск, что пророссийские силы могут использовать происходящие акции протеста и уличные беспорядки для общей дестабилизации ситуации в стране?

Тарас Чорновил: - За Игорем Коломойским я не вижу Кремля. Он порвал свои отношения с Россией. Да, у него есть бизнес-интересы и контакты с российскими олигархами, но они не имеют серьезной критической массы.

Нет сильной руки Кремля и за Виктором Пинчуком. Его уже давно выжимают из России, у него там довольно серьезные проблемы. Он также имеет контакты с российскими олигархами, но это не настолько значимо, чтобы использовать его в войне с украинской властью.

Дмитрий Фирташ, конечно имеет очевидное и безусловное российское влияние. Его давление осуществляется через Оппозиционный блок. Они вносят в Раду соответствующие месседжи, пробуют блокировать невыгодные России законопроекты. Но, во-первых, структуры, на которые ставит Фирташ, сегодня стали достаточно маргинальными, а во-вторых – в структуре нынешней оппозиции наблюдается очень серьезный раскол. В противостоянии с властью две оппозиционные олигархические группы – Фирташа и Ахметова, пошли отдельно. И создание ахметовско-бойковского теневого оппозиционного правительства, произошло в определенной мере на противопоставлении росту амбиций Фирташа и Левочкина. Они в ссоре, и на сегодняшний день, вступив в войну против власти, ахметовская группа не может рассчитывать на серьезную поддержку фирташевской.

Но даже если бы они и объединили свои усилия, их возможности что в парламенте, что в обществе, на сегодняшний день, весьма ограничены. Мы видели, что они уже не один раз пробовали протягивать свои законы в парламенте, и у них ничего не получалось. Коломойскому в свое время, удавалось задерживать невыгодные законопроекты на дни и на месяцы. Но этого не разу не смогли сделать ни представители Фирташа, ни представители Ахметова. У них нет влияния ни в Верховной Раде, ни в обществе, ни в органах власти. Мне кажется, это и есть та причина, почему Россия так агрессивно нервничает, постоянно организовывает эскалацию войны на востоке, осуществляет постоянное давление и провокации. Потому что Кремль не может повлиять на ситуацию в середине страны: часть олигархов им вообще не подконтрольна, а часть просто слишком слаба и не влиятельна, чтобы как-то серьезно влиять на происходящее.

Новости Украины – From-UA: - С олигархами ситуация ясна. А может ли Россия поднять что-то вроде социального восстания?

Тарас Чорновил: - Москва постоянно пытается это делать и последние протесты очень ярко это демонстрируют. Прошла шахтерская акция протеста Ахметова, которую он организовал, чтобы на эмоциях понизить авторитет и расшатать властную верхушку. Но при всем этом, он не ставил какие-либо жесткие прямые политические цели, а только корпоративные. Но на их фоне немедленно были проведены три другие акции и блокирования с четкой опознавательной символикой белого света (белые балаклавы, повязкы, косынки). Там уже были типичные для сепаратистских движений лозунги, например о «преступной хунте» и прочее. Уверен, что это как раз и была проверка на стойкость и на отпор власти. Утверждают, что за всем этим стоит Азаров, но четкая координация свидетельствует о более серьезном организаторе.

Если говорить о реакции общества на эти вызовы, то она абсолютно противоположна. Вместо мобилизации на спровоцированные акции протеста, ощественность реагирует наоборот – осторожничает и даже отказывается от излишней социальной активности. Мы очень многое понимаем и остерегаемся от того, чтобы быть использованными самым главным врагом. Как следствие, - мы не спешим демонстрировать даже самые оправданные наши требования.

Например, сейчас у меня на Осокорках в очередной раз под прикрытием киевской милиции и горадминистрации Кличко пробуют застроить очередной кусочек свободной земли, а возле моей церкви с нарушением всех существующих норм, начали абсолютно бандитскую застройку. Милиция вместе с бандитами и титушками, регулярно бьют людей, возле метро постоянно происходит какая-то стрельба. Когда я смотрю на все происходящее, мне очень хочется пойти на митинг против Кличко. Даже более того, - пойти на жесткий митинг, прихватив бутылки с зажигательной смесью, чтобы закидывать ими КГГА, или МВД, или городское управление МВД. Но когда я вижу, что меня опередили, и на митинг уже вышли провокаторы, которые напрямую связаны с Россией и продвигают российскую идею, то я на такой митинг уже не пойду.

Да, я считаю, что Кличко и Авакова сегодня нужно наказывать. Есть за что критиковать и Яценюка, и Порошенко. Но я сдерживаюсь, ведь понимаю, что это до меня уже начали делать российские агенты, и если я присоединюсь к такому протесту, тогда начну им в чем-то подыгрывать. Мне кажется, что такую же позицию имеет большая половина населения. И я вижу, как на фоне очень серьезных социальных проблем, люди на провокаторские акции протеста не выходят, и раскачивать ситуацию не позволяют.

А если вернуться к шахтерам, то в начале протестов, в Киев приехало несколько групп людей с неподконтрольных Ахметову шахт и с государственных шахт Волыни. Но когда они посмотрели, что происходит, то отошли в сторону, и сказали: «Знаете, у нас действительно есть проблемы, но мы в этом шабаше от имени Оппозиционного блока принимать участия не будем». То же самое происходит и с другими акциями протеста в Киеве. Поэтому мне кажется, что в ситуации активного раздувания акций протеста со стороны российских групп, может произойти обратный эффект – их срыв со стороны общественности. Там, где общественность активно пошла, там она резко может сдержаться.

Таким образом, в усилиях пророссийских сил дестабилизировать ситуацию, возникает противоположный эффект. Хотя безусловно, попытки дестабилизировать ситуацию на социальном уровне будут. Возможно, в какие-то моменты, пророссийские силы и смогут такие социальные «взрывы» организовать.

Валерий Савицкий
Новости Украины – From-UA