На любой войне есть свои герои и отрицательные персонажи. В данном конкретном случае нет оснований не верить ни главному военному прокурору, ни бойцам «Торнадо». Громкий инцидент, прежде всего, вскрывает проблемы, которые присутствуют в зоне проведения АТО.

Глупо отрицать, что там процветает контрабанда, являющаяся одним из основных заработков на войне. Ее объемы - железнодорожные составы или автоколонны, могут свидетельствовать о том, что у этого процесса есть высокопоставленная «крыша».

Как поломать эту систему, хватит ли для этого административных методов, сложно сказать. Перекрытие всех пунктов пропуска или просто запрет провоза/вывоза каких-либо грузов в зону/из зоны проведения АТО, в принципе, было бы логичным решением, поскольку в данном случае отсутствует и государственная граница, и таможенный контроль между РФ и Украиной, оккупированными РФ территориями Донбасса и Украиной.

Но даже если у нас и будут внедрены административные методы, то кто даст гарантию, что контрабанда не будет поддерживаться где-то сверху, и подразделения будут получать команду на пропуск таких «караванов» «козьими тропами» – на дорогах, где нет блокпостов или специально будут сниматься блокпосты.

Касательно криминала, в котором обвиняют военнослужащих «Торнадо», можно сказать одно - на войне сложно оставаться ангелом. Особенно на так называемой «гибридной», когда у врага нет четкой идентификации - им может быть как русский наемник-бурят, так и местный житель, подкармливающий ребят на блок-посту отравленной пищей. Во избежание подобных воинских преступлений с личным составом должны работать офицеры-воспитатели, психологи, непосредственные командиры.

В любом случае, следим за ходом расследования. Имена виновных должен назвать суд.