Механика выбивания денег из бизнеса под страхом публикации «сливов» и компроматов – весьма распространенная технология украинского медиа-рынка. Особо активно она работает именно в отношении предпринимателей, а не политиков.

Причина проста – во-первых, у политиков, как правило, руки «длиннее», чем у обычного представителя делового мира, чтобы замять скандал или жестоко отомстить за шантаж. Люди бизнеса, как правило, более гуманные… Во-вторых, на многих политиках клейма и так негде ставить. Так что – им все равно. Даже наоборот, чем скандальнее, тем популярнее.

А вот бизнесмен за компромат рискует контрактами, репутацией у кредиторов, деловыми партнерами. Да и с деньгами привык расставаться спокойней, нежели политик, никогда не живший на «белые» доходы.

Так что слить в интернет «говно» на предпринимателя и предложить снять конфликтный материал – вполне обыденный у нас бизнес. Как вариант – сразу предложить регулярную абонентскую плату за «молчание». Главное, найти предпринимателей, щепетильных к скелетам из своего шкафа. А они, как правило, есть у каждого…

Загрузка...

В крупных корпорациях медиа-риски традиционно минимизируются за счет долгосрочных рекламных контрактов со СМИ. Брендирование страниц, спонсорство, PR и прочие рекламные проекты, эффективностью которых никто не заморачивается. Ведь задача такого рода инвестиций – не увеличение маркетинговых показателей, и даже не узнаваемость, а всего на всего – чтоб не поминали лихом.

Но это общепринятый в мировой практике инструмент, своего рода партнерство двух бизнесов – медийного и немедийного. Есть и другой, менее этичный способ «относительно честного отъема денег» у предпринимателей – создание очага скандала и его же ликвидация за разовый выкуп.

Мы расскажем о трех наиболее известных шантажистах, наиболее нашумевших в последние годы именно в части «закошмаривания» предпринимателей под угрозами «сливов».

***

Роман Кислов – пожалуй, главный из известных на сегодня гуру медиа-шантажа. Он прославился одним из первых – в 2009 году, когда статус журналиста все еще казался привилегированным. Кислов пытался «раскрутить» известного политтехнолога и советника мера Киева Леонида Черновецкого (в просторечии Лени-Космоса) Казбека Бектурсунова на круглую сумму. Речь шла о $250 тыс. за неразглашение его интимной связи с несовершеннолетней.

Пикантность ситуации добавил тот факт, что фигурантка скандала – 17-летняя Анастасия Гоженкова – была сожительницей самого Романа Кислова, на тот момент главного редактора сайта «Общественная прокуратура Украины». Это был известный чернушный ресурс – «сливной бачок» на журналистском сленге – с претензией на резонансные расследования.

Бектурсунова шантажировали якобы видеоматериалами интимного характера, за которые полагалась уголовная ответственность по статье 156 УКУ – педофилия, растление несовершеннолетних и пр.

Но Бектурсунов в штаны не наложил, а подал заявление в органы. Те поставили на прослушку телефоны и взяли шантажиста во время передачи первого транша. Шевченковский районный суд Киева установил, что Роман Кислов сфальсифицировал на сайтах знакомств переписку с Гоженковой в целях вымогательства. Ранее Бектурсунов уже подавал гражданский иск, который был удовлетворен судом.

Кислову тогда присудили 5 лет по статье за вымогательство, его подельнице – 4 года. В суде Анастасия Гоженкова уверяла, что Кислов оказывал на нее психологическое давление.

Однако, вскоре Кислов оказался на свободе, согласившись на «сотрудничество» со следствием. Правовые причины такого поворота до сих пор неизвестны. По одной из версий, Кислов был давним осведомителем УБОПа еще со времен своей первой отсидки за левый радикализм.

Такую версию подтверждает тот факт, что скандальный сайт «Гражданская прокуратура Украины» создавался под эгидой общественной организации «Комитет содействия борьбе с организованной преступностью и коррупцией». Эту «геошку» курировал бывший советник замминистра МВД Украины, ФСБ-шный резидент под прикрытием «Россотрудничества» Сергей Фильчашкин. Он же лидер общественной организации «Центр поддержки канонического Православия «Киевская Русь» и постоянный публицист сайта «Русско-Украинский союз «Русь».

Тандем Фильчашкин-Кислов вряд ли является случайным. Фильчашкин и Кислов сидели тогда в одном офисе на ул. Михайловская, 17, в полусотни метров от кафе, где Кислов назначил Бектурсунову встречу для передачи «отступных». С Фильчашкиным Кислова связывают и каналы ФСБ.

Все началось в середине 90-х, когда Кислов со товарищи забросали коктейлями Молотова харьковскую штаб-квартиру УНСО и офис общественной организации «Просвіта». Кислову тогда дали 4 года за умышленный поджог.

Выйдя через 2 года по амнистии, он выехал «за поребрик», где несколько лет работал в московском информагентстве «Стрингер», входившем в орбиту «нацболов» Эдуарда Лимонова. Давним публицистом нацболовской «Лимонки» был и Фильчашкин, под опеку которого Кислов попал сразу же по возвращении в 2006 году в Киев.

Именно Фильчашкин придумал версию, что, мол, авантюру с Бектурсуновым инициировала 17-летняя Гоженкова. Она же подставила Кислова, у которого рыльце, ясное дело, в пушку.

На сегодня Кислов активно монетизирует целый ряд скандальных медиа-ресурсов все тем же путем договоренностей «не мочить» отдельных бизнесменов. Не путать с не менее одиозным журналистом Андреем Кисловым, работающим на принадлежащий Петру Симоненко интернет-ресурс Голос.UA. Возможно, они - родственники, близкие по увлечениям леворадикализмом и эрзац-журналистикой.

Сам Роман Кислов ведет абсолютно непубличный образ жизни. Но ряд бизнесменов в курсе, что, если раздается от него звонок, то речь идет как минимум о $50 тыс. разовой «контрибуции».

Александр Дубинский – один из самых известных украинских тележурналистов, представитель более молодого поколения «медиа-рейдеров» - более осмотрительных и более технологичных. Он популярен. Как никак – лицо «кнопки номер один» украинского ТВ, и за это ему многое прощается, за что другому бы, как минимум, дали по рукам – вроде инцидента с Кисловым.

Как уверяют инсайдеры, с ним легче договориться про «абонент». За исключением случаев, кровно связанных с бизнес-интересами собственника «1+1» Игоря Коломойского. Тут компромиссов быть не может – политика Нацбанка, который Игорь Валерьевич держит «за помидоры» на случай разбирательств касательно природы кредитного портфеля национализированного Приватбанка. Соответсвенно, лично экс-глава НБУ Гонтарева, которую есть за что критиковать, но то, что позволяет Дубинский на своем блоге, иначе как «мочиловом» назвать трудно. Также отработка бизнес-конкурентов меньшего калибра.

Это темы, по которым договариваться с Дубинским бессмысленно, равно как и полемизировать в Фейсбуке. За эту услугу собственнику «плюсов» журналист пользуется двумя бронированными автомобилями с охраной как минимум из двух человек. Не удивительно, что Дубинский позволяет себе необычно вальяжный уровень жизни.

Только за последние 3-4 года его семья обзавелась недвижимостью на сумму более миллиона долларов. Даже если учесть только официально зарегистрированную недвижимость, то окажется, что в течение 2014-2016 годов в «улучшение бытовых условий» журналист инвестировал более $50 тыс в месяц.

Также Дубинский лично владеет парком вполне представительских авто, приобретенных или новыми, или с минимальным пробегом. Например, Porsche Carrera 2006 года, Mercedes-Benz ML 350 2011 года или Mercedes-Benz GLK 350 4MATIC 2009 года.

Плюс – коллекционные марки автомобилей. Возможно, одним из экземпляров его коллекционного парка является Mercedes W124 1991 года объемом двигателя 6,2 л. из личного гаража Януковича. Этот раритет, согласно данным МВД, стал собственностью журналиста в конце 2015 года.

Практически весь автопарк был приобретён в течение 2014-2015 годов – в то самое время, когда собственник группы каналов «1+1» торговался с НБУ за более комфортные для себя условия рекапитализации Приватбанка, согласно которым, как оказалось, наиболее токсичные активы и проблемный кредитный портфель переходил на баланс государства. По сути, ставал головной болью не собственников группы «Приват», а украинских налогоплательщиков.

Супруга Дубинского - пиарщица Леся Цыбко не имеет зарегистрированных на себе автомобилей, но также владеет как минимум четырьмя объектами столичной недвижимости. Все они, как и в первом случае, приобретены в 2014-2016 годах.

На рынке считают, что основной «абонентский» капитал Дубинский получает с банков, которых обходит «сливами» на своем Фейсбуке. До периода санации банковского сектора при Гонтаревой, как уверяет один из бывших коллег журналиста, «абонентские» договоренности Дубинского охватывали порядка двух десятков средних и небольших банков.

Возможно, именно по этой причине в 2015 году был закрыт блог журналиста на «Украинской правде», на котором раньше висело редакторское предупреждение, что автор, вероятно, «выполняет определенные задания».

Евгений Плинский – еще один топовый «рейдер» украинского медиарынка и по совместительству коллега Александра Дубинского по «плюсам». Плинский неоднократно был уличен в вымогательствах у бизнесменов денег за якобы компрометирующие репортажи в своей телепрограмме «Секретные материалы» и на личном Фейсбуке.

Один из скандалов потряс интернет-пространство совсем недавно с подачи крупнейшего в Украине маркетплейса Rozetka. Журналист якобы осуществлял неоднократные попытки предложить магазину «платные услуги» по дискредитации конкурентов:

«Перед тем, как снять сюжет и разместить видео на канале в YouТube, Евгений Плинский предпринял несколько попыток связаться с нами и предложить платные услуги по дискредитации конкурентов — импортеров бытовой техники и электроники… В материальной поддержке журналисту Плинскому было отказано. Через две недели последовала реакция — на YouТube канале Плинского появилось видео с рассказом о том, как через интернет-магазин без документов продают контрафактный товар», — цитирует представителя «Розетки» интернет-ресурс «Наш Киев».

Ранее Плинский действительно выложил в социальную сеть материалы своего расследования, которые «Розетка» посчитала манипулятивными и заявила о намерении обратиться в суд. Компания также заявила о готовности обнародовать факты сотрудничества журналиста с коммерческими структурами, что характеризует грубое нарушение журналистских стандартов и манипуляцию фактами в интересах третьих лиц.

Инсайдеры на медиарынке уверяют, что подобную схему давления на бизнес Плинский регулярно использует в сюжетах о контрабанде сигарет из Украины в Европу, лоббируя интересы одного из крупнейших производителей табачной продукции.

Не чуждается Плинский и мелких медийных провокаций. Об одной из таких сообщил не так давно адвокат Александр Гайдаш. Тогда Плинский попытался прикрыть проблемного заемщика ипотечных обязательств, чей долг в законодательно установленном порядке был переуступлен компании «Инвест-Кредо». Заемщик угрожал поджогом дома и стрельбой из охотничьего ружья по представителям коллектора, а для пущей важности скандал был предметом видеосюжета Плинского.

Кстати, Плинский является не только коллегой Дубинского по «плюсам», но и его бизнес-партнером. В частности, оба инвестируют в коттеджный городок на заповедном участке берега озера Вита по Одесской трассе. По мнению возмущенных кооператоров, строительство перекрывает общественный доступ к естественному пляжу, что нарушает закон Украины о публичном пользовании береговой линий национальных водных ресурсов.

***

Итак, спросите вы, как избежать домогательств журналистов-шантажистов, если у них под рукой компрометирующие факты и ведущие кнопки национальных телеканалов?

Панацеи от этой чумы нет. В каждом случае «сорбенты» подбираются вполне индивидуально. Но в целом достаточно соблюсти три важнейших правила:

1) не держать скелетов в шкафу, а если они есть – рассказать о них порядочным деловым медиа;

2) сотрудничать с ведущими медиа в рамках рекламных или социальных проектов – никто, как правило, не плюет в колодец, из которого поддерживает собственную финансовую ликвидность;

3) никогда и ни при каких обстоятельствах не вести торг с вымогателями – последние, как показывает опыт, не гнушаются сливать свои жертвы таким же как они «ремесленникам»…