...к смертной казни 12 лидеров Третьего рейха, к пожизненному и другим срокам заключения еще 7, а СС, СД и гестапо признал преступными организациями. Может быть, поэтому организаторы прошедшего 4 июня сего года в Херсоне собрания и назвали его общественным трибуналом над фашизмом. Скорее всего, я не узнал бы об этом мероприятии, не скажи мне коллеги-журналисты из местных изданий, которым пришли приглашения посетить его. Ни объявлений на улицах, ни сообщений по радио о мероприятии в городе не было. «Опять коммунисты без всякого толку сопли жевать будут, – резко, но по сути прокомментировала приглашение девушка-журналистка из поколения «Пепси». – Не пойду, хоть нацики и уроды».

В самом Дворце молодежи, где было намечено проведение общественного трибунала, никаких его опознавательных знаков не было. Вроде бы и серьезное, судя по заявкам, мероприятие, а тут какая-то чуть ли не корпоративность секретная соблюдается. Тем не менее, зал был полон. Почти половину его занимали приведенные добровольно-принудительно курсанты мореходки в белых матросках. Остальные – люди преимущественно преклонного возраста. Среди них мелькали представители обкома и райкомов Компартии, а за всем этим хозяйским глазом наблюдала нардеп от КПУ Екатерина Самойлик. Несмотря на наличие в зале партийных боссов, в списке инициаторов трибунала их почему-то не было. Там были сплошь общественные организации. Правда, затесался в список и Ленинский комсомол Украины в качестве дочернего предприятия КПУ. На сцене расположились председатель трибунала, несколько судей, общественный обвинитель и секретарь. Было даже предусмотрено место для защитника – его было предложено занять любому желающему, но таковых не нашлось.

Женщина-обвинитель дежурно оттарабанила с бумажки пространный текст с множеством эмоционально окрашенных эпитетов в адрес безликих фашистов и сведений, известных всем, кто не прогуливал уроки истории в советской школе, сдобренных кое-какими местными подробностями. После был продемонстрирован (надо отдать должное авторам) мастерски снятый и смонтированный видеофильм о событиях 9 мая во Львове: кадры со срывающими георгиевские ленточки с людей «патриотами», толпа, кричащая «Ганьба!» и толкающая пытающихся пройти сквозь нее ветеранов, вырванный из рук российского дипломата венок – все это по накалу резко контрастировало с речью обвинителя. После этого из притихшего зала к трибуне стали подниматься свидетели. Председатель сельсовета и лидер комсомольской организации отделались дежурными лозунгами, историк добавил цифр, а взволнованным ветерану войны, представительнице еврейской общины и бывшему узнику концлагеря договорить так и не дали, видимо, превысили они лимит времени. В Нюрнберге трибунал почти год заседал, а тут надо в час-полтора уложиться. Выходной ведь! Да и председателей райкомов еще собрать надо, дабы от рук, то есть линии партии, не отбились.

Возникло стойкое ощущение дежавю – то ли пионерская линейка в канун 9 мая, то ли политзанятие в армии на тему «агрессивного блока НАТО», то ли собрание трудового коллектива в знак солидарности с жертвами апартеида в ЮАР… Что-то вроде «будем митинговать, пока Луиса с карнавала не отпустите». В общем, очередное палочно-галочное действо – сказали вроде бы правильные слова, а потом разошлись и забыли. Не было во всем этом искренности, зато дежурной показухи – предостаточно. Может быть, поэтому и игнорировали местные СМИ все это? Упоминания о трибунале удалось найти только в двух источниках: в местной Интернет-газете с нелицеприятным комментарием о бестолковости происходящего с комментариями национально-озабоченных граждан, а также в статье одной из малотиражных местных газет. Насколько позволяет мне судить опыт, от нее за километр несло заказом. И фразы опять дежурные, и украинский язык в этом русскоязычном издании только для материалов на правах рекламы используется.

А теперь перейдем к приговору трибунала.

Первым пунктом в нем значится «Требовать от Президента Украины, Верховной Рады, Кабинета Министров Украины законодательно запретить пропаганду нацизма в Украине». И приурочено это, судя по всему, к поданному 22 февраля главным коммунистом страны Петром Симоненко и его товарищем Валерием Бевзом по партии законопроекту, которым предусмотрена ответственность за пропаганду нацизма и фашизма. Голосую двумя руками «за»! Это скажет любой здравомыслящий и объективно воспринимающий реальность человек. Но, как выясняется, не все так просто. Если копнуть в недрах Верховной Рады на глубину хотя бы последних трех лет, то можно обнаружить, что это не единственный подобный законопроект. Всего на неделю позже коммунистов с инициативой ввести ответственность за пропаганду тоталитарной идеологии и практики нацизма, фашизма, а заодно и коммунизма выступил Вячеслав Кириленко из блока «Наша Украина - Народная самооборона». 15 января 2009 года регионал Вадим Колесниченко предлагал проект закона о запрете реабилитации героизации фашистских коллаборационистов 1933-1945 годов. 20 октября 2009 года регионалы Олег Царев и Дмитрий Шенцев подготовили проект закона об основах предупреждения и противодействия пропаганде нацизма и фашизма в Украине. 12 ноября еще один регионал Юрий Мирошниченко разработал проект закона о запрещении пропаганды фашизма и нацизма в Украине. 19 марта 2010 года Сергей Терехин из БЮТ решил привлекать к ответственности за пропаганду фашизма, нацизма, коммунизма, сексизма, то есть дискриминации по половому признаку и других тоталитарных политических течений, ограничивающих свободу человека. Ни один из этих законопроектов не прошел, будучи «зарубленными» юристами Главного научно-экспертного управления, либо вернувшись на доработку и сгинув в недрах профильных депутатских комитетов.

Как видим, коммунисты не являются лидерами в деле попыток законодательной борьбы с фашизмом и нацизмом. Впрочем, помимо упомянутого законопроекта о запрете пропаганды нацизма и фашизма, Петром Симоненко 11 марта 2010 года был подан одноименный проект, который тоже не прошел юридической экспертизы. Лозунгами с трибуны здесь не отделаешься, юриспруденция иной раз по точности алгебру напоминает. Примечательно, что в этом году главный коммунист страны наступил на те же «юридические грабли», и претензии экспертов к его законопроекту были теми же самыми. Неужели за целый год нельзя было сделать «работу над ошибками»? Вот тут-то и напрашивается вывод, а не является ли очередная законодательная инициатива коммунистов просто симуляцией активной борьбы с проявлениями нацизма в Украине?

Самым главным «гвоздем», вбитым в труд Симоненко в очередной раз, стало то, что «пропаганда взглядов или идеологии, которые составляют понятие фашизма и нацизма», вполне подпадают под существующую статью Уголовного кодекса Украины, а именно 161-ю. Причем предусмотренное ею наказание на порядок жестче, чем предложенное коммунистами. Так почему бы, уж если позиционируют они себя борцами с нацизмом и фашизмом, не заняться им в первую очередь тем, чтобы эта статья Уголовного кодекса действительно работала. К примеру, в 2009 году во Львове с разрешения депутатов горсовета было установлено 20 лайт-боксов с символикой дивизии СС «Галиция», под Бродами Украинской Народной Партией, Конгрессом украинских националистов, Народным Рухом Украины и Всеукраинским объединением «Свобода» в честь нее установлен памятный знак, сооружен памятник дивизии СС «Галиция» и во Львове.




Перечень подобных проявлений пропаганды фашизма можно продолжить, и займет он не одну страницу. Но вот вопрос – какие действия в рамках действующего законодательства, кроме дежурных гневных сотрясений воздуха, предприняли современные наследники Ильича?

Следующий пункт приговора – «обратиться к Главе государства с просьбой отменить Указы Президента Украины, которыми было присвоено звание Героя Украины пособникам фашистов Бандере и Шухевичу». Требование уместное. Но подобное обращение в то время, когда еще идут судебные процессы по поводу отмены их «геройства» – еще одна симуляция активной борьбы с фашистским наследием. И инициаторами этих процессов стали отнюдь не коммунисты. Вместо этого они занимались сотрясением воздуха. Есть и еще один немаловажный момент: Степан Бандера и Роман Шухевич – не единственные активно сотрудничавшие с Третьим Рейхом «официальные национальные герои». В 2008 году указом тогдашнего Президента Украины Виктора Ющенко звание Героя Украины было присвоено «любимому бандуристу Гитлера» Григорию Китастому, а еще в 2002 году милейшему до толерантности Леониду Даниловичу полюбился президент Карпатской Украины Августин Волошин, создавший это государственное формирование Закарпатья «под охраной Немецкого Рейха», как он сам писал своему идейному вдохновителю Адольфу Гитлеру. Тут-то как раз полная свобода действий – хоть Президенту пиши, хоть в суд обращайся. Вот только организаторы трибунала настолько глубоко изучили этот вопрос, что даже имен таких, как выяснилось, не знали.

Продолжим. «Осудить героизацию вояк ОУН-УПА, исполнить решение Нюрнбергского трибунала по отношению к этим бандитским группировкам» – прозвучало в приговоре общественного трибунала. Осуждение героизации в свете противодействия нацистской идеологии можно только приветствовать. Но здесь опять полумеры на уровне трибунных лозунгов и ни слова о том, что экс-президент Ющенко 14 октября 2007 года подписал указ о признании ОУН-УПА воюющей стороной во Второй мировой войне, и, как следствие, никаких действенных шагов, направленных на его отмену. А что касается Нюрнбергского процесса, то здесь еще интереснее. Дело в том, что о плотных связях оуновцев с Третьим рейхом неоднозначно свидетельствовали бывшие руководители абвера Лахузен, Штольце, Лазарек, Паулюс. К слову, Паулюс указал, что «кроме групп Бандеры и Мельника, его пункт абвера, а также командование 202-й группы абвера использовали Украинскую греко-католическую церковь». Работу с украинскими коллаборационистами курировал лично адмирал Фридрих Вильгельм Канарис. В материалах Нюрнбергского трибунала ОУН-УПА фигурирует в качестве одной из коллаборационистских сил в оккупированной Европе, однако в приговоре не упоминается. Вот тут-то и открывается широчайшее поле деятельности для украинских коммунистов – исправить эту недоработку, инициировать процесс над ОУН-УПА и юридически закрепить за ними статус «бандитских группировок». Однако делать это они почему-то отнюдь не спешат…

Постепенно подбираемся к кульминационному моменту – «запретить деятельность националистической Всеукраинской организации «Свобода». Резонно. Здесь опять проголосуем «за»! И снова обеими руками. Но здесь есть очередное «но». Закон Украины «Об общественных организациях» остается пока еще хоть и принятым за основу, но проектом. Пока же все это продолжает регламентироваться Законом Украины «Об объединениях граждан». И если бы организаторы трибунала догадались его хотя бы полистать, то узнали бы, что ликвидировать общественное объединение, коим является «Свобода», может только суд по представлению легализирующего органа, то бишь Минюста или прокурора. Свой же приговор трибунал адресует Президенту, Верховной Раде и Кабмину. Вот и получается еще один яркий, громкий, но все же пшик.

И в заключение: «В случае невыполнения предвыборных обещаний оставляем за собой право сбора подписей за проведение референдума об отмене преступных Указов экс-президента Ющенко, запрещения нацизма в Украине». Тут совсем интересно получается. «Оставляем за собой право», а вовсе не начнем сбор подписей. Правом можно воспользоваться, а можно и нет. Так сказать, у каждого есть право на право. И ожидать инициативы о проведении такого референдума от коммунистов вовсе не стоит. Почему? Потому что у них уже была возможность это сделать. Но этой возможностью они даже не попытались воспользоваться. Впрочем, объяснение этому лежит на поверхности. Просто «узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа». Да и на роль спящего Герцена в нашей действительности претендентов тоже нет. А посему в разведку с украинскими коммунистами я точно бы не пошел.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале